20 июля 2014 года: трагические страницы истории Лутугинщины

20 июля 2014 года навсегда вписано в историю Лутугинского края как непреодолимый рубеж, разделивший жизнь мирных жителей на «до» и «после»: до того, как в жизнь Лутугинского района ворвался хаос украинской военной агрессии и разрухи, и после - когда с первой пролитой кровью на территории был попран не только закон, были растоптаны устои государственности Украина, и стало очевидным, что пришедшие на крови преступники, подогретые идеологией неонацистов, будут продолжать дальше лить кровь гражданского населения. Георгиевка, Роскошное, Ясное, Ореховка, Лутугино... Сколько жизней оборвалось в те жаркие июльские, августовские дни 2014 года!

Сегодня Лутугинщина, как и вся Республика, переживает сложный и одновременно героический период своей истории - период становления новых государственных структур и гражданского общества. Такая возможность была завоевана дорогой ценой - гибелью тысяч жителей Донбасса, потерей семейного очага, родного дома, мира на своей земле. В будущем историки еще напишут серьезные исследовательские труды, события двухгодичной давности будут обобщены, систематизированы, подвергнуты серьезной научной оценке. Сейчас же наша общая задача - содействовать увековечиванию памяти погибших участников народного ополчения и гражданского населения Лутугинщины; отдать дань уважения участникам народного ополчения, волонтерам, общественным организациям, которые помогают строиться и развиваться молодой Республике, возрождать ее экономику, культурную и социальную сферу; содействовать воспитанию подрастающего поколения в духе любви к своей малой родине, формированию у него чувства гордости и уважения к боевым и трудовым подвигам своих соотечественников.

Это повествование о безграничной любви наших жителей к своему краю, о любви, которая становилась тем сильнее, чем сильнее подвергался район уничтожению и разрушению. Это повествование о ненависти, о ненависти к тем, кто, вопреки всем нормам и законам права и гуманизма, развязал братоубийственную войну - не антитеррористическую операцию, как пытались ее представить киевские власти, не военный конфликт на Донбассе, как детерминируют наши события западные СМИ, - а именно войну, бездумную, беспощадную, ожесточенную и разрушительную, в которой теряешь близких и родных. Это повествование о войне, странной и страшной, необъявленной, абсурдной, гражданской, «гибридной», - как ни назови! - где основная цель конфликтующих сторон - собственное выживание или уничтожение противника. Это повествование о мире, о мире вопреки самой войне, о мире, который, несмотря на продолжающиеся военные действия, ежедневно строят тысячи наших граждан. Это повествование о героизме, о невероятном героизме и самопожертвовании, проявленным жителями Лутугинского района в эти страшные месяцы оккупации 2014 года. Это повествование для тех, кто был очевидцами кровавых событий, но еще больше для тех - кто узнает о трагических страницах истории своего края спустя время... Чтобы помнили, спустя годы, десятилетия, о тех, чей высокий полет души оборвала война, чтобы помнили о том, какой ценой завоевывается право жителей Донбасса на мирные рассветы и свободу будущих поколений.

ИЗ ДНЕВНИКОВЫХ ЗАПИСЕЙ ОЧЕВИДЦЕВ ОККУПАЦИИ ЛУТУГИНСКОГО РАЙОНА

Наталья Владимировна Бондаренко, 47 лет, г. Лутугино, вальцетокарь ГП «ЛНПВК»

Это было самое страшное лето в моей жизни. Кошмар начался с 26 июля, как раз в годовщину смерти свекрови. К нашему городу ( Лутугино с боями приближались отряды карателей. Начались ночные обстрелы города. С ужасом всматриваемся в окна на горящие крыши домов: «Где это? Кто погиб?». Под аккомпанемент жутких обстрелов, без связи, света, газа, воды мало кто вел счет дням. Людей поддерживала только вера. В каждом дворе многоэтажек - костры, на которых под обстрелами готовится нехитрая снедь. Не С стираются из памяти брошенные голодные животные, в спешке покинутые своими хозяевами на произвол судьбы, угрюмые, уставшие от бессонницы люди, вынужденные коротать каждую ночь в подвалах, бледные лица и расширенные от страха глаза детей... Улицы и детские площадки давно не слышат детского смеха... Война заставила ребят рано повзрослеть: они быстро научились отличать свист мины от разорвавшегося «Града». При первых звуках рвущихся снарядов все жители нашей пятиэтажки молниеносно; бежали в ванную, падали на пол, закрывая уши ладонями: кто-то из соседей подсказал так можно спастись от контузии и от осколков бьющихся от разрыва снарядов окон. Полтора месяца бесконечного напряжениями неустанно стучащая в сознании мысль, увижу ли завтрашнее утро?

Инна Щеткина, 21 год, п. Челюскинцев

Лето 2014 года осталось в памяти навсегда как самое страшное в моей жизни. Вой-на застала меня в пгг.Успенка-1. Мы своими глазами увидели бой, рвущиеся снаряды, стелющийся над поселком черный дым, бегающих по улицам людей в камуфляжах с автоматами. Раньше такое можно было увидеть только в кино, теперь это происходило с нами в реальности - жуткое зрелище. Страх застыл на лицах людей, плачущие дети, родители, винившие себя, что не смогли оградить их. С каждым днем население редело, но не все имели возможность выехать: кто-то не мог оставить дом, кто-то пожилых родителей, у кого-то не было средств. Для многих основным транспортом стал велосипед, автомобиль заправить было сложно - бензин достать невозможно. Чтобы разузнать о родственниках, мы изредка ездили на велосипеде из Успенки в Челюскинцев, а над головой свистели снаряды. Мобильную связь ловили с трудом, забираясь на бугор повыше. Днем выходили на улицу, а ночами приходилось сидеть в сыром подвале - под рукой деньги и документы. Животные боялись не меньше нас: при очередном взрыве скрывались в будке. Сколько было брошенных собак и кошек, они с тоской смотрели вслед идущему мимо - хотели быть хоть кому-то нужными, люди подкармливали, чем могли. Улицы пустовали. Утром открывался магазин, на пустых витринах - хлеб, которого на всех не хватало. Цены завышены в разы. Мы остались без средств к существованию, без электроэнергии, связи, газа воды Война не щадила никого, рушила осе на споем пути: у кого-то отнимала жилье, у кого-то жизнь...

Елена Федоровна Федоровская, пгт.Георгиевка, заведующая роддомом ЛРЦМБ (период боевых действий) 27 июля. Неделя прошла, как разгромили мой родной поселок Щорса (Георгиевка). Убили Е.П.Шурхно. Хоронили Фисунов (вернее - части тела), кума Третьякова, единственного сына Чистолинова. Что дальше?! Нет : ни света, ни воды в больнице. Дома - еще и газа. Ходили с Анной Александровной (зав. гинекологией) за бензином для «аварийки» - не дали. А охранник дал, причем бесплатно | (по своим связям нашел). Спасибо добрым людям. Нацгвардия в Лутугино, два дня накануне шли ожесточенные бои. В Лутугино есть разрушения по ул.Ленина, на Лутугинском 1 повороте. Хочется мира. Если в этой войне , погиб хоть один человек, эту войну нужно .остановить - мое твердое убеждение. Как? не вспомнить Достоевского: «Счастье всего мира не стоит одной слезы на щеке невинного ребёнка»!

1 августа. Ни о каком отдыхе нет и речи. Одна мысль-лишь бы не стреляли. Главный врач больницы запретила ездить на скорой - нет бензина. Буду ходить пешком. Два интерна должны приступить к работе. Приступят ли? Муж звонит из Харькова, плачет: хочет ? домой. В морге куча мала трупов. Живу в больнице. Хочу поехать домой с ночевкой, С первый раз за две недели. Что получится?

10 августа. Люди опустошенные, теряют человеческий облик, напряжение достигло , непостижимых пределов. Бомбят постоянно. Люди ломятся в автобусы по головам, стремятся выехать из зоны боевых действий. Нам нужно выжить и все восстановить. Полнолуние. Страшно. Когда полнолуние - всегда кровь. Мира и спокойствия - единственное желание. Дождемся ли? Наверное, нет...

19 августа. Спас. Умерла С.Н.Волкова из георгиевской второй школы. Раненую привезли в реанимацию: не перенесла, умерла на следующий день. Каждый день люди нуждаются в медпомощи: кто-то рожает, кого-то оперируют. Лекарств нет, перевязочных нет. С 26 августа. Провела кесарево по экстренным показаниям. Медсестер операционных пригласили из гинекологии, ассистировал хирург. Мальчик - 4 килограмма. Хирургия: оперирует раненых на «аварийке» - света нет. Те, кто ничего не делал в период боевых действий, отсиживался в стороне, наблюдая чем дело закончится, - почему-то имеет (имеет ли?) право судить ближнего: «Не судите да не судимы будете». Отец Александр: и матушка Елена возят в больницу хлеб и забирают белье в стирку. Война, как лакмусовая бумажка, проявила в людях настоящее, человеческое, вечное, и отринула - фальшивое, наносное, сиюминутно-эгоистическое Так было, есть и будет...

Ирина Анатольевна Аносова, 58 лет, с.Роскошное

Война в моем родном селе началась еще 9 июня: от обстрелов упал высоковольтный столб, который стоял на улице Железнодорожной. Улица Заречная, на которой я живу, осталась без света и воды, а спустя 4 дня не 3 стало света во всем селе. Как только слышали стрельбу или разрывы мин, жители села - прятались в подвалах. На улицу практически не выходили. Магазины закрывались, хлеба не было, выехать в город - невозможно. В то время, когда шли бои за Луганский аэропорт, у нас в Роскошном уже гибли люди. Кто бы мог подумать, что мы будем жить в подвалах. Мои сыновья работали в Луганском ЛЭО, ездили под пулями на работу, привозили нам хлеб. В Луганске воды не было вообще, люди стали падать в голодный обморок. Вместе с «односельчанами мы собрали все, что у кого есть (картошку, яйца, помидоры, виноград), и 3 мальчишки повезли в город людям, которым было труднее, чем нам.

За время оккупации мы научились различать, какое оружие работает - «Грады», минометы или танки. Помню, как вышли набрать воды, а над нами очень низко пролетели СУ-25. С перепугу кто-то упал там, где 3 стоял, кто-то прыгнул через забор. Несколько женщин, которые успели набрать воды, не ) бросили ведра, так как вода на вес золота. Самолет пролетел мимо, и мы поняли, что это «наш»: если бы был «чужой», никого не осталось бы в живых. Спустя время хлебокомбинат «Добродия» начал выпекать хлеб, а ребята развозили его по улицам. Несмотря на войну, мы начали заниматься консервированием овощей, пули уже были не страшны: человек такое существо, которое и в войну думает, что будет есть, если сейчас ничего не закрыть? Когда консервировала помидоры, осколок вражеского снаряда упал в рассол. Снаряд пролетел через наш участок и упал к соседям. Кушали тогда, когда у всех «перерыв» (укры не бомбят, а наши не отвечают).

С 1 сентября стало потише, но тишина 5 была переменная: кое-где стреляли, взрывались мины. 2 сентября получили первую «гуманитарку»: 2 кг гречки, 0,5 кг сахара, 3 банки тушенки, 20 пакетиков чая. Давали и питьевую воду, но мы ее оставляли горожанам, так s как в селе хоть какой-то источник воды есть. К тому времени денег практически не было, 5 стали разбивать копилки. Как только появилась связь, начали общаться с родными и друзьями, которые все это время вообще не знали, что с нами…

Война разделяет общество, она же его и сплачивает. Ощущение общей опасности, одна беда на всех, ежедневное преодоление трудностей оккупационного периода сплотили население Лутугинского района, способствовали его духовному единению. Мы были жителями ЛНР - пережив оккупацию, мы стали единомышленниками, соотечественниками, гражданами небольшого, но выстраданного в войне и лишениях собственного государства, за существование которого уже заплачена столь дорогая цена - по данным ООН количество погибших во время конфликта на Донбассе достигло восьми тысяч человек, большая часть из которых- мирные жители.

Валерия Гэлиздра, Юлия Ржевская

По материалам: Создание ЛНР и военные действия на Луганщине: сборник исторических источников: под ред.Т.Ю.Анпилоговой. - Луганск, 2015.

20 ИЮЛЯ 2014 ГОДА: ТРАГИЧЕСКИЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ЛУТУГИНЩИНЫ // Трудовая слава. – 2016. – 18 июл.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

 

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2019 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню