Наталья Мавроди
Улыбки, встречи, расставанья

***
Улыбки, встречи, расставанья,
Движенье рук, сиянье глаз,
Как мимолетное признанье,
Как объясненье каждый раз.
Нам мало, в сущности, и надо
Среди житейской суеты,
Чтоб кто-то был душою рядом
И чтоб о ком-то думал ты.
Чтоб не остыло, не погасло
То чувство теплое в тебе,
Иначе все тогда напрасно
Происходящее в судьбе.

Таинство опавшего листа
Наталия Мавроди

***
И этот спасительный дождь,
И мыслей несдержанных вьюга,
Догадок пронзительных дрожь
И циркуль Вселенского круга…

О, как это всё удержать?
Хотя б на чуть-чуть, на мгновенье.
В ладонях, как птицу, зажать
Почувствовать чуда биенье.

Расстаться с безумьем оков,
Терзающих мысли и чувства.
И вымолить кружево слов,
Отмеченных знаком искусства.

 Наталия Мавроди

Снежка
Сказка

Апрельское солнце заботливо согревало город. Оно старалось не пропустить ни одного листика, ни одной травинки. На деревьях среди недавно распустившихся нежно-зеленых листьев щебетали птицы, на бордюре возле подстриженного газона грелись на солнце мелкие жучки. Лица прохожих, даже тех, которые шли торопливо, были по-весеннему красивыми: солнечный свет растворялся в их глазах, и они от того становились теплыми и лучистыми.
И только одна фигура нарушала эту чудесную картину. На тротуаре перед большим магазином сидела грустная маленькая Cобачка. Она была белой, как снег, с черным носиком и такими же черными глазками. Мимо проезжали машины, проходили люди, но Cобачка этого не замечала. Человек, у которого она работала, уехал. И она осталась без дела и без еды.

Наталия
Мавроди
На хрупкой грани меж добром и злом… поэзия

* * *

Взрослея, мы, увы, меж тем,
Теряем свойство удивляться,
Мешают стены из проблем
Нам с беззаботностью смеяться.

Мы в меру сдержанны, строги,
Боясь казаться чудаками,
В ущерб себе слепы, глухи,
И так скучны, что стонем сами.

Наталия Мавроди

Гинкго-Билоба

Поезд двинулся вдоль перрона. Медленно, плавно. Марине, показалось, что это не поезд движется, а то, что за окном: лица, глаза, руки, – она смотрит, как в экран телевизора. Что это? Где она? Сашенька сидит напротив притихшая, прижав к себе куклу, как запуганный зверек. Она понимает, что маме плохо. Но почему мама так кричала и плакала?

Марина никак не может собраться с мыслями. Она едет с детьми на курорт. С детьми! Их должно быть двое. Она точно помнит: у нее двое детей. Где Миша? Под столиком стоит сложенная коляска. Где Миша? Цыгане. На перроне были цыгане. Они его украли! Господи, какая глупость! – она просто сходит с ума. Ничего не помнит. Гинкго-Билоба, где-то она читала, кажется так называется то африканское растение, лекарство для памяти. Ей только тридцать два, а она уже ничего не помнит. Гинкго-Билоба. Гинкго-Билоба. Нет у нее слишком тяжелый случай: Гинкго-Билоба помнит, а где сын – нет. Но где же Миша? Верхняя полка! Боже мой, как она могла забыть?! Конечно он там! А, если нет? Ей страшно поднять глаза и посмотреть.

Микола Тютюнник
Почерк Ангела

Рассказ
Иногда она присылала мне письма, и я долго и внимательно изучал её почерк, – почерк ангела во плоти, поражавшего всех какой-то неземной любовью к детям, причем – не только к своим, но и рожденным чужими и порой неизвестными ей людьми. Увы, почерк, по которому, как считают многие, можно определить характер человека, на мой взгляд, был заурядным: без каких-либо кокетливых завитушек, что, как утверждают графологи, выдаёт манерного, любующегося собой нарцисса, без необычно написанных заглавных букв, которые должны были задерживать на себе внимание читающего… Буквы были простенькие, заученные ещё в начальных классах средней школы. Строчки письма тоже достаточно ровны, не уходили вверх, не опускались вниз, что должно было свидетельствовать о простоте и добродушии глубоко уравновешенной натуры. То есть, судя по такому вот письму, – моя недавняя знакомая была довольно скромна, непритязательна и совершенно лишена различных амбиций. Не говоря уж о твёрдости характера или – не дай Бог! – жестокости.
В каждом письме она добросовестно описывала жизнь своей семьи, своих… двенадцати (!) детей, среди которых девять или десять были… приёмными!

Микола ТЮТЮННИК

ЛЕСОПОВАЛ
(Из жизни заключенных)
Памяти Юрия Лексакова,
колымского зэка
и донецкого шахтера

Лесоповал, этап идет до тупика и до упора,
Лесоповал, кругом тайга, она у нас за прокурора!
Из репертуара группы «Лесоповал»

Медвежонок был совсем маленьким, почти игрушечным. Он изворачивался, комично вертел головой, наверное, искал маму, но вокруг были только человеческие лица. Юрка Рыжий взял его под передние лапки да так и держал, словно крепенького щенка, на вытянутых руках. Держал и радостно рассматривал.

Сергей Кривонос (СП России, МСПУ, КЛУ), г. Сватово

Скрывала мгла растерянный рассвет
Конечно, дней моих капризных

Конечно, дней моих капризных
Окончится когда-то срок,
И сяду на пригорок с Жизнью,
Чтоб выпить с ней на посошок.

Все будет между нами просто.
Вздохнет бессонная трава,
И я вздохну, и вместо тоста
Скажу обычные слова:

— Спасибо, Жизнь, тебе по праву
За то, что скучной не была,
Что легкой, беззаботной славы —
К чему она? — не принесла.

Владимир КАЗМИН

Встреча. Рассказ

Необъяснимы свойства памяти: с одной стороны, в ней порой стираются огромные куски прошлого, из которых, возможно, складывается лучшая часть нашей жизни, а с другой– она иногда удерживает отдельные, казалось бы, ничем не примечательные эпизоды или даже мгновения, которые неподвластны времени, они живут в сердце яркой вспышкой, будто всё произошло только сейчас. Я расскажу об одном таком мгновении. Необъяснимы свойства памяти: с одной стороны, в ней порой стираются огромные куски прошлого, из которых, возможно, складывается лучшая часть нашей жизни, а с другой
У каждого, кто побывал на афганской земле, был свой миг встречи, миг первого знакомства. У всех это происходило по-своему, неповторимо. У меня это было так.

Іван СВІТЛИЧНИЙ

БІОҐРАФІЧНА ДОВІДКА
Іван Олексійович Світличний народився на Донеччині в селі Половинкине Старобільського району Луганської області 20 вересня 1929 року. Після закінчення середньої школи, в 1947 вступив на навчання на українське відділення філологічного факультету Харківського університету. Згодом, після закінчення університету, вступив до аспірантури Інституту літератури ім Т.Г. Шевченка. Навчався у відділі теорії, темою його кандидатської дисертації була теорія художнього образу.
Під час перебування в інституті літератури, опублікував ряд літературознавчих статей в періодичних виданнях.
Перший арешт 1965 р. та тимчасове помилування.
13 січня 1972 р. Івана Світличного було заарештовано. Вирок по звинуваченню в антирадянській пропаганді та агітації, що полягала у виготовленні та поширенні самвидаву, був – сім років таборів суворого режиму та п’ять років заслання.
Роки, проведені у тюрмах та виселках, підірвали здоров’я поета.
У жовтні 1992 року Івана Світличного не стало.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

 

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2019 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню