Главный город в судьбе

2019 06 11(Продолжение. Начало в №№ 27, 28,29,30,31,32,33,36,40).

В НАЧАЛЕ 30-х брянковские горняки поддержали патриотический почин шахтеров Донбасса о создании буксирных бригад, сыгравших большую роль в ликвидации отставания угольных предприятий. Поддержали не на словах на деле. Коллектив передовой в Брянковском рудоуправлении шахты «Краснополье» «взял на буксир» отстающую шахту № 17. Передовики практически помогали своим товарищам в организации труда, внедрении своего опыта. И уже через две недели отстающая шахта №17 вдвое увеличила добычу угля.

В январе 1932 года, участвуя в республиканском конкурсе на лучшую хозрасчетную бригаду и шахту, горняки шахты «Краснополье» только за один месяц увеличили выполнение плана угледобычи на 8,4%, по результатам конкурса коллектив шахты был отмечен дипломом.

На шахтах Брянковского рудоуправления создавались ударные бригады, в которые добровольно объединялись передовые рабочие, стремившиеся улучшить положение дел в своем коллективе. Их называли по-разному — и бригадниками, и ударниками. Они не просто отрабатывали свои часы, а вкладывали в эти нормированные часы никем и нигде не нормированное стремление к скорейшей перестройке нашего хозяйства.

Зажигали звезды над шахтными копрами последователи изотовского и стахановского движений Невзоров, Дремов, Гайбура, Измалков и другие (изотовское движение стало предвестником стахановского, еще в начале 30-х забойщик порловской шахты № 1 «Кочегарка» Никита Алексеевич Изотов также добивался небывалых выработок, согласно его методу достижение наивысшей производительности труда достигалось не только путем овладения передовыми методами производства, но и путем передачи опыта отстающим рабочим — Прим.).

То была эпоха удивительных подвигов. Незабываемое, чистое, возвышенное время. Темпы. Штурмы. Рекорды. И люди — быстрые, неутомимые, готовые к подвигу.

«В те годы почти все были стахановцами, — вспоминал участник стахановского движения Н. Курман.

— Я до 1935 года и смазчиком подъемной машины был, и коногоном, и обушком уголь рубил, и отбойный молоток освоил. В 33-м году меня кандидатом в члены Коммунистической партии приняли. Позже избрали парторгом участка шахты «Криворожская». Когда Алексей Стаханов дал вместо одной 14 норм, мы его почин поддержали. Коммунисты лозунг бросили: «Один—за пятерых!». И я тоже по 10—12 норм за смену давал. В то кипучее время мы с механиком Дмитрием Зиновьевичем Плохотиным рацпредложение внедрили: автоматическую смазку отбойного молотка, дающую возможность работать без остановки в течение смены. Когда Алексей Стаханов приехал к нам на шахту для обмена опытом, мы ему подарили такой молоток».

«Рекорды следовали один за другим: на суше и на море, во льдах и в тайге. Но как бы ни был дерзок человек в унтах полярника или шлеме летчика, газеты непременно помещали рядом с их портретами снимок человека с отбойным молотком на плече. И это было не случайно, потому что горняки дают стране уголь — хлеб промышлен-ности, потому что в шахтерском племени вырос такой богатырь, как Алексей Стаханов. И конечно же я, молодой горняк, старался работать по-стахановски, выжимая из отбойного молотка все, что мог, — рассказывал в свое время бывший забойщик шахты № 6-6-бис (будущая «Брянковская» — Прим.) Сергей Антонович Измалков. — К концу 1935 года, борясь за досрочное выполнение заданий, по-стахановски трудились более половины горняков Брянковского рудоуправления (создано 23 октября 1923 года, в его состав входили шахты Брянковского, Криворожского, Краснопольевского, Павловского, Орловско-Еленовскопо и других рудников—Прим.).

Хотя значение индустриализации я все же понял несколько позже, когда к нам в забой пришла первая врубовая машина. Она была похожа на утюг с двухметровым баром и стальными зубьями. Но, тем не менее, очень привлекла к себе внимание забойщиков. Вместе с врубмашиной вошло в обиход слово «механизатор». Среди первых механизаторов-новаторов были Жеваго, Трубицын, Кириков, Солодюк, Заблодский, Головко, Емельянов и другие комсомольцы.

Каждый горняк, умеющий работать на врубовке, становился как бы на более высокую ступень. Потому- то и я стремился к тому, чтобы научиться управлять агрегатом».

И мечта свершилась. По направлению шахты С. А. Измалков окончил производственные курсы, стал машинистом врубовой машины. Осваивал ее вдумчиво, изучая на ходу возможности техники, и даже подал несколько рационализаторских предложений по ее усовершенствованию.

«Люди ударно трудились не только на производстве, — говорил Измалков. — К субботникам готовились как к большому празднику труда. В день «красной субботы» на помощь горнякам, добывающим уголь, приходили комсомольцы, работающие на поверхности: подавали в забой лес, другие материалы, занимались ремонтом выработок и т. д. Заработанные на субботнике деньги тратились на приобретение литературы для библиотеки, помощь молодым матерям и другие нужды».

В августе 1940 года в связи с празднованием пятой годовщины стахановского движения забойщик шахты № 6-6-бис С. А. Измалков был награжден Похвальным листом Народного комиссариата угольной промышленности. В1941 -м мозолистые шахтерские руки С. Измалкова взялись за оружие. Сергей Антонович сражался в составе легендарной Шахтерской дивизии. Пехотинец Измалков с трехлинейкой в руках участвовал в обороне сел Чердаклы и Старая Корань, держал оборону на реке Миус. Здесь был тяжело ранен. После длительного лечения и учебы встал в строй пулеметчиком. В труднейших боях на Курской дуге — вновь тяжелое ранение. А после — заключение врачебной комиссии о непригодности к передовой. Измалкова направили на сталелитейный оборонный завод в Брянскую область. Отсюда он уезжал домой в начале первого послевоенного года. Его работа была оценена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Это не единственная награда. В 1958 году Измалкова вызвали в военный комиссариат и вручили самую ценную солдатскую награду— медаль «За отвагу», к которой он был представлен в боях на Курской дуге. Позже эти регалии пополнились медалью «За восстановление угольных шахт Донбасса», «За трудовую доблесть», орденом Трудового Красного Знамени и в ознаменование 40-летия Победы — орденом Отечественной войны. В числе ударников пятой пятилетки Сергей Антонович Измалков был награжден медалью «За трудовую доблесть», удостоен звания Почетного шахтера СССР.

В 1957 году Сергей Антонович имел право на заслуженный отдых. Но еще долгие годы он трудился в меру своих сил на подземных и поверхностных работах.

В ДОВОЕННЫЕ годы, кроме шахт, на Брянковском руднике действовали: рудоремонтный завод, выросший на базе центральных электромеханических мастер-ских, предприятия пищевой и легкой промышленности местного значения.

Рудоремонтный завод был построен на базе центральных электромеханических мастерских (когда- то на этом месте были сплошные болота — Прим.). В годы первых пятилеток был взят курс на механизацию всех процессов угледобычи. Мощностей небольшой мастерской не хватало, и она постепенно стала перерастать в завод. В 1936 году появился первый механический цех (именно этот год считается датой создания завода — Прим.). Первым директором был Георгий Михайлович Иванов. По воспоминаниям «рудремовцев», он постоянно был на производстве, очень внимательно относился к предложениям рабочих, заботился об уюте в рабочих банях, о тщательной подготовке заводских цехов к зиме.

«Первоначально завод представлял собой три небольших помещения, в которых располагались кузнечный и механический цеха, склад. Все остальное предстояло возводить самим, — рассказывал Георгий Васильевич Кара, который в те годы был первым секретарем парторганизации завода. — Взялись горячо. Сделали пристройку к механическому цеху. В начале завод ремонтировал шахтное оборудование, изготавливал горный инструмент, индивидуальное оборудование, крепежный материал.

В 1937-м отстроили литейный, без которого никак нельзя было обойтись, потому что литье привозили из Кадиевки. Затем расширили железнодорожные пути, построили еще один цех — металлоконструкций (в 1938-м сюда перевезли часть оборудования из кадиевских ЦЭММ), новый склад, контору. Не за один и не за два дня все это было сделано. Не хватало стройматериалов, различных деталей и людей. Не хватало и времени.

Организовывали субботники.

—Товарищи! Только что подали вагон с материалами. Срочно нужно разгрузить. Помогите! — прибегал я в какой-нибудь цех.

И люди шли. Разгружали, а потом возвращались в цех.

У истоков стояли Виктор Филимонович Гетманец, Тихон Демьянович Еремин, Иван Николаевич Ващенко, Иван Стефанович Олейник, Владимир Иванович Степушкин, Адольф Николаевич Волнянский, Афанасий Стефанович Скорик, Д. И. Ландик, И. В. Смолянинов, В. Е. Кочетков, Ф. Караичев, Н. И. Мурзе и многие другие.

Партийные собрания, на обсуждение которых ставились самые злободневные вопросы дня, проходили бурно. Клуб часто не вмещал желающих. Молодежь, как правило, усаживалась на полу. Никто не отпрашивался. Дела завода, дела партийной организации близко касались каждого. Поэтому и выступления были деловыми. Резко критиковали упущения, недостатки, вносили предложения. Причины недостатков — разные. В частности, на нашем предприятии не имелось ни одного инженера. Первый из них— Григорий Васильевич Калинин — появился в 1939 году. Через какое- то время пришел Павел Семенович Лебедев. Оба — энтузиасты. Они быстро снискали себе авторитет и уважение среди заводчан. Вступили в партию. Обоим им я давал рекомендацию. И очень рад, что они оправдали оказанное доверие.

Характерно, что решения, принятые на собраниях, считались законом. За выполнение их спрашивали строго. Никаких поблажек виновным. И в каждом решении один или два пункта касались комсомольской организации. Сам я в комсомоле с двадцать восьмого года. До избрания парторгом возглавлял комсомольскую организацию. И, конечно же, имел основания считать заводской комсомол своим помощником. Пассивных было мало. И в большинстве случаев именно комсомольцы пополняли партийные ряды.

К1940 году на территории завода появилась кочегарка, небольшой авто-гараж и конный двор, продовольственный магазин возле проходной.

Территория завода и цехов всегда отличалась чистотой, порядком, была тщательно огорожена и круглосуточно охранялась отрядом военизированной охраны. Порядки охраны были строгими: за «обыкновенное» перелезание через забор предусматривалась система строгих наказаний, вплоть до увольнения с завода сроком на 6 месяцев. За вынос деталей и материалов с завода—судебно-уголовное наказание.

Для рабочих «рудрема» был построен комплекс одноэтажных домов и двухэтажных корпусов.

Самым большим зданием Завадска была горнопромышленная школа (будущее СПТУ № 60). Любимым местом отдыха брянковчан и кадиевчан в довоенное время была Завадская балка и большой Вильхивский пруд».

ЗА ГОДЫ довоенных пятилеток (1928—1940) на территории Брянки вступили в строй две новые шахты, интенсивно проводилась механизация основных процессов добычи угля.

С целью развития Анненского рудника проводилась геологическая разведка месторождения. По материалам буровых работ 1929—1936 пг геолог С. А. Дудник составил «Геолотческий отзыв об участке Анненском» с оценкой запасов Алмазной свиты. На основе этого отзыва был составлен проект, и в марте 1938 года на территории бывшего анненского рудника началось строительство шахты «Анненская». Ее северные границы были определены работами шахт Краснопольевского рудника, а южные—утвержденным отводом треста «Коммунарскуголь».

Весной того же 1938 года на запасах Анненского участка была за¬ложена шахта № 16-16-бис артели «Горняк Донбасса».

23 января 1939 года шахта «Анненская» была принята приемо-сдаточной комиссией и передана тресту «Сергоуголь» для эксплуатации. Первым руководителем шахты был назначен И. И. Бандурин, главным инженером — С. А. Хейман. Рабочим проектом предусматривалась работа наклонной шахты до шестого горизонта с последующим вводом в эксплуатацию новой вертикальной шахты «Анненская-Глубокая». Ленинская геологоразведочная экспедиция проводила разведку ее поля, но работы были приостановлены в связи с грянувшей войной.

На шахтах созданного в 1940 году треста «Брянскуголь» работали 105 врубовых машин, 36 электровозов и много другой техники отечественного производства.

Широкое применение техники изменило характер труда шахтеров, способствовало увеличению угледобычи, которая за годы довоенных пятилеток увеличилась по сравнению с 1925 годом в три раза и превысила в 1940 году два миллиона тонн.

Поселок Брянского рудника значительно разросся, слившись с Лозовой Павловкой и поселками других шахт, и входил в черту Кадиевки. По переписи 1939 года здесь жили 36920 человек.

В 1940 году в поселке насчитывалось около двух тысяч новых жилых домов, было построено новое здание для райкома Компартии Украины и районного Совета депутатов трудящихся и райком комсомола.

Возникали новые улицы, целые поселки на шахтах «Анненская», № 1-1-бис «Криворожье», № 12 имени Дзержинского, в Завадске. Родились поселки Советский, Ленинский. На каждого члена горняцкой семьи в 1940 году приходилось в среднем 7,2 квадратных метра жилой площади, для несемейного — 6,7 квадратных метра, что в А—5 раз больше, чем в дореволюционный период.

Общая протяженность электролиний составляла 40 километров.

Были приведены в порядок старые бани, построены рынок, чайная, столовая, продовольственные магазины.

Появились прямые заасфальтированные улицы. Между Брянским рудником и Кадиевкой, а также ближайшими поселками курсировали автобусы.

На бывших пустырях пышно разрослась зелень садов, парков.

Развивалось и совершенствовалось медицинское обслуживание. В 1940 году в поселке и на прилегающих шахтах действовали 5 больниц на 690 коек. В них работали 40 врачей и 150 специалистов со средним медицинским образованием.

Значительные успехи были достигнуты в развитии народного образования. К 1940 году не только на территории Брянки, но и по всей области была ликвидирована неграмотность. В Брянке работали 6 средних, 2 семилетние и 8 начальных школ, в которых 280 педагогов обучали 6580 учеников. Глубокие знания давали учащимся преподаватели Кристина Прокофьевна Карпец, Александра Степановна Фуклева, Наталья Прокофьевна Карпец и др.

К услугам жителей было 8 клубов, 5 киноустановок. При Дворце культуры имени Октябрьской революции действовали кружки художественной самодеятельности: драматический, хоровой, танцевальный и другие. При клубах, на предприятиях, в школах работали 32 библиотеки.

Главный город в судьбе // Труд горняка. – 2016. – 12 окт. – С. 17, фото.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

 

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2019 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню