Луганщина в лицах: Михаил Голубович

Родион Мирошник…Вспоминается один эпизод того периода, когда Михаил Васильевич работал начальником управления культуры Луганской областной государственной администрации. К нам приехала большая группа журналистов-киевлян; мы проходили с ними по коридору обладминистрации, и тут навстречу – Михаил Васильевич. Подошел, в своей манере – обнял, поцеловал, рассказал очередной анекдот, – и пошел дальше. Столичные гости, с изумлением: «Это был Голубович?!» – «Да». – «А что он тут делает?!»

То есть, огромное удивление вызвало, что настолько известный, легендарный человек – остается верен Луганщине. Что столь яркая личность, великолепный актер – просто живет здесь и работает; что в жизни он – открытый и крайне скромный человек, который трепетно относится к каждому, с кем знаком.

При этом, когда мы начинали работать над фильмом о Голубовиче, было крайне тяжело вытянуть из Михаила Васильевича какие-либо рассказы о нем самом, хотя бы с намеком хвалебности …

Поэтому сделать о нем фильм мы посчитали своим долгом.

Продюсер проекта Родион Мирошник

Михаил Голубович Киновед и кинокритик, кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник НИИ киноискусства РФ Евгений Марголит:

«Это одна из самых ярких украинских фигур, рожденных чудом, которое называется украинское поэтическое кино…»

Пейзаж украинского кинематографа на рубеже 50-60-х годов представлял собой зрелище в высшей степени печальное. Плоская высушенная равнина с абсолютно безликими фильмами и «среднестатистическими» актерами. Но в 64-м году на экраны страны вышла украинская картина «Тени забытых предков», ставшая прорывом, положившим начало такому уникальному явлению как украинское поэтическое кино. Его взрывная художественная волна открыла глубоких талантливых режиссеров, ярких самобытных художников, операторов, композиторов, сценаристов. И, конечно же, появились совершенно удивительные актеры, которые и стали лицами украинского поэтического кино.

Советский, украинский кинорежиссер, Народный артист УССР, Лауреат Государственной премии Украины имени Александра Довженко Николай Мащенко:

«Голубович – актор з божою іскрою, з божим талантом любити людей.... Природа йому, небо, батьки дали все: чарівність, щирість, інтелігентність, такий витриманий, врівноважений художній смак».

...Он появился на свет в маленьком городке Золотоноша Черкасской области, который незадолго до этого был освобожден от фашисткой оккупации, продлившейся целый год. В ноябре 1943 года в многодетной семье рабочего чугунолитейного завода Василия Голубовича родился сын, которого назвали Михаилом.

Послевоенные годы стали для Миши, как и для миллионов мальчишек и девчонок, временем Взрослого детства, в котором большие трудности шли рядом с маленькими радостями.

Вспоминает Михаил Голубович:

«…47-48 год. Была голодовка; занимали очередь за хлебом ночью. Мать займет очередь, а потом будит меня в 4-5 утра – у нее своих забот… И я иду стою в очереди, жду, когда хлеб привезут… Однажды вместо хлеба привезли пирожки с повидлом, горячие, и я их на все деньги купил – наелся этих пирожков… По сей день их не ем…

Еще помню, отец купил мне ботинки новые. А тут позвали хлопцы на футбол. Они все босые, а я что – буду в ботинках? Нельзя по правилам. И я их, связанные шнурками ботиночки, на дороге оставляю, а сам – играть…

Естественно, когда вернулся – ботинок не было. То до дому як прийшов, мене батько позвав у сарай, спитав, де боти… бере налигача і каже: «шоб ти помнив!!!» Врізав мені… Але так, не бив, а, як то кажуть, «дав понять«…

Трофейные кинофильмы… Заезженные пластинки… Клубные вечера самодеятельности… Теплый воздух искусства так был необходим огрубевшим за время войны душам людей. Особое же место в ряду эстетических предпочтений жителей маленького украинского городка всегда занимал театр.

Вспоминает Михаил Голубович:

«У нас ни в семье, ни в роду никого не было, чтоб с искусством были связаны. Но мне очень нравилось. Можно было и военную форму надеть…»

Зимы были суровые; и Михаил, по пояс в снегу, почти каждый вечер шел, с такими же энтузиастами, в холодный клуб: носили дрова, растапливали печь и репетировали… И в школе, где проводили вечера, он всегда был всегда организатором, запевалой. Голодная и скромно одетая ребятня постигала тайны театрального искусства, порой не замечая, как поначалу забавные переодевания, незамысловатые мизансцены и не до конца понимаемые монологи позже становились для них серьезным увлечением.

И потому, окончив школу, Михаил Голубович, не задумываясь, едет в Киев – поступать в театральный институт. Неудача на вступительных экзаменах не останавливает его, но дает неожиданный поворот в судьбе. Он становится студентом Одесского университета. Полгода осваиваясь на филфаке, он все же не видит себя в этой профессии, и понимает, что все это не его. Вернувшись в Золотоношу, Михаил устраивается на кирпичный завод, работа на котором была хорошо знакома ему – за годы нелегкого послевоенного взросления успел изучить. Позже он предпринимает еще одну попытку поступить в столичный вуз – и снова не проходит по конкурсу.

Рассказывает Михаил Голубович:

«И я тогда поехал в Гадяч, в Полтавской области такой маленький городишко. Поступил в культпросветучилище, там был дополнительный набор. А батько й каже: «Миша, треба йти робить…» Тогда мать болела. Ну вот я и бросил…»

Михаил ГолубовичМихаил снова возвращается в Золотоношу, устраивается к отцу на завод, работает молотобойцем, огранщиком, помощником заливщика. Но мыслей об искусстве не оставляет. И в 1963-м поступает в Киевский государственный институт театрального искусства им. И.К. Карпенко-Карого.

Став счастливым студентом актерского курса, Михаил Голубович попал в водоворот новых знакомств, занятий по мастерству, незабываемой жизни в театральном общежитии. Руководители курса сразу отметили в нем природную органичность, упорство и настойчивость в овладении непростой актерской профессией. Михаила они относили к числу перспективных студентов. Однако преподаватели кафедры хореографии так не думали, и поставили вопрос об отчислении Голубовича по причине его профнепригодности.

Вспоминает Михаил Голубович:

«Я поступил на курс Василия Ивановича Харченко – народный артист, профессор. Скибенко Анатолий Никифорович – старший преподаватель. Это были интереснейшие люди, удивительно талантливые. На втором курсе у меня были проблемы кафедрой хореографии. Я ж спортом занимался усиленно – борьбой, и поэтому был зажат. Когда меня звали, поворачивался всем корпусом, вместо того чтоб голову повернуть, так был зажат. Меня хотели отчислить, но преподаватели меня отстояли, за что я им благодарен».

Как и все студенты, он, естественно, мечтал попасть в хороший театр, играть главные роли. И такая перспектива была, ему мог позавидовать любой молодой актер, ведь Михаила Голубовича ожидало распределение в Чехословакию. Но из-за политических событий 1968 года выпусник остался без распределения, и совершенно не знал, сцена какого театра подарит ему столь желанный свет рампы и не с чем несравнимый звук подымающегося занавеса.

Рассказывает Михаил Голубович:

«В Луганске тогда две труппы были под одним руководством, художественный руководитель – Петр Сидорович Ветров. Вот он меня и пригласил сюда. Когда доехал, помню, до Коммунарска поездом, думаю: «Боже… куда я еду…». Оранжевые, зеленые дымы... А приехал в Ворошиловград – шикарно, солнце, прекрасно. Театр был на гастролях в Троицке, тогда туда летали самолеты. Я вылетел из Ворошиловграда на кукурузнике, маршрут был: Новый Айдар – Старобельск – Сватово – Троицк. …Был молодой, какое-то свое видение жизни, но меня коллектив очень хорошо принял».

С 22 сентября 1967 года он зачислен в Ворошиловградский театр. В том же году Михаил Голубович приобрел и первый киноопыт: сразу же после окончания института – сыграл в короткометражном фильме по новеллам Паустовского «Согласен навек». А в 1968 году молодой актер Ворошиловградского драмтеатра получил приглашение сниматься у известного уже на тот момент кинорежиссера Николая Мащенко. Работа у такого мастера в великолепном актерском ансамбле стала для Голубовича Школой Большого Кино и Творческого Содружества.

Вспоминает Николай Мащенко:

«Голубович – це моє одне з найбільших акторських відкриттів. І до нього в мене були акторські відкриття, непогані, славні, але Голубович – це особливо поталанило мені… Це справді значна дуже робота актора. Перша, і така значуща, уже тому, що він ще знімався в моєму фільмі «Комісари», а його одразу, побачивши в матеріалі, Юрій Лисенко запросив у свою картину грати Василя Порока, героя партизанського руху французького. Як казали критики і керівництво, у мене він грає бандита, а у Лисенка грає національного героя Франції».

Голубович, как говорят, «попал в обойму«: снимался каждый год, и даже в год по нескольку раз. Режиссеры смело использовали его фактуру и органичность, свойственные актерам школы украинского поэтического кино. Его герои словно вырастают из земли. И в смысле «Земли» – киноклассика Довженко, и в той же степени из земли – как национальной почвы. Они выглядят не монументами, но могучими деревьями, которые мощными корнями вцепились в эту землю и из нее растут. Удивительно органичная Пластика – пластика природной сущности – была отличительной чертой актера, на которую кинорежиссеры делали ставки.

В 1976-м, будучи с театром на гастролях в Новосибирске, Михаил Голубович получил сразу два предложения на съемки. Принять решение было не просто: на чаше весов с одной стороны была роль в немецком сериале, с другой – роль в фильме Романа Балаяна «Бирюк». В письме из Киева было указано, что режиссер не видит другого исполнителя этой роли.

Рассказывает советский украинский кинорежиссер, сценарист и продюсер, лауреат Государственной премии СССР, Народный артист Украины Роман Балаян:

«…Я взял Мишу. Потому что мне нужен был дуб…Он – олицетворение мощи этого леса, который на его глазах рубят, и который он должен защищать».

Однако ситуация в украинском кинематографе менялась, и далеко не в лучшую сторону – поэтика национального кино отходила на второй план.

Вспоминает Евгений Марголит:

«Он-то ведь пришел уже в конце 60-х, когда уже слышны были обвинения самые разнообразные… здесь особый драматизм судьбы Голубовича. Ему эту тему пришлось нести самому, через все препятствия, препоны, ища собственную возможность для выражения своей главной темы… Вот, как ни парадоксально, эта смена, в определенном смысле, пошла на пользу, потому что он в любой картине сразу же притягивает к себе взор. Вот как притягивает могучее дерево на совершенно блеклом невыразительном фоне… Он по-человечески талантлив; эта человеческая талантливость – она выпирает из любой его роли и делает событие. Я не помню ни одной его роли, не важно, хороший это фильм или плохой, я не помню ни одной роли, где Голубович был бы неинтересен».

…Когда в 90-х монолит советского кинематографа окончательно рухнул, под его обломками оказались студии, творческие мастерские и… сотни судеб людей Кино. В развалинах былой мощи кинопроизводства терялись имена режиссеров и художников, сценаристов и актеров. Приспосабливаться к ситуации, чтобы выжить или тонуть в депрессии, чтобы забыться – было не в правилах Михаила Голубовича. Избежать обезличивания Актеру помогли его Преданность делу, верность творческому содружеству и служение Зрителю.

Советский и российский актер театра и кино, кинорежиссер, заслуженный артист России, Народный артист России Евгений Леонов-Гладышев:

«Не хочу скрывать, есть среди нас коллеги, которые считают: я актер, я художник, я вышел, а это все народ, извините, толпа, и все, что я не брошу, они будут грызть. Вот я бросаю, а вы грызете. Глупости большие. Имею честь себя причислять к поколению Голубовича Михаила. Хоть я и помладше. Нас так учили, что именно этот зритель, этот народ тебя обувает, одевает, и если ты выходишь – и в зале три зрителя, то даже перед этими тремя зрителями, заплатившими деньги за билет, ты обязан работать. У Миши Голубовича есть такие же друзья, единомышленники... И нас связывает прежде всего взволнованность, озабоченность тем, что сегодня происходит с нашей профессией. Она в какой-то степени девальвируется. Мы всегда спрашивали, что играть в этом спектакле, о чем роль в этом фильме. А сегодня студенты спрашивают: Евгений Борисович, а сколько они платить будут? Да погоди ты об этом думать. Актерская профессия – это профессия перевоплощения, жить жизнью человеческого духа надо на экране».

Как и в профессии, так и в жизни у Голубовича за Словом всегда стоит Дело. Он может смело дать свое согласие на участие в дипломной картине начинающего режиссера, видя в нем творческий запал и оценив зрелость его замысла. Не продаваясь Золотому Тельцу, он отдаст предпочтение фильму, со слабым бюджетом, но полным художественного содержания. Он по-хозяйски умело будет строить Жизнь Своего Театра, сохраняя традиции и заботясь о будущем. В его гражданской позиции никогда не звучит фальшь. Говоря о проблемах, Михаил Голубович чаще произносит: «Я должен», отвечая на вопросы о достижениях, поименно с благодарностью начинает перечислять тех, кто ему помог.

Рассказывает Евгений Леонов-Гладышев:

«Миша, в отличие от многих наших коллег, не изменился. В хорошем смысле этого слова, не утратил какую-то внутреннюю человеческую цельность…»

Через десять лет после окончания театрального института Михаил Голубович получил звание Народного артиста Украины. Сыграл в более чем 70 фильмах, имеет несколько престижных актерских наград, звание почетного гражданина Луганщины. Но что удивительно – ни слава, ни звания, ни положение в обществе и культуре не изменили его. Он избежал свойственной многим известным людям болезни – звездной. Это дается только одной, самой высокой школой, которая именуется жизнь. Михаил Голубович – парень из украинской глубинки, упорством и старанием осиливший актерскую профессию, силой таланта прорвавшийся в мир театра и большого кино, сумевший на долгие годы оставаться узнаваемым и востребованным, никогда не облегчал себе жизнь успокоенностью и самодовольством.

У Голубовича, и на съемочной площадке, и на сцене, и в жизни невероятно высока степень ответственности за человека, который рядом. На съемках Бирюка он, исполнитель главной роли, полтора месяца носил на себе тяжелую кинокамеру, помогая тем самым менее крепкому, чем он, оператору. Став художественным руководителем Луганского областного музыкально-драматического театра, никогда не стеснялся перенести декорации, что-то починить. Во время съемок в картине «Пересохшая земля» и вовсе проявил свои отеческие качества, помогая молодому режиссеру справляться с первой в его жизни большой киногруппой. Михаил Васильевич всегда бескорыстно и искренне заботится о каждом, кому нужна помощь.

…Он родился в центральной Украине, на Черкасщине. Это его родина. Но своим домом Михаил Голубович считает Луганщину. Не один раз у него была возможность сменить место жительства и работу на более престижные, но так складывалось, что судьба и душа все равно возвращали его в Луганск. Он прикипел к этому краю, он болеет проблемами этих людей, ему приятно, что его знаю, уважают, ценят. Но народный артист Украины, лауреат премий союза театральных деятелей им. А. Бучмы, полный кавалер ордена За заслуги, кавалер ордена Знак почета 2-й и 3-й степени больше всего мечтает о том, чтобы к нему относились, как обычному человеку.

Луганщина в лицах: Михаил Голубович [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://xxivek.com.ua/article/4943.- Назв. с экрана

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

 

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2019 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню