Юрий Цыганков-Серебряков - Л Ю С Ь К А

Юрий Цыганков-Серебряков

Л Ю С Ь К А
Ренате Глущенко

С первой минуты своего появления в квартире, Люська дала нам понять: кто в доме хозяин.
Она не спеша обошла все комнаты, осмотрела мебель, обои, сунула свой нос в каждый угол и улеглась на диване. Теперь стол в зале принадлежит ей, ей принадлежат сервант, секретер, шифоньер, книжный шкаф, и книжные, под самый потолок, полки. Да, еще и компьютерный столик теперь её.


Появлению Люськи предшествовал тяжелый недуг, постигший мою жену. Доктора, медицинские сестры, уколы, таблетки способствовали лишь временному и незначительному облегчению. Нужно было что-то отвлеченное, неординарное. О поездке к морю, на курорт не могло быть и речи.
- Папа, - позвонила мне дочь, - как ты смотришь, если я принесу вам кошечку. Малюсенькую, пушистенькую.
Звонок дочери, застал меня врасплох. Она знала, что я категорически против держания в квартире каких-либо животных, тем более котов и кошек. Мысли вихрем закружились в моей голове. Вспомнились не раз читаные материалы и рассказы моих знакомых о том, как кошачьи благотворно действуют на психику человека, улучшают его тонус, продлевают жизнь, излечивают от болезней.
- Ты что молчишь? – вывела меня дочь из задумчивости.
- Позвони маме.
- Звонила. Она сказала, чтобы я позвонила тебе.
Конечно, я и в этот раз был против всяких кошек, но состояние жены беспокоило меня и склоняло к тому, чтобы поступиться своим принципом, сменить своё убеждение. А вдруг и правда, кошка четвероногий лекарь?
- Папа, прояви милосердие, - упрашивала меня дочь. - Кошечка такая хорошенькая, всем нам очень нравится. Откуда она появилась, никто не знает. Мы её здесь кормим, жалеем. Ей нужна семья, квартира. Её бы взяли, но у всех дома свои кошки есть.
Веский довод дочери «проявить милосердие» подействовал на меня.
- Ну, приноси, - сказал я так, будто брал на душу тяжкий грех.
- Спасибо, папа! – обрадовалась дочь.
После работы она на минутку заскочила к нам, достала из хозяйственной сумки и опустила на пол драгоценный подарок – маленький чёрный пушистый комочек: - Это Люська! Посмотрите, какая миленькая!
Я ожидал какую угодно Люську, только не такую черную! Чёрная кошка – ведьма! Во всяком случае, так укоренился в нашем сознании отголосок народного фольклора. Что делать? Не выставлять же её за дверь, не обижать дочь.
Не сомневаясь в том, что мы безоговорочно примем котенка, дочь, в семье, которой вот уже не первый год проживает флегматичный кот Стасик, - дикарь! как я его называю, порекомендовала , чем кормить кошечку, как за ней ухаживать, что ей позволять и что позволять не следует.
Люська оказалась врожденным интеллигентом. Благородных кровей. Она приняла условия сожительства и приступила к нашему воспитанию.
Первые дни Люська в самом деле вела себя так, как об этом доводилось читать и слышать. Она ложилась на грудь или на бок моей жены, обнимала передними лапками, будто впитывала в себя ее недуг.
На кухне Люська появлялась только тогда, когда туда приходили мы. Она не крутилась под ногами, не выворачивала нам душу пронзительным мяуканьем, а после мягкого «мав-мав» терпеливо, широко раскрытыми глазами пронизывала нас насквозь.
- Покорми ребенка, - говорил я в таких случаях. – слышишь, она сказала: «ма-ма»!
К нашему удивлению, Люська отказалась есть молоко, сыр и всякую колбасу. Ее излюбленная еда – килька черноморская, которую жена отваривает и тщательно перебирает. Иногда Люська может позволить себе откушать сметанку.
Любители мороженого, мы однажды угостили ее пломбиром. Люська с удовольствием вылизала дно блюдечка и еще долго с умилением облизывалась. Так и пошло. Едва мы говорили: - Люся! Мороженое! – как она, где бы ни была, прибегала или степенно приходила на кухню со своим «мав-мав».
Всякий раз под утро Люська запрыгивает на постель моей жены, аккуратно ступая по покрывалу, подходит к уху своей кормилицы и не громким мяуканием будит её. Если кормилица отмахивается, Люска выпускает коготки .
Однажды, проснувшись, мы не увидели Люську на своём месте. Не оказалось её на кухне, в зале, на балконе.
- Люся! Люся ! – переполошились мы. – Люся!
Люся беззвучно выползла из-под кровати, лапки её не держали. Она попыталась что-то произнести, но на это у неё не хватило сил, из горлышка выдался какой-то хрип.
- Что с тобой, Люся! - подхватила жена на руки кошечку. – Ой, она заболела! Её носик сухой и горячий! – Вот твоё мороженое! - накинулась на меня жена. – Люся, мороженое! Люся, мороженое!
- Да нет, это она всю твою хворь в себя вобрала. – Каждый из нас остался при своем мнении. Но встревожились мы одинаково. Люська ничего не ела.
- Где вы так застудили котенка? – удивился кошкин доктор, померяв температуру Люськи. – Это же надо - сорок!
- Нет, не застудили. Мороженым накормили.
- Что-о-о? Мороженым? Вы с ума сошли! Разве можно! Мороженым!
Кошкин доктор приписал Люське пять болезненных уколов. Люська стоически выдержала их, хотя и кусала и царапала. Больно ведь! Слушая рассказы жены о поведении Люськи при уколах, я говорил: - Эта Люськина когтетерапия благотворно скажется на твоем здоровье.
Постепенно Люська пошла на поправку. К ней возвращалась её прыть и резвость. С разбегу она вцеплялась в портьеры и раскачивалась на них, оставляя следы своих когтей. У жены появилась новая забота: штопать поврежденные места .
В ответ на наши жалобы дочери, что Люська исцарапала углы кресел и дивана, слышали: - Подумаешь кресла! Да их вам давно пора выбросить, а диван купить новый. - Превращенные Люськой красивые обои в лохмотья, дочь советовала заменить.
Заприметив в кресле тигра, красивую, хорошо сохранившуюся, мягкую игрушку, купленную мной дочери, когда ей исполнилось два годика, Люська набрасывалась на него, как на свою добычу, хватала за ухо и, хотя он больше ее, легко втаскивала на диван, валила навзничь, царапала брюхо и морду, кусала за нос, тащила за хвост, падала на пол и каталась с ним по ковру, давая волю своим задним лапкам, пока тигр не надоедал ей. Тигра жена убрала подальше.
В конце каждого рабочего дня Люська терпеливо ждет меня у порога входной двери. Когда я задерживаюсь, она вопросительно смотрит на жену.
- Что так смотришь на меня? Откуда я знаю, где он ходит! Вот придет, ты его и спроси!
Или, едва заслышит звон ключей, как тут же срывается с места, где бы она ни была, и оказывается у двери.
Я еще не переступлю порог, а Люська начинает свой галдеж: Мяу, мяу, мяу…
Я сажусь на низкую табуретку, Люська запрыгивает ко мне на колени и, мурлыча, укладывается. Я глажу ее черную лоснящуюся спинку, бархатные лапки, за ушками, она жмурит глазки и, вытягивая мордочку, подставляет шейку.
- Твоим пушистым хвостом, Люська, можно весь подъезд заметать. И откуда он у тебя такой!
Однажды, Люська, как всегда, вскочила на стол и мурлыкнув улеглась на раскрытые страницы журнала. Я взял поясок и слегка и беззлобно хлестнул ее, крикнув: - Брысь! Люська перелетев на диван, плюхнулась в него и, вскочив, громко, дерзко, сверкнув фосфорическим взглядом больших округлившихся глаз, с вызовом, крикнула мне: - Мяу! – Не ожидая такой реакции, я рассмеялся, и тут же мне стало стыдно за свой поступок. Не заслуженно обидел Люську.
Люська очень умная кошка и руку на неё я больше не поднимаю.

Публикацию подготовила Л.Цай.
Цыганков-Серебряков, Ю. Л Ю С Ь К А / Ю. Цыганков-Серебряков [ Электронный ресурс ] // Свой вариант. – 2019.
Режим доступа: http://mspu.org.ua/prose/6410-lyuska.html

 

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

 

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2019 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню