Два названия
(Дицентра)

(серия сказок "Из жизни сада")

На окраине одного городка расположилась небольшая усадьба. Она стояла отдельно от остальных, но примечательна была не этим – издалека усадьба напоминала большой цветник. Ни один путник не мог преодолеть желания подойти поближе и полюбоваться роскошью цветов. Подойдя к пышной зелёной изгороди, усеянной цветами клематисов, любопытный путник видел воистину прекрасную картину: вдалеке стоял небольшой домик, крытый темно-красной черепицей, с решётчатыми окнами и резной дверью. Перед окнами дома расстилалась уютная зелёная лужайка с рассыпанными на ней весёлыми цветами маргариток и фиалок, к двери вела дорожка, вымощенная плоскими камнями. Стены дома укрывал густой плющ, а из длинных цветочников, расположенных под окнами, жёлто-красно-оранжевым каскадом ниспадали цветы настурции. Но особенно замечательным был сад вокруг дома. Каких только цветов тут не было! Простые полевые и диковинные заморские цветы росли рядом, дополняя и подчёркивая, красоту друг друга.

Диалог в тиши ночи
Вот кто может объяснить? Вышел на пенсию! Спи — не хочу. Так нет же, мало того, что вскакиваю не свет, ни заря, так ещё и среди ночи, глазами лупаю в потолок. Купил себе хитрые такие часы, с проектором. Чтобы прямо перед носом цифры высвечивались. — Ночь кромешная, без пятнадцати, пол второго. Дрыхни, пенсионер, дворового значения. Пытаюсь овец считать. Прошло всё стадо. Перешёл на коз. Думаю, если и эти домашние животные, вида парнокопытных из рода горные козлы, семейства полорогих закончатся, то придётся бурёнок кликать. Там глядишь и солнце взойдёт.

Директриса (отрывок из романа)
Судьбе было угодно, чтобы я регулярно приезжал, прилетал или приплывал в этот неповторимый город, на Неве. Сколько о нём написано и сказано - не счесть. Каждая улица и двор запечатлены мастерами пера и кисти. И «куда мне, с пыльным, мельничным ры..! Лицом. Да в их калашный ряд».
Однако сегодня «вашему покорному слуге» надлежит прибыть в контору, расположившуюся на улице имени Пролетарской Диктатуры. До революции улица носила более конкретное название- Лафоновская. В честь той первой, в никогда не снимаемом чепце. И без которой наша культура, весьма вероятно, могла бы оказаться иной.

Кот поэтессы. Тяжелая жизнь теноров.

— Понимаете ли уважаемая соседка.- Дородный мужчина в домашних тапочках переминался с ноги на ногу и теребил в руках коробку дорогих импортных конфет.- Просьба у меня к вам, деликатная. Можно сказать, интимного характера.

— И этот туда же - подумала поэтесса, отходя в сторону и пропуская гостя.- И чего эти мужики во мне нашли? Внешность обыкновенная. Фигурка, да. Фигурка, как у девочки на выданье. Ну и талант конечно, этого не отнять. Она мельком оглядела себя в зеркале. Поправила причёску и пошла за гостем.

— Вам чаю или кофе? - Хозяйка легонько подтолкнула мужчину в сторону кухни.

Елена Руни
Александра, Птицелов, Бричмулла и Паоло...

Когда я жила в общежитии Мурманского пединститута, на нашем маленьком проигрывателе ( нашем- это Надюшки Малеевой, и кто бы мог подумать, что именно она останется работать учителем до сих пор, а я подамся вначале в психологи, потом на телевидение, а потом вообще в испанскую кулинарию) до дыр заигрывались пластинки с песнями Никитиных, Дольского, Таривердиева, Окуджавы, слова которых мы знали практически наизусть. Антонов был уже выражен слабее, парой пластинок всего, а Машина Времени пришла позже: вместе с субтильным, но очень тогда крутым кассетничком Романтика. Из Никитиных чаще мною пелись три песни , они же и врезались в память: Александра, Птицелов, Бричмулла.

Пушкин и Петрович

В жаркий майский день на ступени Горнопромышленного лицея поднялся пожилой человек с небольшой дорожной сумкой. Он внимательно прочел вывеску на двери и заглянул в открытое окно. Никого там не увидев, зашел внутрь, столкнувшись у входа с мужчиной в белой рубашке.
– Ты куда это, мужик, направился? – бесцеремонно преградил тот дорогу, – если ищешь кого – так у нас каникулы, а если поступать надумал, так ты уже старый. Ха-ха-ха!
–- Я хотел бы видеть директора, – вежливо улыбнулся незнакомец.
– Ну, я директор. Дальше что?

Виктор Некрасовский Луганск

УНДИНА

Но все, что было в душе еще не смято.
Упреков нет у меня, тебе скажу: «Счастливый путь
Не надо вспоминать любви, ушедшей без возврата,
Былого все равно уже нам не вернуть.

Да, к прошлому уже не ждать возврата.
Не ждать душе моей весенних гроз.
Как в море корабли мы встретились когда-то
И также разошлись без слов и слез.

Владимир
Спектор
А я в душе – всё тот же ученик…


* * *

Сирень парит над садом,
Взмывая в небеса.
И кажется, что рядом
Вершатся чудеса.

И у судьбы в запасе –
Ещё пять лепестков.
В несбыточное счастье
Поверить я готов.

Не бывает в жизни случайностей

Не бывает в жизни случайностей,
И ничто не проходит в ней зря,
Избежать стараемся крайностей,
Но никак не уйти от себя.

И когда мы стоим растерянно
Перед дверью судьбы каждый раз,
Понимаем, что все это временно
И что дверь отворится для нас.

Стихи о любви
Виктор Мостовой

Мостовой Виктор Михайлович родился в г. Кадиевке (ныне Стаханов) в 1952 году. Автор 12 поэтических сборников: «Очаг», «Лепестковый звон», «Трасса жизни » и др. Член Межрегионального Союза писателей Украины с 1993 г и Конгресса литераторов Украины. Лауреат литературных премий им. Олега Бишарева и Бориса Горбатова, лауреат Всероссийского конкурса «Звезда полей - 2003», проводимого Московским центром по пропаганде творчества поэта Н. Рубцова

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню