Вторые областные Краеведческие чтения

СОДЕРЖАНИЕ

  • Риб'янцева І.П. Краєзнавство на межі тисячоліть

ІСТОРИКО-КУЛЬТУРНІ ПРОЦЕСИ НА ЛУГАНЩИНІ

  • Аникина А.А. Взгляд на определение художественного образа народной вышивки Луганщины
  • Броднікова Н.Д. До питання про перебування Новгород-Сіверського князя Ігоря Святославовича на території сучасної Луганщини
  • Вихрова Т.В. Общие тенденции заселения нашего края в к. ХIХ-ХХ вв.
  • Кочережко Н.Я. Художник І. Їжакевич і Луганщина
  • Озерный И.Г. О Стрелецкой породе лошадей и привольных землях на р. Камышной
  • Приколота О.В. Формирование и развитие купечества в Луганске
  • Снегирев В.В. Луганск и ДКСР
  • Темник Ю.А. Луганские металлурги: к 200-летию металлургии Украины

ВИДАТНІ ПОСТАТІ ЛУГАНЩИНИ Х1Х ст.

  • Темник Ю.А., Андриенко В. Густав Гесс де Кальве
  • Бугаева Н.С. Почетные граждане города, что мы знаем о них?
  • Бровко О.О. Краєзнавчий аспект творчості Миколи Руденка
  • Воловикова Н.Н. Христина Алчевская
  • Лукінова Л.В. В.І. Даль — письменник, лексикограф, вчений
  • Макарова А.В. Жизнь и деятельность священнослужителей Луганщины к.Х1Х-н.ХХ вв.
  • Нежива Л.Л. Марія Загірня — письменниця і педагог на Луганщині
  • Петров В.В. Выдающиеся личности Луганщины ХIХ ст.: художники братья Степан Федорович и Иван Федорович Колесниковы
  • Тимченко Л.А. Забытое имя
  • Шептура Л.А. Строил академик А.Н. Бекетов

ПАМ'ЯТКИ ІСТОРІЇ ТА КУЛЬТУРИ ЛУГАНЩИНИ ТА ЇХ ОХОРОНА

  • Корнишина Л.П. Клад из села Подгоровка Старобельского района
  • Люлько А.С. О вкладных записях «Октоиха осьмигласного» 1666 г.
  • Неживий О.І. Літературні пам’ятки Луганщини проблеми збереження та примноження
  • Прынь В.М. Памятники сакральной культуры на Сватовщине
  • Чаплыгин А.И. Изделия палеолитического облика с местонахождения г. Рубежное
  • Черевко А.Е. Православные храмы XIII века на Луганщине

От составителя

В сборник вошли материалы, проведенных в 2000 году в ЛУНБ им. М. Горького вторых краеведческих чтений «Луганщина в пространстве и времени». Материалы чтений освещают малоизвестные страницы истории нашего края. Сведения об авторах предоставляются в контексте года проведения чтений.

Книга будет полезной научным работникам, студентам, краеведам.

 

***

Риб’янцева Інна Павлівна,
директор ЛОУНБ ім. О. М. Горького

КРАЄЗНАВСТВО НА МЕЖІ ТИСЯЧОЛІТЬ

Чистим і невичерпним джерелом духовності, моральності та культури сучасника є почуття любові до вітчизни, глибокої поваги до традицій народу.

Батьківщина для кожного з нас починається з тепла рідного дому, тихої материнської пісні, чистої, як краплина роси, рідної мови. І де б ми не були, де б не пролягали наші нелегкі життєві шляхи, думками і спогадами ми завжди повертаємося туди, де народилися. Для того, щоб любити свій край, потрібно його добре знати.

Сьогодні, в період духовного відродження, збільшився інтерес громадян до історичного минулого України. Доречно згадати слова легендарного Олександра Довженка: «Бідна і злиденна душа тієї людини, яка не має минулого, якій нічого почерпнути з криниці минулого». Та не менш значущим є слова Максима Рильського: «Рідну країну треба не тільки любити, її треба знати».

Луганщина... Земля продавньо-сива. Приходили сюди разом із сонцем наші пращури, плекаючи в душах і серцях споконвічні віру, надію, любов. Власну сутність, мету життя і мрії укладали вони у ті пам'ятки, котрі у всій своїй первісності дійшли до нас у назвах поселень: Богомолівка, Світле, Роздольне, Привільне. Це духовна візитка передана через віки у час нинішній. Любов прийшла цими земними долами, породивши творців і героїв. З цим прекрасним почуттям писав, відкриваючи для себе і людства наш край, Антон Чехов.

Відкрийте, пізнайте, захопіться й полюбіть Луганщину, як це змогли Борис Грінченко, Володимир Даль, Володимир Сосюра, Стаханов, Молодчий.

Щедра й багата покладами наша земля була в давнину і нині є притягальною для людей. Тут народилися, жили й живуть, творили й творять відомі на весь світ письменники: Всеволод Гаршин, Борис Горбатов, Михайло Матусовський, Микола Руденко, Іван та Надія Світличні, Владислав Титов, Василь Голобородько.

Луганщина пишається своїми артистами, музикантами, співаками, спортсменами.

***

ІСТОРИКО-КУЛЬТУРНІ ПРОЦЕСИ НА ЛУГАНЩИНІ

Аникина Анна Александровна,
искусствовед, гл. хранитель
Луганского областного
художественного музея

Взгляд на определение художественного образа народной вьшивки Луганщины

На территории Луганщины, как и по всей Украине, вышивка является наиболее распространенным и живым видом народного творчества.

Подтверждением этого является, прежде всего, музейные материалы и яркие экспозиции областных художественных выставок народных мастеров, где можно познакомиться не только с современной вышивкой, но и с более старинными ее образцами ХІХ-нач. ХХ вв.

Это уже дает возможность говорить о творческой преемственности поколений. Изучая исторические, социально-экономические процессы, проблемы энтогенеза, а также историко-археологические памятники нашего края, приходишь к выводу, что истоки духовной и художественной культуры Луганщины, как и всей Украины в целом, имеют свои глубокие корни. А это позволяет говорить о давно сложившихся традициях, которые не могли повлиять на развитие и определение художественного образа народного творчества нашего края.

Поскольку наш регион заселен сравнительно поздно и обусловлен неоднородностью этнического состава населения, народное творчество Луганщиныобрело самобытность, свой художественный образ, где проявились свои специфические местные особенности. Эти черты нигде не выявляются с такой полнотой, как в народной вышивке.

Вышивка Луганщины воспроизводит все исторические этапы народной художественно-изобразительной культуры нашего региона, начиная от исторически-сложившихся традиций через их взаимослияние, которые воплотились в современных оригинальных образцах.

Вышивка Луганщины - это художественный сплав переосмысления иконныхтрадиционных форм и образов этнически близких народов, это, прежде всего украинского и русского. Причем в этом большую роль сыграл декоративный орнамент, который признается одним из основных показателей этнических особенностей, той отличительной чертой, которая дает возможность выделять даже близкие друг другу этнические группы, и где выражена самобытность нашего региона.

Вышивка Луганщины является составной частью общеукраинской, однако ей свойственны и совершенно своеобразные местные особенности.

Основные цвета вышивки Луганщины – это традиционные сочетания красно-черных, серо-красных и реже сине-красных цветов, они также отличаются скромной, выдержанной в пастельных тонах разноцветной гармоничной гаммой. В вышитых художественных произведениях почти каждого района области преобладает цветочно-растительный и растительно-геометризованный орнамент, выполненный мелким и крупным крестиком, полукрестиком, а в первой четверти ХХ века узоры выполняются не только отдельными швами, но и сочетанием нескольких швов – стебельчатый с рушниковым. Также встречается вышивка, выполненная в технике художественной глади, о чем свидетельствуют сохранившиеся высокохудожественные памятники сакрального искусства /вышитые иконы, плащаницы и др./. Как свидетельствуют архивные материалы, во ІІ пол. ХIХ в. на Слобожанщине, в частности в Старобельском уезде, находился женский монастырь, который имел большой доход от "... изготовления монахинями риз для церквей, вышивание золотом и серебром..."

Орнаментельные композиции вышивок компануют архаические изобразительные мотивы "древа жизни", вазоны, мотивы традиционных троянд, лилий, ягод, виноградной лозы, листьев. Зооморфные мотивы представлены в основном в виде изображений птиц, петушков, павлинов, а также используются геометрические элементы: полосочки, ромбы, кресты, розетки.

Узоры нашей вышивки почти на всех видах изделий находятся в гармоничном соединении с кружевными ажурами и прозрачной мережкой, которые выступают как сопровождающий декоративный элемент, придающий изделию, не только легкость и благородство, но и обогащают декоративную выразительность вышивки. Кроме того, для большей декоративной выразительности вышивки, в частности, рушников и скатертей дополняется бордюрным орнаментом с имитацией бахромы или самой бахрамой.

Наблюдается также введение в орнамент словесных и сюжетных мотивов, присущих как украинской, так и русской вышивке.

Построение орнаментального комплекса вышивки компактно – ритмичными фризами, а иногда отдельными полосками.

На сегодняшний день сохранившийся художественный материал относительно народной вышивки восточно-украинского региона имеет немало белых страниц.

Но, несмотря на этот факт, основное направление в создании художественного образа луганской вышивки заложено в сохранившихся традиционных образах ХІХ - нач. ХХвв..Поэтому уже можно говорить, что развитие современной вышивки на Луганщине имеет закономерную связь с историко-художественным опытом нашего края.

***

Броднікова Наталія Дмитрівна,
асистент кафедри історії
та українознавства СУДУ

ДО ПИТАННЯ ПРО ПЕРЕБУВАННЯ НОВГОРОД-СІВЕРСЬКОГО КНЯЗЯ ІГОРЯ СВЯТОСЛАВИЧА НА ТЕРИТОРІЇ СУЧАСНОЇ ЛУГАНЩИНИ.

Чернігівське князівство займало чільне місце між князівствами Давньоруської держави. Воно було розташовано на лівому березі Дніпра, в басейні р.Десни. На думку багатьох дослідників, за рішенням Любецького з'їзду князів 1097 р. від нього відокремилось Новгород-Сіверське князівство.

Відомо, що в Чернігівській землі володарювали представники династії Ольговичів – нащадків Олега Святославича, одного з онуків Ярослава Мудрого. Сусідом Чернігов-Сіверської землі був Половецький степ. Княжі воїни проводили різну політику відносно степу: з одного боку вони брали участь у походах проти кочовиків, з іншого – складали союзи з деякими половецькими ханами. Половецькі орди були доброю політичною та військовою силою, яку постійно використовували чернігівські та новгород-сіверські князі. Військова міць половців головним чином була необхідна чернігівським князям у боротьбі

за київський стіл. Оскільки, "...той, хто володів Києвом, мав змогу використовувати в міжусобних чварах чорних клобуків, котрі являли собою значні військові сили..."

Після смерті князя Мстислава, сина Володимира Мономаха, приблизно з 30-х рр. ХІІ ст. настає доба феодальної роздробленості. Удільні князі, спираючись на місцеве населення, стали суверенними володарями своїх земель.

Нову спробу об'єднати Русь, головним чином Південну, було зроблено у 80-90х рр.

ХІІ ст. У цей час київським князем став глава Ольговичів – Святослав Всеволодич /з 1177/, а його співправителем на Київщині, Чернігівщині,Переяславщині в 1181 р. – Рюрик Ростиславич, з династії смоленських Мономашичів – Ростиславичів. Протягом 14 років правив цей дуумвірат у Південній Русі, в цей час припинилася кривава й виснажлива боротьба за Київ між князівськими династіями. Святослав Всеволодич та Рюрик Ростиславич продовжували справу Мономаха. Вони здійснили низку успішних військових кампаній проти половецьких орд /1184, 1185, 1187/. Результатом цих походів було вигнання половців на південний схід, до самого Дону.

Літопис Руський від 1184 р. повідомляє: "Прийшов був окаяний і безбожний, і треклятий Кончак із безліччю половців на Русь...". У цей же час київський князь Святослав Всеволодич зібрав війська всіх князів та рушив у похід. 30 липня під Ореллю він розбив Кончакові війська, причому до неволі потрапив сам хан Кобяк. Автор "Слова о полку Ігоревим" оспівує цю перемогу: "Святъславъ грозныи великыи кіевьскыи... наступи на землю половецькую...И падеся Кобякъ въ градъ Кіевъ, в гридницъ Святъславли. Ту нъмци и венедици, ту гръци и морава поютъ славу Святъславлю..."

1 березня наступного року руські князі знову перемогли під Хоролом Кончака, але останній у полон не потрапив.

Відомо, що після смерті Мстислава Володимировича деякі удільні князі здійснювали цілком самостійну політику. Так, наприклад 23.04.1185 р. новгород-сіверський князь Ігор Святославич рушив у самостійний похід, оскільки, як повідомляє автор "Слова...", він не прийняв участі в попередньому поході Святослава через несприятливі погодні явища. Літопис Руський повідомляє: "У той же час Святославич Ігор, онук Олегів, поїхав із Новгорода /Сіверського/... ,узявши с собою брата Всеволода з /города/ Трубецька, і Святослава Ольговича, синівця свого, з / города/ Рильська, і Володимира, сина свого, із Путивля, і в Ярослава /Всеволодича/ випросив він підмогу – Ольстина Олексича, Прохорового онука,з ковуями чернігівськими".

Метою походу було "поискати града Тьмутороканя, а любо испити шеломом Дону". Відомий дослідник Б.Шрамко підкреслює, що в ХІІ столітті Доном називали сучасний Сіверський Донець та течію теперішнього Дону від місця, де в нього впадає Сіверський Донець, до моря.

На думку багатьох дослідників, сухопутний шлях із Сіверщини до Тьмутаракані мав проходити через доріччя Сіверського Дінця...

В. Бєліков припускає факт існування біля сучасного Слов'янська другого Тьмутараканя, дідівщини Ольговичів, яку Ігор Святославич намагався повернути собі. Проте більшість дослідників вважають, що князі шукали шлях до Таманського півострова.

Проблематичним залишається і питання щодо місця знаходження річок Сюурлій та Каяла, де відбулися битви руського війська з половцями.

В.Г.Федоров у своїй праці наводить таблицю поширених теорій розташування цих річок. Зазначимо, що в п'ятницю 10 травня 1185р. русичі отримали перемогу над половцями: "...зустріли /русичі/ полки половецькі, що стояли на протилежному боці річки Сюурлію... Передні воїни-русичи били й брали /їх/ – (половців – Броднікова Н.Д.) у полон... набрали багато добичі".

Слід підкреслити той факт, що більшість дослідників в основу своїх досліджень поклали переклад татарського слова "Сюурлій", яке позначає: "злиття річок та повінь". На думку К.В. Кудряшова, битва відбулася на місці злиття Казеного та Сухого Торца; М.О.Аристов настоює, що це місце злиття Орелі з Орелькою; В.О.Афанас'єв говорить, що це місце злиття Должика з Каменкою (притока Сіверського Дінця); М.М.Карамзін – берег Донської протоки Сусати. Проте ще В.Н.Татіщев стверджував, що перша сутичка русичів з половцями у "Слові..." відбулася на р.Сууглі. В давні часи р.Орель мала назву "Угль". Іпатієвський літопис свідчить, що на р.Угль (або на р.Ерелі чи Орелі) відбувалися постійні зіткнення з половцями. Цю точку зору підтримали М.О.Аристов та В.Г.Федоров. На наш погляд, цікавою являється думка вчених: під Сюурелієм треба розуміти р.Гнилушу, що впадає в Самару. Крім того, околиця колись Довжикового Орловського, села, яке було засновано наприкінці XVIIIст. військовим отаманом В.П.Орловим /у1938р., – місто Шарипкине, а тепер Свердловськ Луганської області/ могло претендувати на місце першої битви князя Ігоря з половцями у 1185р. У цій місцевості також текла болотиста річка.

Відомо, що в неділю 12 травня відбулася друга битва війська Ігоря з половцями на р. Каялі. На думку багатьох дослідників (М.О.Аристова, М.В.Татіщева та К.В.Кудряшова (1 варіант)) під р.Каялою автор "Слова..." мав на увазі сучасний Кальміус. М.М.Карамзін ототожнював Каялу з Кагальником (Каяльником), В.О.Афанасєв – з р. Бистрою (притока Сіверського Дінця), О.В.Логинов – з р.Сухі та Мокрі Яли (поблизу верхів'я Кальчика). П.Є.Ваденюк припускав, що Каяла не географічна назва, а лише вигадка автора "Слова...".

В.Г.Федоров уважав, що під Каялою малася на увазі р. Кривель. Навскоси від кута, який з'являється від злиття Орелі з Орелькою, знаходиться р.Кривель, яка приймає частину вод Орельки. На його думку, слово "Кривель" має слов'янські корені, як і розташовані біля неї село Кривець та озеро Криве.

Сучасні дослідники підкреслюють, що сама Самарська Гнилуша знаходиться зовсім недалеко від Каяли /згідно з повідомленням автора "Слова..." /.

Мовознавці (К.В.Кудряшов у 2 варіанті маршруту) схиляються до того, що Каялою називали сучасну невеличку річку Макатиху, що під Слов'янськом. Слово "каяли" має куманські /тюркські/ корені та перекладається як "скеляста".

Дійсно, р.Макатиха швидка, там де круто падає вода, а під час весняної повені вона нагадує гірський потік. Біля Слав'янська було розташовано два озера /до наших часів залишилося лише одне/, які навесні затоплювали околиці. Тут знаходили наконечники стріл, шаблі, людські черепи. Цей факт дає змогу припустити, що саме тут половці розбили "полк Ігорев". "На ріці Каялі тьма світ покривала: по Руской земле просташася половци".

Слід зауважити, що найбільш вірогідними гіпотезами походження назв річок Каяла та Сюурлій можна назвати наступні:

1. Каяла та Сюурлій являються синонімами, тобто – це різні назви однієї й тієї ж ріки. Назви могли бути за своїм значенням загальними, мали однакову ознаку, але позначалися різними словами. Назва "Каяла" походила від слова "кияк, болотна рослина", тобто Каяла – "рясна болотними рослинами – осокою, кугою". Назва "Сюурлій" походила від слова "біле коріння куги, очерета", тобто Сюурлій – "багата очеретом". Слова ці мають тюркські корені.

2 .Каяла та Сюурлій – назви однієї ж ріки, але вони мають різні походження основ. Каяла – "рясна болотними рослинами, осокою, кугою". Сюурлій – багата безліччю мошкари.

3. Каяла та Сюурлій – різні ріки, які впадають у Дон. Основи назв – різні або однакові.

4. Походження назв річок Каяла та Сюурлія від наступних основ: Каяла – "скеляста, гірська".

Сюурлій 1 – "різка з волоком".

Сюурлій 2 – "багата рибою, чечугою".

Сюурлій 3 – "ріка, яка має розподіл, роздвоєння води".

Можна підкреслити, що варіант, який запропонували інженер Сибилев та

професор Кудряшов (2варіант) – Каялою могла бути р.Макатиха (під Слов'янськом) – заслуговує на увагу дослідників.

Література:

Бродникова Н.Д. Половецька політика чернігівських князів // Державотворчі процеси у кочовиків східноєвропейського степу. – Луганськ, СУДУ,2000. – С.72.

Бодрухин В.М. Особливості розвитку Чернігівського князівства // Сіверянський літопис. – 1998. – № 2. – С. 29.

Історія України /Під заг.ред.В.А.Смолія. – К.:Альтернативи,1997. – С.39.

Літопис Руський. – К.:Дніпро, 1989. – С.335.

Історія українського війська /Під ред. І.Крип'кевича. – Львів.:Світ, 1992. – С.110.

Слово о пълку Игоревъ // "Слово о полку Игореве" и его время / Под ред. Б.А.Рыбакова. – М.:Наука,1985. – С.408.

Літопис Руський. – К.:Дніпро, 1989. – С.336.

Слово о пълку Игоревъ. – К.,1982. – С.25.

Шрамко Б.А. Древности Северского Донца. – Харьков,1962. – С.332.

Бєліков В. Шлях до Тмутораканя // Літературна Україна. – 1985 – № 21 (23трав.)

Федоров В.Г. Кто был автором "Слова о полку Игореве" и где расположена река Каяла. – М.:Мол.гвардия.,1956.– С.60.

Літописні оповіді про похід князя Ігоря. – К.,1988. – С.183.

Федоров В.Г. Вказ праця. – С.68-69.

Лаврін П. На Каялі //Історія Південно-Східної України. – К.,Укр.видавнича Спілка,1996. – С.37-38.

Федоров В.Г. Вказ.праця. – С.60,72-75.

Отін Є. Гідронімія Східньої України. – К.:Донецьк,1977. – С.37.

Миловський О. Де пливеш ти,Каяла-ріка //Літературна Україна. – 1984. –7трав.

Баскаков Н.А.Река Каяла в "Слове" и река Сюурлий в русских летописях //"Слово о полку Игореве" и его время. Под ред. Б.А.Рыбакова. – М.:Наука, 1985. – С.246-247.

***

Вихрова Татьяна Валентиновна,
ведущий научный сотрудник
Луганского областного краеведческого музея

ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ ЗАСЕЛЕНИЯ НАШЕГО КРАЯ В к.ХІХ-н.ХХ ВЕКОВ

В 19 в. продолжалась аграрная и началась промышленная колонизация нашего края.

Главной причиной аграрных миграций в наш регион было наличие свободной земли и относительная малозаселенность. Это касалось, в основном, Славяносербского и Бахмутского уездов. Например, в местечке Ивановском Славяносербского уезда, принадлежащем Евгению Петровичу и Ивану Петровичу Штеричам, пашня составляла 4890 дес., а площадь сенокоса и "степи к пашне способной" – 5404дес., т.е. приблизительно половина свободной земли. /ЛОГА, ф.61,оп.1,д.16/. Старобельский уезд в середине 19 ст. /по ревизии 1858г. и церковному учету 1857г./ был сравнительно густонаселенным. Там проживало приблизительно 620 тыс.чел. Из них – 83,3% – украинцы, 14,2% – русские. Для сравнения: по тем же данным в Славяносербском уезде украинцы состовляли 76,2%, русские – 18,6%. Славяносербский уезд был более многонациональным: 0,1% населения составляли немцы, 3,4% –молдаване, 0,3% – евреи, 1,3% – поляки.

В первой половине 19 в. территория Славяносербского уезда заселялась преимущественно украинскими крестьянами. Основная масса крестьян пользовались самовольно захваченными землями: "тогда всяк пахал, где и сколько хотел". На душу приходилось десятин по 15, а в казну платили копеек по 20-30 с души.

На юг Славяносербского уезда /Чернухинская волость, села Чернухино, Городище, Ольховатка и др./ правительство переселяло государственных крестьян из различных селений Курской,Черниговской, Орловской, Каменец-Подольской губерний. Так как земли было достаточно, то ссор между поселенцами не было. Однако самовольный захват земли ограничивался местными властями.

В этот период продолжается помещичья колонизация края. Правительство раздает земли частным лицам в ранговые дачи с условием обязательного заселения их "в известный срок известным числом крестьян из Великороссии".

Новый толчок переселенческому движению был дан реформой 1861г. В общей сложности в результате реформы у крестьян было отнято 5 млн. десятин земли. Так, в украинских губерниях, которые дали большое количество переселенцев в Донбасс, "отрезки" состовляли: в Полтавской губернии – 30%, в Черниговской – 22%. За недельную землю крестьяне выплачивали выкуп с процентами. В пореформенное время быстрыми темпами росли недоплаты крестьян, особенно больших размеров они достигли в русских губерниях: Тверской, Рязанской, Тульской, Орловской, Казанской, Смоленской, что также вело к усилению миграции бывших помещичьих крестьян из этих районов, в т.ч. в Донбасс.

Значительную часть переселенцев состовляли также бывшие государственные крестьяне, которые были наиболее подвижной частью крестьянства, не будучи связанными ни временнообязанным состоянием, ни выкупными платежами как бывшие помещичьи крестьяне. Большое количество государственных крестьян проживало имено в черноземном центре Европейской России и на Левобережной Украине, что также сыграло важную роль в первенстве этих регионов в освоении Донбасса в целом и нашего края в часности.

Однако, во II пол. 19 в. привлекательным для переселенцев был не сам факт наличия свободной земли, т.к. самовольный захват земли переселенцами /так называемая "вольная заимка"/, уже стал невозможным. Землю нужно было покупать. Но наличие свободных земель обуславливало ее низкую цену. Наиболее дешовой была земля в Славяносербском уезде – 30 руб. за десятину /норма, устанавливаемая банком/. В других уездах Екатиринославской губернии – не более 40 руб. за десятину. Для сравнения в Полтавской губернии, Харьковской, Киевской и других густозаселенных губерниях стоимость десятины земли достигала 100-150 руб.

Таким образом, низкая стоимость земли в Славяносербском уезде и была главной причиной переселения сюда крестьян из губерний центральной Украины и центральной России.

С начала 80-х гг. 19 в. интенсификации процесса заселения Славяносербского уезда способствовала деятельность местного отделения крестьянского земельного банка. Банк выдавал крестьянам ссуды для покупки земли. Первоначальную же цену за десятину банк мог повысить на 50%. В результате цена на лучшие земли в Славяносербском уезде поднималась до 60-80 руб. за десятину. Обременительным для крестьян было то обстоятельство, что помимо ссуды, полученной в банке, им обычно приходилось уплачивать владельцу земли большую сумму из собстенных средств, которую они часто одалживали под высокие проценты.

Поэтому часто положение переселенцев было очень тяжелым. Например, в тяжелом положении оказалась группа крестьян и казаков из Черниговской, Полтавской и Курской губерний, купивших в 1885г. землю у принцесы Мюрат близ дер. Политровка Николаевской волости Славяносербского уезда. 483 пайщика купили 6437 дес. земли. Причем, часть земли – по 30 руб. за дес., получив эту сумму в виде ссуды из банка, часть по 33 руб. за дес., своих денег крестьяне заплатили более 50 тысяч рублей. Уполномоченные, через которых крестьяне покупали землю, уверяли их, что участок расположен у реки. В действительности оказалось, что крестьяне приобрели безводную степь. В результате непосильных платежей, расходов на наем квартир, постройку хат, на

лечение и похороны многие переселенцы разорились. 60 семей вернулись обратно. Оставшиеся находились в очень тяжелом положении. Многие зимой проели свой скот, продавая волов и лошадей за бесценок, меняя их на хлеб.

Вполне закономерно, что по мере усиления переселенческого потока в Славяносербский уезд цены на землю там выросли. Например, за 1884-1886 гг. в некоторых местах цены за десятину повысились на 10-15 и более рублей. Причем, крупные землевладельцы и местные власти были заинтересованы в привлечении переселенцев. Например, местный помещик не хотел продать землю крестьянам села Макаров Яр дешевле, чем по 60-65 руб. за десятину. Переселенцам же из Киевской губернии он продал эту землю по 47 руб. за дес.

Всего на 1885 год в Славяносербском уезде было куплено товариществами и обществами 13151 дес. земли на 1438 хозяев, из них 1192 хозяина – переселенцы. Таким образом, 83%, купивших землю в Славяносербском уезде с 1861 по 1885 гг., были переселенцами из других губерний.

Кроме покупной, возростала также и арендная плата за землю. А это вело к значительному ухудшению положения довольно большой прослойки крестьян, которые имели во владении только арендованную землю. К тому же, из-за наплыва переселенцев уменьшалось количество земли сдаваемой помещиками в аренду. Излишки все чаще продавались помещиками переселенцам.

Таким образом, процессы ценообразования не только стимулировали крестьянскую эмиграцию в Славяносербский уезд, но и порождали стремление к эмиграции среди местных крестьян. В 1885-86 гг. 400 семей в Славяносербском уезде выразили намерение переехать /многие из них – на Амур/.

Уменьшение количества земли и ее подорожание по мере увеличения потока переселенцев вели к обострению отношений между переселенцами и местными жителями. В 80-е годы 19 в. обычным явлением стали споры из-за пользования водоемами, из-за границ земли, тяжбы из-за потрав хлебов и т.п. Эти конфликты имели социально-экономический характер, хотя и возникали в полиэтнической среде.

К началу 90-х годов аграрная миграция в Донбасс, и в том числе в наш край, сокращается, так как основная масса казенных земель была уже занята, цены на землю и аренду значительно выросли.

Однако в меньших масштабах крестьянское заселение края продолжалось в первое десятилетие двадцатого столетия, что было связано с новой аграрной реформой, проводимой правительством.

Кроме украинских и русских крестьян, на территории нашего края селятся и представители других народов. Довольно значительным среди крестьянского населения было количество немецких переселенцев. 7 немецких колоний образовались в 1885г. Это колонии: Греко-Елизаветинская, Мирская, Тузлово, Любимая, Доброполье и др. И в период с 1907 по 1913 год образовались еще 30 колоний /см. прилож./

Колонии основывались переселенцами из Мариупольского, Александровского и др. уездов Екатеринославской губернии, из Таврической и других южных губерний. Чаще всего переселенцы землю покупали, изредка – брали в аренду. Земля закупалась за общественные средства. Переезжали в основном бедняки, а также середняки. Население всех колоний занималось исключительно сельским хозяйством.

Всего в период до 1927г. в пользовании немецких колоний было 3158дес. земли. Например, в колонии Федоровка Старобельского уезда крупнейшими владельцами земли были братья Гааг, Рейзвих, Бехтольд.

Форма землепользования в немецких колониях была участково-чересполосная при покупке. Количество земли, которой владела каждая семья, зависела от суммы, вносившейся при покупке.

Система ведения хозяйства в немецких колониях – зерновая с правильным 4 и 5-польным севооборотом, с введением паро-пропашного клина.

Уровень сельскохозяйственного производства в немецких колониях был выше, чем в окружающих украинских и русских селах /ЛОГА, ф. 485, оп.1, д.220, д.232, д.268, д.415, р.1190, оп.2, д.3/.

В последней четверти 19 в. начинается активная промышленная колонизация нашего края. Это было связано с развитием, в первую очередь, угольной, металлургической, машиностроительной и других отраслей промышленности. Состав работников предприятий и, следовательно, вновь возникающих рабочих поселков был сходным. Поэтому проследить процесс формирования населения промышленных регионов края можно на отдельных примерах.

Крупным угольным центром края были Брянские копи и рудники. Добыча угля здесь началась еще в дореформенный период. Первые мелкие копальни принадлежали помещикам, угледобыча велась, в основном, и весной, когда крепостные крестьяне, работавшие здесь, были свободны от сельскохозяйственного труда. В 60-70-е гг. 19в. на местных шахтах работали в основном артели сезонных рабочих, состоявшие из крестьян близлежащих сел.

Общую картину интенсивности процесса заселения и структуры населения можно проследить по метрическим книгам. В 1870г. в с. Павловка этого региона родилось 249 детей, из них у 227 детей /91,2%/ отцы были местного происхождения, у 22 /8,8%/ отцы приезжие, причем у 18 /81,8%/ – из русских губерний и у 3 /13,6%/ –из украинских. Русские приехали из Орловской /5 чел./, Тульской /4 чел./, Курской, Калужской, Смоленской /по 2 чел./, Саратовской, Рязанской /по 1 чел./ губерний. Украинцы – из Харьковской /2/ и Полтавской /1/.

В этот период /70-80-е гг. 19в./ в регионе не было необходимых условий для сбыта угля. Поэтому угледобыча не увеличивалась, а, следовательно, не происходил рост населения. Более того, вскоре эти шахты были закрыты. Ситуация в регионе резко изменилась со строительством в 1876-1878 гг. Донецкой железной дороги, которая соединила Луганск и Дебальцево. Проблема сбыта угля была решена. Начинается бурное строительство новых шахт. В 1878г. был открыт Орлово-Еленовский и Каменский рудники, в 1880 – рудник Завадского. Вскоре Завадский и Лемешевский приобретают в районе Лозовой-Павловки угленосные земли с мелкими шахтами, принадлежащими товариществу Брянского завода. В 3-х километрах от Лозовой Павловки, на базе одной из малых шахт, Завадский в 1889г. заложил большую по тому времени шахту N6, которая и стала основой возникновения Брянского рудника. Недалеко от шахты N6 была заложена такая же по величине шахта N1 Орлово-Еленовского рудника. В 1896г. образовалась "Товарищество Брянских каменноугольных копей и рудников".

Вокруг шахт появляются небольшие рабочие поселки. Однако основная часть рабочих жила в окружающих селах. Население этих сел быстро растет и пополняется в основном за счет приезших.

Общую тенденцию роста численности и изменения населения села Павловки в н.20 в. в связи со строительством шахт раскрывает следующая таблица, составленная на основе анализа метрических книг.

Год

Всего родилось детей

Кол-во детей, отцы которых приехали

из других губерний

в т.ч.из русских

в т.ч.из украинских

 

Чел

Чел

%

Чел

%

Чел

%

1900

652

449

68,9

396

88,2

39

8,7

1906

1167

720

61,7

633

87,9

56

7,8

1909

1351

850

62,9

739

86,9

61

7,2

1912

1207

739

61,2

602

81,5

60

8,1

1916

1250

849

67,9

720

84,8

55

6,5

 

Таким образом, судя по этим данным можно сделать предположение, что за период строительства крупных шахт возле с.Павловки за 30 лет ее население увеличилось в 3 раза, а за следующие 5 лет /1900-1906/ еще почти вдвое. Соотношение чисел приезжих и местных жителей было относительно стабильным. Небольшое преобладание приезжих над местными жителями. Также довольно устойчивым было соотношение выходцев из русских и украинских губерний:

русские – более 80%, украинцы – менее 10%.

Соотношение переселенцев по конкретным местам выхода было следующим:

Губернии

1900

1906

1909

1912

1916

Чел

Чел

Чел

Чел

Чел

РУССКИЕ

Орловская

112

275

334

265

347

Тульская

111

96

119

95

121

Курская

56

72

76

62

76

Воронежская

21

64

54

51

49

Тамбовская

31

32

52

37

40

Рязанская

30

32

28

28

24

Калужская

11

24

28

25

29

Смоленская

15

23

36

25

24

УКРАИНСКИЕ

Харьковская

17

26

21

11

18

Черниговская

9

12

22

29

25

Киевская

5

4

7

12

7

Полтавская

4

11

7

6

4

БЕЛОРУССКИЕ

Могилевская

2

11

19

28

34

Минская

1

1

4

6

9

 

Кроме указанных, были в значительно меньшем количестве переселенцы из других губерний. Всего в эти годы в Павловке переселяются выходцы из 30-40 губерний ежегодно /ЛОГА, ф.126, оп.3, д.1,12,18,21,24,28/.

Другим типичным примером промышленного заселения края является возникновение Алчевска.

В 1879 году Алчевское горнопромышленное товарищество, ведущую роль в котором играл А.К.Алчевский, выкупило земли, принадлежавшие ранее помещику Гладкову. После проведения геолого-разведывальных работ здесь были открыты небольшие шахты, которые впоследствии и превращались в солидные по тому времени рудники – Павловский, Родаковский, Каменский, Ольговеровский, Селезневский, Жиловский и др. В 1878-1879 гг. к рудникам была подведена железная дорога – от станции Дебальцево к Луганскому литейному заводу. В 1890 г. Алексеевское товарищество построило коксовые батареи, соединенные в последующие годы железной дорогой с рудниками. Созданные в 1895 году по инициативе А. Алчевского новое Донецко-Юрьевское металлургическое товарищество начало строить металлургический завод окло станции Юрьевка Екатерининской железной дороги. В том же году на заводе ДЮМО была заложена первая доменная печь, запущенная в мае следующего года. Рабочие завода ДЮМО жили в соседних селах Юрьевка, Васильевка, на хуторе Должик.

Анализ метрических книг с. Васильевка раскрыают общую тенденцию формирования структуры населения рабочего поселка Алчевска.

Так после смерти А.Алчевского была названа железнодорожная станция Юрьевка, а впоследствии весь рабочий поселок.

Год

Всего родилось детей

Кол-во детей, отцы которых приехали

Из др.губерний

В т.ч.из русских

Украинских

Белорусских

 

Чел

Чел

%

Чел

%

Чел

%

Чел

%

1896

327

60

18,3

38

63,3

12

20

5

8,3

1897

344

61

17,7

45

73,8

8

13,1

6

9,8

1898

429

169

39,4

101

59,8

25

14,8

6

3,6

1899

503

209

41,6

140

67

38

18

12

5,7

1900

607

312

51,4

222

71,2

42

13,5

10

3,2

1903

805

396

49,2

297

75

75

18,9

43

10,9

1906

1248

742

60

512

69

117

15,8

67

9

1909

1567

1063

67,8

779

73,3

162

15,2

98

9,2

1912

1295

876

67,6

604

68,9

141

16,1

108

12,3

1916

1002

729

72,8

498

68,3

75

10,3

129

17,7

 

Из этих данных видно, что общая тенденция формирования структуры села Васильевки, обусловленая строительством и функционированием металлургического завода ДЮМО, в общих чертах сходно с процессом заселения с. Павловки, связанным с развитием угольного производства. Начиная с 1900 г., когда завод ДЮМО стал одним из крупнейших предприятий этого типа в России, в структуре населения с. Васильевка преобладают приезжие и их удельный вес растет. Среди приезжих постоянным является преобладание выходцев из русских губерний. Количество же выходцев из украинских губерний несколько снижается, а количество выходцев из белорусских губерний, наоборот, растет. В Васильевке, в отличие от Павловки, более значительным было число выходцев из белорусских губерний. Несколько большим в составе переселенцев в Васильевку было и количество украинцев. Т.е. в Васильевке состав населения был более пестрым.

Соотношение переселенцев в Васильевку по конкретным местам выхода было таково.

Губернии

1899

1900

1903

1906

1909

1912

1916

Чел

Чел

Чел

Чел

Чел

Чел

Чел

РУССКИЕ

Орловская

30

67

89

185

247

209

168

Курская

27

31

45

86

137

98

93

Тульская

25

27

30

70

134

82

74

Воронежская

16

29

20

47

54

28

19

Калужская

16

29

21

52

59

46

36

Тамбовская

9

11

32

46

36

51

34

Рязанская

7

8

12

22

31

24

19

Смоленская

4

8

7

16

27

21

34

Нижегородская

4

4

9

18

18

20

12

УКРАИНСКИЕ

Харьковская

19

28

33

43

61

52

19

Черниговская

12

11

23

42

54

41

34

Полтавская

7

9

16

25

26

38

14

БЕЛОРУССКИЕ

Могилевская

12

9

33

42

73

70

56

Гродненская

-

-

6

9

23

13

41

Минская

-

1

4

11

18

24

27

 

Кроме вышеуказанных, в Васильевке так же, как и в Павловке, ежегодно были зарегистрированы приезжие и из других губерний: всего – от 20 до 36 губерний, но в значительно меньшем количестве.

В обоих населенных пунктах среди русских преобладали выходцы из Орловской, Курской и Тульской губерний, среди украинцев район выхода практически ограничивался Харьковской, Черниговской и Полтавской губерниями. По социальному положению приезжие в оба населенных пункта были крестьянами. Мещан зафиксировано буквально единицы /ЛОГА, ф.126, оп.5, д.7,8,9,10,13, 16,19,22,26/.

Таким образом, в процессе заселения нашего края складывалась его этноструктура.

Среди аграрных переселенцев преобладающим этносом был украинский. Более всего крестьян пришло с Левобережной Украины, а именно из Харьковской, Черниговской, Полтавской, Киевской губерний.По данным переписи 1897г. всего из украинских губерний в сельские регионы Донбасса /Бахмутский, Славяносербский, Мариупольский уезды Екатеринославской губернии/ переселилось 37369 чел., из них в Славяносербский уезд 7959 чел. Основная масса российских крестьян пришла в Донбасс из Курской, Орловской и Тульской губерний.Всего из центральных российских губерний переселилось в Донбасс 36610 чел., из них в Славяносербский уезд – 8675 чел. Значительное количество крестьян переселилось из Белоруссии – 4535 чел. Если по ревизии 1858г. белорусы находились на 8 месте по численности, то по переписи 1897г. белорусы выходят на 3-е место, уступая по численности только украинцам и русским. В Славяносербский уезд переселились 544 чел. этой национальности. /Н.П.Пашина Аграрные миграции в пореформенный Донбасс и их роль в формировании этноструктуры края /1861-1900гг/. – Луганск, 1997, с.19/.

В целом аграрные миграции II пол. 19 в. значительно разнообразили и усложнили этноструктуру Донбасса; изменилось соотношение двух основных этнических групп: уделный вес снизился, а русских увеличился. Среди трех основных уездов Донбасса наибольшее количество русских крестьян в Славяносербском уезде – 45752 чел. /Там же с.20/. Однако основную массу крестьян на рубеже веков состовляли украинцы.

В отличие от аграрных миграций абсолютное большинство рабочих-переселенцев в Донбассе прибыло из центрального региона России. По данным переписи 1897г. в горнозаводской промышленности Донбасса рабочие –русские состовляли 74%, украинцы 22,3%, в металлургии соотношение было несколько иным: 69% русских и 31% украинцев. После русских и украинцев на третьем месте были белорусы.

Сопоставив с этими данными относительные показатели формирования структуры населения сел Павловка /угольный регион/ и Васильевка /металлургический регион/, можно сделать вывод о том, что процесс заселения юга нашего края отражал общую тенденцию заселения Донбасса в целом.

Структура населения нашего региона, сформированная в ходе социально- экономических процессов 2-й пол. 19-нач.20 вв., в целом сохранилась и в последующее время. Об этом свидетельствуют материалы Всесоюзной переписи населения 1926 г. Согласно этим данным, так же, как и на рубеже веков, абсолютное большинство жителей сельскохозяйственного севера нашей области составляли украинцы. В материалах переписи отмечается, что во всех районах Старобельского округа: Беловодском, Белокуракинском, Белолуцком, Марковском, Меловском, Мостковском, Ново-Астраханском, Ново-Айдарском, Александровском, Осиновском, Старобельском, наиболее многочисленной национальностью являются украинцы, а второй по численности – русские. В самом городе Старобельске украинцы составляли 92,33%, русские – 4,86%. /Матеріали до опису округ Старобільского округа. – Х.,1926. – с.1-2./.

В Луганском округе, который включал в себя Славяносербский уезд, преобладание украинцев уже не было столь значительным – 317747 чел., русских – 262702 чел. На третьем месте по численности населения находились евреи –10185 чел., на четвертом – немцы 7511 чел. /ЛОГА, р.681, оп.1, д.754, л.15/. В Алчевском районе Луганского округа украинцы составляли 55,5%, русские – 43,7%. В самом г. Алчевске украинцы состовляли 19,38%, русские – 65,5%, евреи – 8,38%, белорусы – 3,32%. / Матеріали до опису округ УСРР Луганська округа. – Х.,1926. – с.1-2./. Эти данные интересно сопоставить с относительными показателями формирования населения с. Васильевки, которая вошла в состав г. Алчевска. Относительное количество русских переселенцев в Васильевку /1896-1916г./ составляло 68%, украинцев – 15%, белорусов – 8,7%. Эти данные свидетельствуют о том, что этноструктура населения Алчевска в основном сложилась в ходе промышленных миграций к.19-н.20в. Однако данная тенденция не была жесткой.

В 1926 г. большинство жителей г. Лозовая-Павловка составляли украинцы /42,33%/ /там же/, русские были вторым по величине этносом /26,43%/. В то же время, как относительные показатели заселения с. Павловки были следующие: русские – 86%, украинцы – 7,8%.

Однако в целом в составе промышленных переселенцев в наш регион преобладали русские. Об этом свидетельствуют, например, следующие данные. В рудничных поселках Луганского округа русские преобладали среди населения рудников: Голубовского, Кадиевского, Максимовского, Брянского, Жиловского, Павловского, Юсуповского, Донецко-Дарьевского, украинцы – на Юмашевском и Байбаковском, Белореченском рудниках /ЛОГА, р.687, оп.1, д.793/.

Таким образом, в ходе заселения во II пол.19 - нач.20 вв. складывалась сложная этноструктура нашего края.

Приложение

ПЕРЕЧЕНЬ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ
/в скобках – название до 1914 года /

Название

Площадь землепользов. Дес.

Название

Плщадь землепользов. дес.

Голубовка /близ с.Каменный Брод/

723

Греково-Елизаветская

-

Верхне-Тузловская

1085

529

Мирская

1343

Грюнфельд

1300

Тузлово

622,17

Рытиково

360

Любимая

930

Доброполье

700

Алексеевка

1560

Ульяновка

260

Александровка

480

Марьевка

1206

Хлебороб

500

Ново-Александровка

/Александрополь/

811

Золотая криница

975

Бурчак-Михайловка

761,25

Красное пламя

1123

Ольгинка /Ольгенфельд/

1600

Азаровка

1537

Анисовка

1141

Кошары

1500

Гогенфельд

603,75

Фромандиера №1

933

Фломандиера №2

280

Федоровка

1200

Владимировка /Гофенталь/

932

Казаковка /Зелингоровка/

2183

Журавлевка /Отилинфельд/

1445

Софиевка

1013,75

Давыдовка

689

Марусино /Мариенфельд/

1135

Юлино №1

1303

Юлино №2

560

Александровка

600

Шеерман

341 /аренда/

 

Источники и литература:

1. Геометрический специальный план бывшего Бахмутского, а ныне Славяносербского уезда местечка Ивановского... 1805-ЛОГА, ф.61,оп.1, д.16.

2.Метрические книги церкви с. Васильевка – ЛОГА, ф.126,оп.5, д.7-10,13,16,19, 22,26.

3.Метрические книги церкви с. Павловка – ЛОГА, ф.126, оп.3, д.1,12,18,21, 24,28.

4.Всесоюзная перепись населения 1926 года.г. Луганск. – ЛОГА, ф.681,оп.1, д.754,л.15.

5.Всесоюзная перепись населения 1926 Луганский округ.– ЛОГА, ф.681. оп.1, д.752, л.1.

6.Список населенных мест Луганского округа. – ЛОГА, ф.681,оп.1, д.753.

7.Материалы о немецких колониях: ЛОГА, ф.485, оп.1, д.232, л.14-16,д.268, л.21-21об., л.42об.-43об.д.415, л.56об., л.34об.

8.Національні меншості на Україні /реєстр селищ/. Харків,1925.

9.Матеріали до опису округ УСРР Луганська округа. Харків,1926.

10.Матеріали до опису округ УСРР. Старобільська округа. Харків,1926.

11.Список населенных пунктов Луганского округа. Л.,1927.

12.Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии. Вып.ІІІ. Славяносербский уезд. Екатеринослав.1886.

13.Пашина Н.П. Аграрные миграции в пореформенный Донбасс и их роль в формировании этноструктуры края /1861-1900 гг./. – Луганск, 1997.

***

Кочережко Нарцис Якович,
художник, мистецтвознавець, м.Київ,
член національної Спілки художників України,
науковий консультант Культурологічного
Центру Українського товариства
охорони пам'яток Історії та культури

ХУДОЖНИК І. ЇЖАКЕВИЧ І ЛУГАНЩИНА. ПРОБЛЕМИ ДОСЛІДЖЕННЯ

Постать Народного художника України І. С. Їжакевича (1864-1962) відома кожному українцю ще із читанки, потім з "Кобзаря", з багаточисельних ілюстрацій до інших творів, та з репродукцій його картин, з музейних експозицій.

Немає жодного значимого музею в Україні, де б не було його багатожанрових творів. А ще він розписав визначні храми в Києво-Печерській Лаврі, в Почаєвський Лаврі, в колишнім Катеринославлі, в нинішньому заповіднику "Козацькі могили" в Пляшовій, в Краснодарі, Білгороді, Рильському духовному училищі, та багатьох інших.

Проживши майже 100 літ, він залишив неймовірну кількість витворів. Лише в колишньому найпопулярнішому журналі Петербурга й всієї імперії "Нива" було видруковано протягом чверті століття сотні репродукцій з його творів. А ще безліч у "Живописном обозрении", "Северном сиянии" та інших журналах столиці.

Його талант розпізнав геніальний Врубель, коли працював в Кирилівськім храмі в Києві, і там попросив юного митця написати Богоматір поряд із своїм величним "Сошестям Святого Духа", і відправив на навчання до Академії в Петербург.

Цьому передувала Лаврська школа іконопису та знаменита школа Мурашка, де Їжакевич був водночас і учнем, і репетитором молодших класів.

В Академії художеств він навчався в знаменитого педагога Чистякова та у Репіна. Невдовзі він стає не тільки популярним ілютратором згадуваних журналів, а й популярним майстром портрета. Йому пропонують написати навіть родину імператора.

Заставши в дитинстві все таким, яким воно було в селі за кріпацтва, Їжакевич, маючи талант та унікальну зорову пам’ять, мав в душі такий багатий матеріал, що протягом життя переоповідав нам минувшину в таких вірогідних художніх композиціях, що здавалося ми самі були тому свідки.

Недарма йому за ілюстрації до "Кобзаря" 1939 року було присуджено Державну премію. Мав він і ще такого ж рівня премію через кілька років і за картини... В рівній мірі знають в Україні Шевченкові вірші "Мені тринадцятий минало", чи "Перебендю" і ілюстрації до них Їжакевича.

Своєрідна манера виконання як ілюстрацій, так і картин і монументальних розписів храмів завжди впізнається усіма. Він воістину народний художник!

В родині Їжакевичів зберігалися прадавні документи ще з часів невілювання козацьких полків. З цього пізнаємо, що козак Їжак, на ймення Купріян, виходець с Поділля, оселився на Звенігородщині, де згодом його нащадки клопотали в Калниболотах собі чиншової землі, за що їх змусили записатися на шляхетську манеру – Їжаковськими, чи б пак Їжакевичами...

Ходив прадід майбутнього митця в валці чумаків до Криму та на Херсонщину, переоповідав родині чутки та оповідки. В ріднім селі Вишнополі, на Уманщині, стояли маєтки трьох поміщиків, великі челяді з недавніх кріпаків були свідками лихоліть, коли вони не мали ніяких прав, окрім збереження прадавніх традицій в побуті. Майже все було незмінним, все, що було в хаті й дворі, – було зроблено власними руками, було досконалим і довершеним. Вишиванки, ткацтво, ремесла, ікони – все мало свою красу. Пісні й музика, весільні й святкові обряди виховували дітей в добрім напрямку, і Їжакевич був усі свої сто літ носієм тих традицій.

Вивчення досягнень Їжакевича в церковному живопису дасть можливість широкій аудиторії пізнати доробок майстра. Особливо хотілось би наголосити на цьому, оскільки в наш час, коли відбудовуються, реставруються й споруджуються все нові й нові храми, і де часто до розпису залучаються не завжди висококваліфіковані майстри, і котрі мало уявляють ті значимі досягнення в цій сфері в минулім часі. Й детальне вивчення й наголошення на тому, як це робив Великий Майстер, дали б неоціненну користь для сучасників. Недарма Їжакевича так високо цінували такі постаті церковного живопису, як Васнецов, Репін, Нестеров, Реріх, архітектор Щусєв.

Леся Українка, Лисенко, Кошиць були частими гістьми його дому в Києві на Куренівці. Майже усі тогочасні великі постаті вважали за честь провідати митця. Велика кількість листів від них свідчить нам про ту дружбу і повагу до таланту.

Зовсім недосліджені взаємини Їжакевича та Феодосія Михайловича Вахрушова. З ним він, Їжакевич, не тільки співпрацював у Києво-Печерській Лаврі, але і на Луганщині. Відомо, що Іван Сидорович після повернення з Петербуга до Києва, невдовзі мандрував по Полтавщині, Луганщині і Запоріжжі, зібрав велику кількість орнаментованих крайок (поясів жіночих) та одягу (свиток, кожухів, жупанів тощо). Перед тим, як розпочати розписи собору в Катеринодарі, розписував храм на Луганщині, вочевидь там працював і Вахрушов, оскільки його життя та творчість були пов’язані з Луганщиною.

Остання звістка про Вахрушова дійшла до Їжакевича від С.Г.Івенського 20 січня 1956р. На той час Вахрушова вже не було, а його вдова Олімпіада Вікторівна жила в м.Тотьмі, Вологодської області, іще тоді жив брат Вахрушова – Акінф.

Як відомо, Їжакевич майже ЗО років співпрацював у журналі "Нива", що був найпопулярнішим журналом дореволюційної Росії. У різдвяному N 51 цього журналу за 1911 рік, на обкладинці кольоровий малюнок Івана Сидоровича. Манера виконання ангельської постаті характерна для тогочасного церковного живопису Їжакевича. І в той же час, вочевидь, і розписував на Луганщині майстер. Одже варто простежити по церквах Луганщини, чи є такий живопис.

В автора цих слів, окрім знання манери виконнання розписів Їжакевича, є ще велика кількість замальовок, тогочасно виконаних живописцем, численні фотознімки (Їжакевич власноручно фотографував свої роботи) та великий альбом "Товарищества религиозных художников", головою якого був Їжакевич. У цьому альбомі багаточисленні матеріали про розписи у Рильському духовному училищі, у Лаврі, Катеринодарі, нинішньому Дніпропетровську, Білгороді тощо. Цей альбом існує в єдиному Екземплярі, отже – маловідомий.

Як автор дослідження творчості Їжакевича, зрештою, як родич, з великою охотою прилучився б до досліджень церковного розпису Луганщини, І, можливо, вдалось би натрапити на роботи видатного майстра.

Принагідно зазначу, що окрім журналу "Нива", Їжакевич співпрацював з Іншими тогочасними журналами: "Живописное обозрение", "Север", "Солнце России", "Всемирная иллюстрация" тощо. І там часто вміщував матеріали, котрі були використані в церковних розписах.

Маю всі відбитки Ілюстрацій з "Ниви" за 29 років, але, не жаль, з Інших журналів обмаль матеріалу.

Кольорові малюнки становлять найбільший інтерес стосовно церковних розписів, бо там відбито подібність манери виконання. А що до чорно-білих ілюстрацій – то на той час художник малював для журналів тушшю на дошці відповідного розміру, яка передавалась до ксилограверного цеху. І гравер, уже без автора, награвірував на тій дошці рисунок – це й була друкарська форма.

Оскільки Їжакевич протягом такого великого творчого періоду мав певні особливості в манері виконання живопису, то період, коли могли бути виконані роботи на Луганщині – добре простежується, бо це був найплодовитіший на розписи час, і збереглося чимало тогочасного живопису – легко буде дослідити й підтвердити роботу великого майстра.

***

Озерний Иван Григорьевич,
директор Меловского
районного краеведческого музея

О СТРЕЛЕЦКОЙ ПОРОДЕ ЛОШАДЕЙ И ПРИВОЛЬНЫХ ЗЕМЛЯХ ПО РЕКЕ КАМЫШНОЙ

Прежде всего, о нашем крае и его историческом прошлом. История нашего края, как и всего левобережья Северского Донца, уходит в далёкое прошлое, а если точнее выразиться, в седую старину. Некоторые учёные определяют её глубину в 50 тыс. лет. Видимо к этому времени нужно отнести и историю нашего края, т.е. степей по реке Деркул и её притоку реке Камышной. Когда-то в юности, влюбленный в свой край и в историю Старобельщины, а именно оттуда начал я свои познания нашей истории, я наш край называл «Белой Украиной».Посудите сами: Старобельск, Беловодск, Меловое, Белокуракино,Белые реки по обеим сторонам Донца Северского, Белолуцк и белые горы у Городища, Беловодска, Калмыковка и гора «Перерва» у с. Стрельцовка, о которой ходят легенды. А посёлок Меловое, самая северо-восточная точка на карте Украины! Чем не Белая Украина наша Старобельщина? Ведь есть же в истории Северская Украина, Слободская Украина, и много других. Так я думал в юности и мечтал написать книгу «Сказание о Белой Украине». Но моим мечтам сбыться не пришлось.

В эпоху средневековья наши степи привлекали к себе кочевые племена печенегов и половцев, были ареной борьбы русских с Золотой ордой и Крымским Ханством. По территории Старобельщины проходила Кальмиусская сакма, одна из дорог, по которой татары вторгались в наши края, совершая походы на Русь. Здесь находились три перевоза через реки: Боровской /городка Боровское/, Татарский /южнее реки Лугани/, и Мышкин / в устье реки Деркул/. Я мысленно пробегал по Царской дороге мимо Городища по Бандитскому шляху к Татарскому перевозу и копался, и копался в различных документах и исторической литературе в надежде почерпнуть сведения о первых поселенцах на реке Камышная. Но все было напрасно. О нашем «медвежьем уголке» ни единого слова.

Но вот однажды, в 1971 году, археологическая экспедиция Луганского пединститута им. Т.Г. Шевченка под руководством К.Н.Красильникова сделала довольно сенсационное для нас открытие – она раскопала курган, а захоронения в этом кургане были совершены в основном в эпоху бронзы, и называются впускными.

Разрез кургана показал, что первоначальная насыпь кургана над погребениями была невысокой до 1,5 метров, в диаметре 6-8 метров. Потом уже позже другие племена и в другое время, «впуская своих сородичей», для каждой могилы досыпали свой слой земли. Таким образом, в толще кургана у с. Калмыковки оказалось 35 погребений, и он вырос до значительных размеров – 7 метров высоты и 40 метров в диаметре.

Этот курган был очень древний, в нём открыты три культуры захоронений ямная, катакомбная и срубная. В научном мире считается, что памятники срубной культуры относятся к 17-18 вв. до н.э. Они могут принадлежать киммерийцам, первому известному нам народу, населявшему в древности наш край.

Из всего этого выходит, что Калмыковский курган, в котором наличествуют все три названные культуры, рассказывает, что в нашем крае, на Старобельщине, а, в частности по берегам реки Камышная /притока реки Деркул/ проживали скотоводческие племена I и 3 тысячелетия до н.э., и относятся они к эпохе меди и бронзы, которая длилась на территории Украины с 3-го по начало первого тысячелетия до н. э.

В Подонцовьи пролегали пути русских сторож и станиц, высылаемых с целью разведки в степь. По росписи 1571 г. на южно-русской границе насчитывалось 73 сторожи, из них 16 сторож несли службу на Слобожанщине. Но среди них нигде мы не находим р. Камышной. Обращаем внимание и на создание новых сторож. В 1623 г. существовало 18 воронежских сторож, а вокруг Валуек располагалось 8 ближних и 2 дальних сторож. Но и здесь мы никаких сведений не находим.

Обращаем внимание на 17 век. В 17 веке приток крестьян на Дон усилился. В его верховьях по Северскому Донцу, Красной, Айдару и Деркулу выросли городки новопришлых казаков.

Здесь оседала казацкая голытьба. Из казацкой станицы возник в 1686 году Беловодск, хотя архивными документами это не подтверждено. Дата основания Беловодска подтверждена в «Историко-статистическом описании Харьковской Епархии», с оговоркой «вероятно в 1686 году».

Начали искать и мы эту «вероятность». Если Беловодск был станицей, из которой выросло поселение, и если обратить внимание на то, что первые поселения на Деркуле появились в конце 17 века /Обливы 1699; Яблоново 1701/ а упоминания о Беловодском в документах Ю. Долгорукого в 1707 г., то мы можем полностью довериться легенде, бытующей в селе Стрельцовка. А она гласит. «...Там, где речка Камышная делала крутой поворот в своём течении на юг от горы Перерва, поселилось несколько семей Чечей и основали слободу Чечень, а вокруг этой слободы также стали расселяться другие приезжие. Селиться начинали от Перелесья, от Новоникольска /Безбожновка/ по всей реке Камышной, и от неё по оврагу до Медведя, т.е. до хутора Петровского. Таким образом, слобода переросла в село Чечевку. Чечевкой село называлось до тех пор, пока не приехала на конный завод Екатерина Вторая. И тогда часть населения, которая проживала на Левобережье на юг от горы Перерва подала на высочайшее имя «прошение» о том, что они являются забытыми потомками стрельцов, которые служили верой и правдой всем царям на защите границ. Но князь Долгоруков сжег их добро. А они схоронились в лесах, а теперь, так же как и их предки, служат верой и правдой России. Царица удовлетворила их просьбу, и с того времени село стали официально называть Стрельцовкой, а поселение конного завода – Новострельцовкой».

Тот факт, о котором говорит легенда, / о восстании под руководством К.Булавина/, позволяет нам предположить, что первые поселенцы появились на реке Камышная в конце 17 и первые годы 18 века.

Крестьянская война была подавлена царскими войсками с неслыханной жестокостью: десяки тысяч восставших и членов их семей погибли в боях или были уничтожены, казачьи городки были сожжены дотла.

Вчитаемся в Указ Петра Первого от 28 июля 1708 г., в те строчки, где говорится об уничтожении поселений: «...По Бузулуку всё. По Айдару всё. По Деркулу всё. По Калитвам и другим Запольным речкам – всё». И, конечно наивно думать, что Карательный отряд В.Долгорукого не тронул поселения по реке Камышной, если такие существовали, /а Камышная входит в водную систему р. Деркул/. Рядом протекают Белая и Чёрная Калитвы, и Камышная была той речкой, на которые Петр Первый указал: «... и по Запольным речкам всё».

В. Долгорукий разрушил и сжёг городки и станицы по Айдару и Деркулу. Ближайшим казачьим поселением, которое уцелело, была станица Луганская. Каратели Петра Великого превратили наш край в новое Дикое поле. «Только в 1717 году по предложению генерал-адмирала Апраксина. Петр Первый приказал острогожскому полковнику Тевяшеву поселить на Деркуле людей своего полка из Ливен, Старого Оскола, Землянска, Корочи. Главной целью этого поселения было основание дворцовых конных заводов, к чему представляли много удобств и пространства здешних степей» /3/.

Ещё во время похода на Азов Пётр Первый, проезжая по нашим степям, любовался их бескрайними просторами и плодородием, и признал очень удобными для основания конных заводов. Но осуществить задуманное он не смог /4/.

Переселение казаков Острогожского полка шло очень медленно. И лишь в 30-е годы 18 столетия началось интенсивное заселение земель нашего края. В 1732 году Анна Иоанновна подарила эти незаселенные земли братьям Павловым. Потом донской атаман Ефремов добился того, что Правительственный Сенат Грамотой от 12 июля 1737г. лишил помещиков Павловых права на прилегающие к Деркулу земли, а поселившихся там украинцев было приписано к Валуйскому уезду Белгородской губернии на правах государственных крестьян /5/.

Во время колонизации степной окраины в 17 веке и первой половине 18 века земли по рекам Деркул, Камышная и Меловая оставались незаселенными. Сохранился зазывной лист генерал-майора Тараканова к «вольным черкасам» /украинцам/ от 1735 года, в котором он, указывая, какой земельный участок будет ему отведён, зовет, «кто пожелает в оные места жить за меня идти, те без всякого опасения заблаговременно туда шли и на речке Калитве, где была станица Дёгтева, в крепком месте, в устье речки Меловой за лугою и за лесом селились местечком хорошим» /6/.

Тараканов, очевидно, хотел заселить украинскими слобожанами отведенные ему 1500 га земли, там и была основана слобода Александровская, но права Тараканова на землю не были признаны и «слободу было велено разрушить, а черкас распустить». Подробнее об этом можно прочесть в историческом исследовании Д.И. Багалея «Очерки из истории степной окраины» 1887 года.

Боже мой, как до обидного мало написано о нашем крае! Богом забытый и заброшен псюрпками-краеведами в далеком прошлом (да и в настоящие годы), хотя он и относится к исторической области, которую называют Слободской Украиной. В дореволюционные годы Слобожанщина изучалась интенсивно, но авторы, которые изучали Слободскую Украину, уже много лет не издаются, и такого историка, как Д. Багалея, написавшего много очерков по истории нашего края, не отыщешь даже в областной библиотеке. Особенно не посчастливилось истории Восточной Слобожанщины, в частности истории Острогожского полка. Всем известно, что Меловое (да и район Меловской) является крайней северо-восточной точкой Украины. И совсем недавно мы узнали из публикации Игоря Саенко в «Бахмутском шляхе», что две слободы нашего района Зориковка и Морозовка входили в состав Острогожского полка /7/. Когда они возникли на берегах реки Камышной, одному Богу известно. Оказывается, что до 1765 года они уже существовали потому, что в этом году слободские полки были реорганизованы в гусарские.

Где искать документы, если наша местность была приписана к Азовской губернии, была в составе Белгородской, Воронежской и Харьковской губернии, а план местности, на котором должен строиться Стрелецкий конный завод, оказался в Ленинградском историческом архиве и датирован 1796 годом. Историческая судьба документов оказалась на сегодняшний день не только в разных городах, но и в разных государствах. Собирать их пришлось по крупицам.

Во второй половине 18 века наша территория входила в состав Беловодского уезда Воронежской губернии. Земли по рекам Деркул и Камышная были уже заселены. На речке Меловой имелся только один хутор Волкодавов. Этот хутор и хутора по реке Камышной – Зоринов, Чечень, Бондарев, Бараниковский и другие были заселены украинцами. Возникновение этих хуторов было связано с Указом Анны Иоанновны от 1739 года об учреждении в этом районе конных заводов /8/. В 1767 году на хуторе Волкодавове числилось населения 77 человек /9/.

В фонде 1239 ЦГАДА «дворцовый архив» хранится дело «Об учреждении в Малороссии и в Слободских полках, конских заводах для укомплектования армейских полков» 1739 года, где имеется Указ Анны Иоанновны об учреждении конских заводов (копия) о передаче заводов в Военную коллегию (лист II). Инициатором заведения заводов был Артемий Волынский (лист 273). В этом деле указания на населённые пункты отсутствуют. По справке Дворцовой конюшенной канцелярии в то время ещё решался вопрос, «в которых где местах, при каких городах и сёлах те заводы будут учреждены» (п.8 л.83 об.).

В деле № 3210 имеются документы за 60-е годы 18 века, в том числе «Книга Валуйского ведомства Дворцовой канцелярии слободы Беловодской с хуторами» 1767 год, где на листе 40 перечислено население хутора Волкодавского с имеющимися у него лошадьми. Вот и все наши познания по истории освоения нашего края, если не считать сообщения «Историко-Статистического описания Харьковской Епархии» о слободе Никольской, расположенной на реке Камышной: «Привольные степи по реке Камышной долго оставались пустой степью. При императрице Елизавете здесь стали поселяться бродяги, которых ремеслом были грабежи и разбой. Все усилия правительства водворить порядок в этом крае оставались напрасными. Только страшные бедствия 1770-1772 гг. укротили дикую волю Степняков. В 1770 году облако кровавого цвета со всадником грозного вида устрашило жителей. Чума и падёж скота в 1771 году ещё более привели в ужас. Падеж скота был так силён, что недоставало рук человеческих для очищения дорог от трупов.

Бунт Пугачева отозвался так же грозно в крае.. »/10/.

Итак, возникновение хуторов по р. Камышной связано с Указом Анны Иоанновны об учреждении в этом районе конных заводов. Следовательно, вся история нашего района была подчинена хозяйственной деятельности этого завода.

Начнём с того, что в 1796 году был составлен «План места положения Новоучрежденному Стрелецкому конному заводу в Беловодской волости на порожних казённых землях». И на этом плане есть надпись, которая перекликается с бытующей в Стрельцовке легендой о Булавинском восстании. Надпись гласит. «Расстояние от Стрелецкой слободы в двух верстах и посему назначено назвать завод Стрелецким».

Кто же стоял у истоков этого завода? Нам хорошо известно, что на р. Меловой стоял хутор Волкодавов и в нём жили люди. По всей вероятности они то и были первостроителями завода. Подрядчик, а ним был некий Милютинович, начиная постройку конюшенного двора, должен был рассчитывать на рабочую силу. Милютинович жаловался, что ему было трудно отыскать рабочую силу потому, что в окрестностях строившегося завода не было никого, кроме присланных к беловодским заводам крестьян.

История подарила нам фамилию первого человека положившего первый камень в первую конюшню будущего конского завода, прославившего впоследствии русское коннозаводство на весь мир. Таким был подрядчик Милютинович. Из документа 1802 года мы узнаём и первого смотрителя нового завода. Им был Евдоким Нашовкин. 16 сентября 1802 года в журнале государственной экспедиции появляется запись о назначении Пашовкина в Стрелецкий завод смотрителем. Стрелецкий конный военный завод, начатый постройкою в 1801г. окончен в 1805 г.

«Плодовый состав Стрелецкого конного завода при его основании был подобран из лошадей Деркульского, Скотнинского, Починовского и некоторых дворцовых конных заводов, конюшенная прислуга была выбрана из служителей этих заводов и частью из приписанных к Беловодским заводам крестьян»/1/.

Настоящая история Стрелецкого конного завода, как нам представляется, начинается с 1841 года. В том году конный завод указом царского правительства объявлен военно-ремонтным государственным конным заводом по выращиванию полукровной ремонтной лошади для военных целей, типа Англо-Араба, которая впоследствии была названа Стрелецкой породой лошадей.

При создании Стрелецкого конного завода были соблюдены инструкции, написанные А.Волынским «О приведении конских заводов в лучшее состояние и размножении оных», и по данным В.Н.Калинина в Стрелецком заводе за период с 1819 по 1860 гг. состояло 317 жеребцов, из которых 43,8% – арабских, 8,5% – персидских и турецких, 20,2% – орлово-растойчинских; 7,2 % – чистокровно-верховых; 6% – датских и 6,7% различных пород. Поскольку большинство производителей (64%) принадлежало к арабской и орлово-растойчинекой породам, вполне естественно, что эти породы оказали доминирующее влияние на тип стрелецкой лошади. Стрелецкая лошадь отличалась от Арабских более крупным ростом, очевидно полученным от орлово-растойчинцев.

Популярность Стрелецкой лошади росла с каждым годом, их охотно покупали офицеры; донские коннозаводчики не раз пользовались стрелецкими жеребцами для предания большей породности донским лошадям. Кроме того, стрелецкие жеребцы пополняли и заводские конюшни Украины и Кавказа. Стрелецкая лошадь своим замечательным экстерьером, типом и отличными движениями вызывала восторг и высокую оценку у экспертов и посетителей на всемирных выставках.

В 1891 году в С-Петербурге состоялась Всероссийская конная выставка. Проходила она с 31 марта по 8 апреля. На выставке была представлена группа Стрелецких лошадей. Рыжий жеребец Герой от Гомера и Пемзы – очень красивого, как замечено в литературе, – и крепкого склада. Тут же был представлен гнедой жеребец Громобой от Гомера и Игры, правильною склада. Большое впечатление произвели два родные брата Каймак и Красавчик. Стрелецкому заводу на Всероссийской конной выставке 1891г. «...присуждено свидетельство на золотую медаль за представленных им четырёх жеребцов» /12/.

В 1893 г. лошади Стрелецкого конного завода были отправлены в Чикаго на Всемирную выставку. Нам известно, что Гуниад и Гудрун произвели на выставке огромное впечатление и получили высшие награды выставки – золотые медали /13/.

В 1867 г. на Парижской выставке была присуждена золотая медаль жеребцу Стрелецкого конзавода Бивуаку.

Последними представителями породы были Цилиндр и Ценитель, которые впоследствии стали родоначальниками терской породы лошадей.

Гражданская война нанесла огромный урон коневодству нашей страны, в том числе, и Стрелецкому конному заводу. И всё-таки не всё сгорело в огромном пожарище, на юге Великой России остались кони золотой крови. У истоков уже советского коневодства стояли, возрождая славу русских коннозаводчиков громкие имена. Не все бросили Россию и бежали за границу. Во главе создаваемых в то время комиссий стоял бывший начальник Стрелецкою конного завода генерал царской армии Н.Н. Богоут. Он прекрасно знал стрелецкую породу лошадей. Поскольку мы ведём разговор о стрелецкой лошади, остановимся на ней

При бегстве барона Врангеля из Крыма бойцами 1-й конной армии в качестве трофея были захвачены два выдающихся жеребца – Белый Цилиндр, на котором барон Врангель собирался въехать в Москву, и полубрат Цилиндра – Ценитель. Оба эти жеребца стали родоначальниками новой отечественной терской породы лошадей.

В заключение о Стрелецкой лошади скажем следующее: Стрелецкая лошадь – Арабская лошадь. И если посмотреть в программы скачек до Великой Отечественной на ипподромах страны, то терская лошадь именуется стрелецкой. Таким образом, стрелецкая лошадь имела пропорциональное и гармоничное телосложение, как и современная терская, – компактное и округлое туловище с широкой грудью на сухих и крепких конечностях. Особенно впечатляет голова – небольшая, короткая, широкая во лбу, клинообразно сужающаяся к морде, часто с вогнутым профилем. Уши тонкие, подвижные, глаза – выпуклые, темные, блестящие, выразительные. Характерная черта этих лошадей высоко поставленный с красивым изгибом отставляемый на ходу хвост.

Масть серая, гнедая и рыжая. Лошадь добронравная, с живым темпераментом, неприхотлива, вынослива, имеет хорошее здоровье. Движение у арабской лошади исключительно лёгкое, она хорошо поддаётся выездке.

Эти особенности и также ряд других объясняют широкую популярность стрелецкой лошади в племенном и пользовательном коневодстве практически на всех континентах земли. Они шли наряду с орловскими рысаками.

Американцы, зорко приглядевшись к орловскому рысаку и русскому наезднику, высказывали о них хотя и суровое, но всё-таки лестное мнение: «Если бы у нас в Америке,– говорили они, – выработался такой драгоценный беговой материал, как ваш орловский рысак, то мы давно уже показали бы миру настоящие чудеса во всех рекордах. А наездники русские в большинстве превосходные, замечательные наездники. У них и любовь к делу, и физическая сила, и чуткая гибкость рук, и несравненный глазомер, и удаль, и находчивость, и зоркость, и понимание лошади. Но, к сожалению, обоим – и коню и ездоку – не хватает одного пустяка: той тренировки, какая в Америке ведется десятки лет».

Из этих высказываний становится ясно, что американцы, увидев хороших стрелецких лошадей, не выпустили их из Америки. Гуниад и Гудрун не возвратились на Родину. Неясно, и в какую цену их приобрели за океаном и почему в течение 8 лет их не «списывали из наличности»; а дело только одно, что, получив золотые медали на выставке в Чикаго, Стрелецкая лошадь прославилась на весь мир.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Н Ф.Дятченко. Беловодск. Луганск. 1993 год

2.Письма и бумаги Петра Великого том 8 /июль-декабрь 1708 г. Академия Наук СССР/ м-л. 1948г.

3.Городские поселения в Российской Империи. Т.5 ч. 1 С-Петербург. 1865г. с.383 /Беловодск/

4.Харьковские губернские ведомости №15 21 апреля 1862г. /Беловодск/

5.ЦГАДА. Ф.248 д.5530, л.29.

6.Полное собрание законов. Т.9 №6959

7. І. Саєнко Минуле українського козацтва "Бахмутський шлях" №4

8. ЦГАДА. ф. 1239 № 34574, л. 1

9. ЦГАДА. ф. 1239, № 440, л.40.

10. Историко-статистическое описание Харьковской Епархии

11. Н.Зезюлинский. Историческое исследование о коннозаводском деле в России. – С- Петербург 1893г. – с. 76-77.

12. «Очерк Всероссийской конной выставки 31 марта-8 апреля 1891 года» стр.34 С-Петер-бург.

13. ЦГНА г.Ленинграда фонд 412, оп.4. д. 1962

***

Приколота Ольга Васильевна,
директор музея истории и
культури города Луганска

ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ КУПЕЧЕСТВА В ЛУГАНСКЕ

В своем небольшом сообщении я хотела бы осановиться на таком вопросе, как "Формирование и развитие купечества в Луганске".

Самый первый документ, найденный нами на сегодняшний день, характеризующий присутствие купечества в Луганском заводе, датируется 1827 годом.

Унтер-шихтмейстер Черкасов пишет: "... при сем честь имею представить правлению Луганского завода, с донесением, что в 1824 году и в 1825 годах при сем заводе никаких купцов не числилось..."

Далее идет Именной гильдийский список купцов, числившихся при Луганском заводе за 1827 год.

1 .Семен Никитин Дербенев капитал

жена его Соломонида 8,000 руб.

сын их Герасим

2.Дмитрий Алентьезич Агафонов капитал

жена его Ефросинья 8,000 руб.

З.Михайло Тимофеевич Кетев (?) капитал

жена его Агрофена 8,000 руб.

Некоторые пояснения о гильдиях купцов:

– принадлежность городских жителей к купечеству обусловлена записью в гильдии, которых первоначально повсеместно было три.

До 1785 года к гильдии зачислялся купец от объявленного капитала. Объявление капитала предоставлялось на совесть каждого. Гильдийский сбор 1 % от объявленого капитала.

I – гильдия капитал более чем 10,000 руб.

II – от 1,000 до 10,000 руб.

III – от 500 руб. до 1,000 руб.

Жалованная грамота городам 1785 года, данная Екатериной II, освобождала купцов I и II гильдии от телесных наказаний.

В течении первой половины XIX века было несколько правительственных указов, по которым менялась причастность купцов к гильдии в зависимости от объявленного капитала.

В 1863 году купечество было разделено на две гильдии:

I – оптовая торговля (гильд. свид. взнос) – 565 руб;

II – розничная торговля и фабрично-заводская промышленность (свид. взнос) – от 40 руб. до 120 руб.

Спустя всего 4 года (1831г.), в "Таблице населения Луганского литейного завода и принадлежащего к нему села Каменного" (ф.1 оп.1 Ед.284) указано количество купцов (как плательщиков податей)

мужского пола – 64

женского пола – 51

всего: 115 человек.

Возможно эта цифра неточная, по всей видимости, это не только купцы, а все купеческое сословие. Хотя в другом источнике указывается, что к моменту переписи 1830 года в числе 4853 жителей Луганского завода и Каменного Брода 64 купца.

Становлению купечества в Луганске первично способствовали ярмарки и базары. Как только возник Луганский завод, при нем был построен базар славками и торговыми рядами. Ориентировочно – это теперешний сквер Революции.

На устройство ярмарок необходимо было разрешение Министра финансов. При избрании ярморочных дней учитывались даты ярморок в других местах с тем, чтобы даже отдельное купечество могло прибыть в Луганск в промежутке между другими ярмарками.

В 1824 году Министр финансов утвердил решение об открытии двух ярмарок в Луганском заводе:

Николаевская – 7-10 мая,

Александровская – 24-29 августа.

Базарными днями в Луганском поселке считались пятница и воскресенье.

В 1859 году вышел в Одессе Новороссийский литературный сборник со статьей В.Донецкого "Обозрение Луганского завода". При чтении данной статьи возникают вопросы и подозрения в неточном изложении фактов, однако приведу некоторые выдержки из статьи, которые характеризуют развитие торговли и становление купечества:

Луганск лежит на большой транспортной дороге из Воронежа в Таганрог и Ростов.

По этой дороге в продолжение весны и осени тянутся обозы.

Через завод (имеется в виду Луганский завод) проезжает ежедневно 1500 подвод.

Такое положение Луганского завода содействовало развитию торговли. Рос купеческий капитал. Число купцов в1827 г. – 26 (Хотя архивы эти цифры не подтверждают). В 1837 г. – 36, в 1858 г. – 60

Внутренняя торговля тоже дает хороший доход. Бакалейные и красные товары берутся в Харькове – на Крещенскую ярмарку, в Полтаве – на Ильинскую ярмарку, в Нижнем Новгороде и Москве – бакалея, вина, масло деревянное из Таганрога; красная рыба, икра из Ростова, Астрахани.

Годовая торговля:

красными товарами – сост.80,000 руб., промышленными товарами – 100,000 руб., бакалейными товарами – 50,000 руб.

В материалах Государственного архива Луганской области (ф.1) хранятся документы по отливке памятников в честь победы над Наполеоном в 1812 году и победы над Шведами. Среди этих материалов присутствует очень интересная для нас информация, на которую еще в 1920-е годы обратил внимание исследователь В.Фесенко.

За доставку памятников к месту назначения взялся купец II гильдии Савелий Михайлович Хрипко. Хрипко взялся доставить памятник за 15 тыс. рублей, т.е. по 1 рублю за пуд, в то время как его петербургские конкуренты требовали по 2 рубля 75 копеек. И он выполнил этот договор даже в ущерб себе. Тремя годами раньше Хрипко берет в наем у Луганского завода 100 десятин земли и весной 1843 г., засаживает их картофелем, а осенью получает небывалый урожай. Его успех обратил внимание на себя и послужил примером для подражания. Часть урожая Хрипко пожертвовал заводскому госпиталю, бедным горожанам роздал безденежно. Горный начальник Луганского завода в 1844 году представил С.М. Хрипко, купца II гильдии к награждению серебряной медалью "За разведение картофеля в Луганском заводе".

Это первое, достаточно широкое, описание деятельности купца на территории Луганского завода с момента его основания и до 40-х годов. Пока других данных не обнаружено.

В "Материалах для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба" под редакцией Павловича за 1862 год при характеристике населения Луганского горного округа указывается 415 человек купеческого сословия.

В России хранятся следующие документы, касающиеся нашей темы. В 1861-1862 гг. общество купцов и мещан Луганского завода с разрешения Епархиального начальства строит в Луганском заводе, на собственные деньги, каменную (Казанскую) церковь. Уже на этот период в городе сложилась достаточно сильная структура купцов, оформившаяся в общество. Это общество занималось отправлением правосудия в купеческих проблемах и решало другие вопросы.

"Памятная книжка Екатеринославской губернии" на 1867 год, описывая население Луганского завода, дает следующую информацию: население – 10239 человек, из них – 389 купцов, функционировало 108 магазинов и лавок.

Растет количество купцов, растут их капиталы, меняется и социальный статус купцов, растет их авторитет.

В период ходатайств о присвоении Луганскому заводу статуса уездного города, кроме ходатайства, дворянства, чиновников высокой чести ходатайствовать перед начальником Горного Департамента была представлена и купечеству.

Докладная записка на имя начальника была подписана многими купцами и купеческими сыновьями. Например:

Купец I гильдии Гольдин;

Купец II гильдии Дубинин, Иван Лутовинов, Иван Замов, Алексей Гусарев, Федор Мальцев, Петр Шувалов, Сазонов, Федор Фадеев;

временной второй гильдии Давид Кушнарев, Лаврентий Новицкий, купеческий сын Николай Холодилин.

К концу века вырос не только капитал Луганских купцов, но и их авторитет. Купцы избираются в Городскую Думу, их фамилии в списках гласных уездного Земского собрания 1897 года:

- купец Кушнарев Василий Никифорович;

- купеческий сын Яковенко Иван Павлович.

Представители купечества входят в попечительские советы многих учебных заведений; так, в 1900 году в Луганске открывается торговая школа и в попечительский совет введен купец II гильдии Кушнарев Илья Алексеевич. В сборнике "Весь Луганск в кармане" за 1912 год говорится, что ...к началу XX века город был охвачен строительной горячкой. Воздвигаются колоссальные постройки, которыми мог бы похвастаться не один крупнейший провинциальный город. Характерно, между прочим, то обстоятельство, что почти каждый стоящийся домовладелец старался приспособить нижний этаж своего дома под магазин. И как оказывается, не напрасно: постройка дома еще далеко не закончена, а магазин уже снят и в нем идет торговля. На фотографиях Луганска конца XIX-начала XX веков во всех домах по улице Петербургской первые этажи заняты под книжные, галантерейные, бакалейные, гастрономические и другие магазины. Подтверждает эти слова и достаточно большая, по тем временам, реклама, помещенная в справочнике по городу за 1912 год.

В торговле бакалейными и гастрономическими товарами были известны такие имена купцов, как Кушнаревы, Мальцевы, Тумасовы, Поляковы; в торговле мебелью и зеркалами известны имена Диманта, Кумана, Ноткина; мука – Герберт, Давидов, Любов; письменные и канцелярские товары – Годенко; уголь и дрова Гах, Зарецкий; хлеб и зерно Браиловский, Гросман, Хаимов и другие.

Особо значительным для купца было звание почетного гражданина города. Присвоение почетного гражданства связывало с собой особый вид деятельности горожанина.

Так, например, купец II гильдии Сергей Петрович Васнев, чтобы получить звание почетного гражданина города занимался благотворительностью, на собственные деньги построил первое в городе 4-х-этажное здание, в котором разместилось коммерческое училище и мужская гимназия, давал деньги на богодельню и на Николаевский храм.

К сожалению, сохранившиеся материалы интересующего нас периода скупо характеризуют деятельность купеческого сословия в Луганске. Но поиск документов и материалов продолжается, т.к. тема интересна не только как тема музейной экспозиции, но и как тема местного краеведения.

***

Снегирев В.В.,
преподаватель кафедры
социально-гуманитарных дисциплин ЛИВД

ЛУГАНСК И ДКСР

В наше трудное, неспокойное и нестабильное время, когда украинское государство находится на крутом переломе истории и когда различные политические силы и группировки всячески перекраивают нашу историю согласно своих целей и устремлений, было отнюдь не лишним вспомнить опыт государственного строительства на территории нынешних областей суверенной Украины, в частности, и такой исторический факт, как существование Донецко-Криворожской Советской Республики. Сделать это необходимо и уместно, особенно если учесть, что территория Луганской области входила в состав ДКСР.

Одной из первых попыток образования ДКСР был I Съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов, проходивший 26 апреля 1917 года в Харькове, где 170 делегатов представляли свыше 1млн. рабочих и солдат и где почти полностью отсутствовало крестьянство. На Луганщине, как и по всей стране, Февральская буржуазно-демократическая революция вызвала необычный политический подъем. Широкие массы трудящихся включились в борьбу. Всюду проходили многочисленные митинги и демонстрации. Шла активная подготовка к выборам в Советы рабочих депутатов. Усилили свою деятельность фабрично-заводские комитеты, рабочие дружины. В воинских частях проходили выборы в солдатские комитеты. В марте-апреле были избраны и начали действовать Советы рабочих депутатов в Луганске, Лозовой-Павловке, Белянке, Кадиевке, Сорокино, Екатеринограде.

В это же время, пользуясь февральской революцией, начинали осуществляться демократические преобразования по всей стране, так и в частности, в Луганске: был введен 8-часовой рабочий день, увеличена заработная плата, организован продовольственный комитет и совет старост. 15-16 мая 1917 года состоялась первая конференция Советов Луганского района. Реально стали осуществляться политические права. Так, в частности, за счет добровольных денежных пожертвований рабочих большевики Луганска начали издавать с 1 июня 1917 года газету "Донецкий пролетарий".

Организация управления всей хозяйственно-экономической жизнью ДКСР возлагалась на Южный областной Совет Народного Хозяйства (ЮСНХ), который напрямую подчинялся московскому правительству ВСНХ.

При ЮОСНХ работало 11 отделов: топлива, металлургии, сельского хозяйства, финансов, транспорта, продовольствия, технически-статический, демобилизации труда, химический и общий отделы. Особенно большая роль отводилась топливному отделу, при котором работало несколько секций: финансирования, управления, восстановления предприятий и др. В начале января 1918 г. возникли районные советы народного хозяйства в Луганске, Щербиновке, Боково-Хрустальске, Славянске, Кадиевке, Лисичанске, Лозово-Павловке, Чистякове, организующим и руководящим центром которых являлся ЮОСНХ.

По декрету Советского правительства Украины 20 января 1918г. был национализирован паровозостроительный завод акционерного общества "Гартман" в Луганске. Руководство всеми делами завода было возложено на рабочий комитет, во главе которого стояли А.Каменский и И.Шмыров.

На основании "Декрета о земле" большевистского правительства России на местах была осуществлена национализация помещичьего землевладения с конфискацией поместий. Луганская область также не являлась исключением: в селе Веселая Гора у помещика было конфисковано 5 тыс. десятин земли, а в селе Александровке у помещика Голуба - поместье и 12 тыс. десятин земли.

В январе 1918 года возле Попасной возникла первая сельскохозяйственная артель "Муравейник N1". Вслед за этим организовались еще два кооперативных хозяйства – в селах Александровка и Веселая Гора возле Луганска.

На фоне всей экономической жизни негативным фактором явилось заключение сепаративного мира между Центральной Радой и Германией с целью вытеснения советских войск с территории Украины и провозглашения независимой Украины в лице УНР. А за участие германских войск в этих действиях Центральная Рада должна была осуществлять поставки сырья и продуктов в Германию. Интервенция началась 18 февраля 1918 года, когда германские войска, нарушив перемирие, вторглись по всему фронту. На юге правое крыло группы немецких армий генерал-полковника А.фон Линзингена наступала из района Ковеля на Киев, Полтаву, Харьков, Ростов-на-Дону; с севера их прикрывала армейская группа генерала Гранау, двигавшаяся вдоль ж/д линий Пинск-Гомель-Брянск. Вместе с интервентами шли войска (около 2 тыс. чел.) Центральной Рады. И в то время, когда Германия двинула на Украину 24 дивизии общей численностью около 300 тыс. человек, ДКСР располагала лишь малочисленными, плохо вооруженными отрядами, и то преимущественно это были ряды РСФСР, которые, естественно, не могли оказать какого-либо существенного сопротивления превосходящим силам Германии.

В срочном порядке были сформированы 1-й Луганский социалистический отряд численностью около 600 человек, Харьковский, Люботинский и Гришенский рабочие отряды, которые позже в апреле были объединены в Пятую Украинскую армию под командованием К.Ворошилова. Но драгоценное время было упущено, и войска ДКСР совместно с войсками РСФСР с большими потерями отходили вглубь территории.

Несмотря на малочисленность (не более 25 тыс. на всем фронте), советские войска не только сдерживали атаки германо-австрийских войск, но и наносили контрудары. Только после многодневных боев немцы смогли продвинуться к границе РСФСР (захватив 31 марта Ворожбу и Харьков).

Далее войска продвигались вглубь территории РСФСР, захватив Новозыбков, ст. Унеча, Белгород и угрожая Брянску и Курску. Не решившись на дальнейшее продолжение военных действий, германское командование 4 мая на ст. Куренево (ж/д линия Курск-Ворожба) подписало с представителями РСФСР соглашение о прекращении военных действий на Курском направлении и установили "нейтральную" зону шириной 10 км от Рыльска до Суджи.

Оккупация Екатеринослава и Харькова открыла немецким войскам пути в Донбасс, на Дон, к Северному Кавказу. После падения Харькова временной "столицей" ДКСР, стал Луганск. 29 апреля, когда последний эшелон покинул Луганск, можно считать точкой в истории существования ДКСР.

ЛИТЕРАТУРА

1. Луганский областной государственный архив, фЛ, д.19, л.133.

2. Революция на Украине по мемуарам белых / под ред. Попова Н.Н. – М.,1990. – С. 141

З. Тинченко Я.Л."Перша украшська більшовицькавшна//Генеза. – 1994. – N1. – С. 68. 4....//Донецкий пролетарий, Луганск, N39, 19 декабря 1917 г.

***

Темник Юрий Александрович,
директор музея истории
и техники ПО"Луганский
станкостроительний завод"

ЛУГАНСКИЕ МЕТАЛЛУРГИ. К 200-ЛЕТИЮ МЕТАЛЛУРГИИ УКРАИНЫ

"...Честь имею представить правлению на рассмотрение ядро, бомбу, гранату, которые отлиты... вчерашнего дня в 12 часу. Онные есть первые артилерийские снаряды, отлитые в первый раз из выплавленного металла в Российской империи посредством кокса, сделанного из каменного угля."

6 октября 1800 года Джон Валькер (из рапорта правления Луганского литейного завода).

В этом году металлургии Украины исполняется 200 лет. Эта знаменательная дата должна быть по достоинству отмечена широкими общественными кругами. Созданная трудом нашего народа – металлургия является предметом его гордости и источником национального богатства.

Природные богатства нашей страны, а именно залежи криворожской руды, донецкие коксующие угли, известняки, огнеупорные глины, позволили создать в Украине мощную базу для становления и развития металлургической промышленности. В 80-х годах нынешнего века в нашей стране выплавлялось чугуна и стали больше, чем в любой высокоразвитой стране Западной Европы.

Первый период в становлении металлургии – это поиск необходимых полезных ископаемых и освоение выплавки чугуна из местных материалов. Эта деятельность напрямую связана с Донбассом и Луганским заводом. Роль нашего города в становлении металлургии отмечается во многих академических изданиях последних лет. "Луганский завод представляет собой историческую ценность не только как первое крупное металлургическое предприятие на Юге Украины и России, но и как пионер освоения выплавки в доменных печах чугуна на каменноугольном топливе".

Почти 70 лет геологи и металлурги вели напряженную работу по созданию основы металлургии Юга. В моем докладе в хронологическом порядке будут перечислены имена тех, кто внес значительный вклад в это важное дело.

Начать, без всякого сомнения, следует с Карла Гаскойна, основателя Луганского литейного завода. При нем завод не только строился, но на нем внедрялись качественно новые технологии в металлургическом производстве, такие, как введение поршневых воздуходувных машин, вместо устаревших клинчатых мехов. Внедрение каменноугольного кокса, взамен древесного угля, производство которого было чрезвычайно дорого и вело к уничтожению лесов. При Гаскойне были также внедрены в производство воздушные печи и вагранки для получения высококачественного чугуна.

В 1796-1805 годах английские мастера Томас Ропер и Джон Валке, привезенные сюда Гаскойном, освоили выплавку чугуна из городищенской руды на лисичанском коксе.

В 1805 году Василий Пиленко, инженер Луганского завода, открыл Криворожское месторождение железной руды.

В 1807 году Петр Ильман, инструктор горного кадетского корпуса, занимавшийся выплавкой чугуна, пришел к выводу о необходимости поиска пригодного каменного угля с низким содержанием серы.

В 1819-1823 годах начальник первой поисковой партии Луганского завода Гаврила Козин обнаружил месторождения новых пластов угля в Лисичанске и месторождения свинцовых и цинковых руд в Нагольном кряже.

В 1827-1828 годах умнейший человек России, командир горного кадетского корпуса Евграф Ковалевский дал первое геологическое описание и карты Донбасса. Он подтвердил наличие в нашем крае полезных ископаемых, необходимых для выплавки чугуна.

В 1830 году Сильвестр и Алексей Гурьевы и Николай Вескобойников открыли Керченское месторождение железной руды.

В 1832 году силезский металлург Стефан Мадейский провел выплавку чугуна на городищенской и нагольнянской руде и гундаровском коксе. Тщательная подготовка материалов и домны позволили получить обнадеживающие результаты по получению чугуна.

В 1835-1840 годах геолог Луганского завода из мастеровых Павел Кульшин открыл в Кривом Роге новое рудное месторождение и дал описание залежей каменного угля.

В 1835-1836 годах талантливые инженеры Луганского завода Орест Шуман, Александр Иваницкий и Александр Анисимов обогатили науку и производство целым рядом творческих открытий. Среди них внедрение подогрева дутья в доменных печах, столбовая система добычи угля с введением широких полей выработки.

В 1839-1844 годах помощник горного начальника Луганского завода, инженер Николай Теплов впервые в практике металлургии внедрил в производство выплавку чугуна в домнах и выгранках на антраците.

В 1847-1850 годах инженер Луганского завода Алексей Гурьев вместе с мастеровыми Луганска строит Керченский металлургический завод.

В 1851-1855 годах горный инженер Луганского завода Аполлон Мевиус впервые сумел получить чугун из керченских руд и переработать его на сталь.

В 1858-1866 годах Аполлон Мевиус, уже горный начальник Луганского завода и округа выводит металлургию Юга, тогдашней российской империи, из стадии опытов. Разрабатываются новые месторождения руды и коксующихся углей в бассейне реки Кальмиус. Силами Луганского завода построен Петровский завод у села Корсунь (Енакиево). В 1863-1866 годах Мевиус осуществляет на Луганском заводе строительство пудлинговой фабрики.

В 1859 году механик Луганского завода Илиодор Фелькнер разрабатывает проект первого сталеприготовительного и прокатного цехов в Украине, пудлинговой фабрики.

В 1867-1870 годах под руководством уже горного начальника Илиодора Фелькнера осуществляется строительство Лисичанского чугуноплавительного завода.

В 1868-1870 годах горный инженер Луганского завода, талантливейший человек своего времени Иван Тиме создает первые в России: паровой молот, 120 – сильную воздуходувную машину, насосные и подъемные установки. В это время Тиме пишет труд "Сопротивление металла и дерева резанию", который получил широкую известность не только в России, но и за рубежом.

В 1867-1872 годах инженер Луганского завода Иван Зеленцов, впоследствии начальник горного управления Юга России, "вынес на себе всю тяжесть лисичанской плавки". Из материалов малопригодных для доменной плавки, под его руководством на протяжение трех лет выплавлялся высококачественный чугун. Это был переворот в отечественной металлургии.

Вот такими шагами шла луганская металлургия от победы к победе, от одного достижения к другому. Развивалась промышленность, внедрялась новая техника, готовились квалифицированные кадры. Таким образом, Донбасс превратился в один из самых мощных центров металлургии Украины и России.

Большую роль в этом сыграли инженеры Луганского завода Петр Горелов, Павел и Владимир Вагнеры, Анемподист и Алексей Носовы и многие другие.

Инженеры Луганского завода написали первые руководства в России в области металлургии и машиностроения. Из-под пера А. Мевиуса вышли книги "Металлургия чугуна, железа и стали", "Чугунолитейное производство". И.Фелькнера – "Спутник механика строителя". Последняя книга выдержала 4 издания и более 50 лет была настольной книгой отечественных механиков.

Именно инженеры Луганского завода стали организаторами съездов горнопромышленников Юга России. Среди них были А. Мевиус, Н. Летуновский, Е.Иваницкий, П.Вагнер, П.Горлов и др. Основателем же металлургии страны можно по праву считать Аполлона Мевиуса, который стал первым профессором металлургии в Украине и основателем многих металлургических заводов, в том числе и ДЮМО (Алчевский металлургический завод).

В настоящее время некоторые утверждают, что бурный рост и развитие промышленности Донбасса началось только в конце XIX века с приходом сюда с запада капиталов и инвестиций. Но забывать о том, какая база уже была здесь создана, нельзя, так как никакого быстрого развития, никакого экономического "чуда" не произошло бы, если бы не труд нескольких поколений наших земляков инженеров и мастеровых Луганского завода. Именно им мы в значительной степени обязаны небывалым взлетом промышленного производства в Донбассе в конце XIX - начале XX веков.

***

ВИДАТНІ ПОСТАТІ ЛУГАНЩИНИ XIX ст.

Темник Ю.А.,
директор Музея ПО «Луганский
станкостроительный завод»

Андриенко Владимир,
корреспондент газеты
"Луганский завод"

Густав Гесс де Кальве

Ученый, музыкант, журналист, горный начальник. Имя Густава Густавовича Гесс де Кальве мало известно в Луганске. Впервые внимание на него обратил писатель Геннадий Довнар в своем известном историческом повествовании «Луганцы». Однако во многих источниках сведения о нем были ..В Большой Советской энциклопедии, сказано, что этот человек автор первой в России работы по теории музыки. Те же данные есть о нем и в Музыкальной энциклопедии. В знаменитом словаре псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей И.Ф. Масанова Гесс де Кальве представлен уже как журналист 1820-х годов. В работе А.А.Формозова «Начало изучения каменного века в России» де Кальве выступает как археолог. В «Источнике словаря русских писателей» проф. С.А.Венгерова среди других инженеров Луганского завода, печатавшихся в различных российских изданиях, мы снова находим имя Густава Гесс де Кальве, сотрудника «Украинского вестника», «Соревнователя», «Отечественных записок», «Сына отечества». Как видно, человек этот, вовсе не был забыт в России и оставил глубокий след в истории. Однако его деятельность была напрямую связана с Луганском, ибо здесь он прожил довольно большой отрезок своей жизни и был в 1822-1826 гг. горным начальником Луганского завода и округа, т.е. первым лицом в нашем крае, третьим преемником основателя города Карла Гаскойна.

Итак, кто же он известный и неизвестный Густав Гесс де Кальве?

Судьба этого человека уже сама по себе достаточно интересна. Родился он 1784г. в венгерском городе Пеште. Но уже в 1788г. родители его переселились в Прагу, т.к. отец его получил должность главного управляющего имениями герцога Вюрцбургского. Получив предварительное образование в низшей школе и гимназии, Густав в 1798г. поступает в Пражский университет, где слушает лекции по математике, естественной истории, философии и теоретической физике. В 1799г. в возрасте 15лет де Кальве поступает в ополчение и сражается с французами в составе австро-венгерской армии, командуя отрядом студентов Пражского университета. В 1801-1803гг. он слушает в том же университете метафизику, прикладную математику, юриспруденцию. Когда дядя его Людовик Гесс де Кальве получил служебное поручение в Венецию, Густав поехал с ним, посещал лекции по медицине в Падуанском университете и путешествовал по Италии. В 1805г. он поступил на военную службу в гусарский полк императорской армии. Он принимал участие в знаменитом Аустерлицком сражении. Именно здесь он впервые познакомился с русской армией и русскими. Его впечатлили боевые качества армии императора Александра, её мужество и стойкость. После заключения мира между Францией и Австрией Густав в течение двух лет работал домашним учителем в доме Сечени в Венгрии, затем ездил как музыкант по Венгрии, Моравии и давал концерты в Пеште, Львове, Кракове, Варшаве.

Когда вновь началась война с Францией, де Кальве снова надевает военный мундир. После ранения в одном из сражений он переходит из австралийской армии в русскую. Служил он в русском корпусе в Молдавии до 1810 года. Получив отставку с отличными аттестациями, Густав Густавович навсегда остается в России и все свои таланты отдает на служение интересам новой родины. Женившись на Серафиме Ильиничне Мечниковой, сестре Е.И.Мечникова, бывшего директором департамента горных и соляных дел, он некоторое время жил в своем имении. В 1812 году Гесс де Кальве выдержал в императорском Харьковском университете экзамен на степень доктора философии, прочел три пробные лекции на латинском языке и защитил диссертацию: «Dissertatio inauguralis qe qenuino philosophiae charactere» (Charcoviae, 1812г.).

В этой диссертации он критикует Кента и его теорию. «Кантовская дидукция категорий ошибочна, теоретический и практический разум сам по себе один и тот же, существование Бога не только составляет постулат практического разума, но может быть с очевидностью доказано и теоретическим разумом, свобода человеческого разума достоверна, также достоверно и бессмертие души; высшая цель гражданского общества гармония силы и права». В 1816 г. Гесс де Кальве обратился к попечителю Харьковского учебного округа с просьбой о выделении ему места профессора в университете, но получил отказ. Тогда он поступает на службу в департамент горных и соляных дел, директором коего был его свойственик Е.И. Мечников. С этого времени Густав занимал должность старшего члена правления Луганского завода в чине обергиттенфервальтера 8 кл. В 1822 году, уже в чине бергмейстера 7 кл. Гесс де Кальве становится горным начальником того же завода.

В 1818 году де Кальве издал в Харькове книгу, написанную на немецком языке и переведенную на русский Р.Гонорским, под названием «Теория музыки, или рассуждение о сем искустве, заключающее в себе историю, цель, действие музыки, генерал — бас, правила сочинения (композиции), описание инструментов, разные роды музыки и все, что относится к ней в подробности. Сочинено в России и для русских». О цели этой своей работы он сказал: «Цель моей работы в том, чтобы дать любителям музыки в России возможности для лучшего понимания сего искусства. Мне кажется, что мы, русские, еще не имеем ни одной работы, приспособленной к теперешней музыке, но нет ни одной нации в мире, что имела бы больше природных склонностей к сему искусству, как наша».

В 1820 году Де Кальве выступает в Вольном обществе любителей русской словесности с докладом «Опыт исторического исследования об образовании человеческих способностей, в особенности по части минералогии». Это была первая работа по археологии Луганской области!

Густав Густавович в этот период жизни активно работает как журналист и публицист. Известны следующие его статьи: в «Украинском вестнике» – «О шуточном и смешном» о Григории Сковороде (1817, № 4); в «Соревнователе» – «О суеверии» (1818, №8 и 12); в «Отечественных записках» – «Несколько слов о древних рудниках в Сибири» и «Об открытии новых минеральных источников на Кавказе» (1825г., ч.22).

Из музыкальных произведений де Кальве известен концерт для 2-х фортепиано с оркестром, исполнявшийся при его участии в 1812г. на благотворительном концерте.

Гесс де Кальве на посту горного начальника очень много сумел сделать для людей, работавших на заводе и для города в целом. Получив должность, он первым делом отправляет в Петербург отчет о бедственном положении мастеровых и о высоком уровне смертности. К докладу он прилагает карты и чертежи построек. При нем было выстроено новое здание госпиталя, а старое после реконструкции было отдано под богадельню, где были помещены старые и больные люди. Это было первое в Луганске заведение подобного рода. 23 января 1823 года открыла двери новоучрежденная горно-заводская школа. Именно де Кальве впервые позаботился о том, чтобы растить кадры для предприятия на месте. И подобное учебное заведение было первым в Украине! Ныне ПТУ №7 является преемником этого заведения. Густав Гесс де Кальве думал о людях и будущем города, а не только о выпуске продукции и выполнении государственных заказов, как его предшественник Яков Нилус. Густав Густавович учреждает образцовую ферму, организованную по голландскому образцу, для снабжения мясом и молоком по дешевой цене больницы, школы, богадельни, чиновничество завода. Это было новое слово в сельском хозяйстве. Все отставные мастеровые, вдовы, сироты, которые пожелали получить землю, были наделены ею в достаточном количестве. Большинство внутренних проблем де Кальве решал, используя только внутренние резервы вверенного ему округа.

В 1824 году Гесс де Кальве был награжден орденом Св. Владимира 4ст. Но в 1826 году над горным начальником сгустились тучи. Прогрессивные взгляды де Кальве, его связи с многими общественными деятелями, писателями, среди которых было немало декабристов, сослужили ему после восстания плохую службу. Новый император Николай I, взойдя на престол, провозгласил: «Революция на пороге России, но пока я жив, она не проникнет сюда!». Он пресекал всякое проявление вольнодумства и не только политического, но и экономического характера.

Де Кальве по доносу был от дел отстранен и по его делу было назначено следствие. Суд признал Густава Гесс де Кальве виновным в растрате казенных денег и присудил выплатить сумму ущерба из личного кармана.

От службы его отстранили навечно без мундира пенсии. Император решение суда утвердил. Дальнейшая судьба этого человека не известна. Но его личность заслуживает более детального изучения, ибо след, оставленный им в истории страны и города, очень значителен.

***

Бугаева Наталья Степановна,
старший научный сотрудник
Луганского областного краеведческого музея

ПЧЕТНЫЕ ГРАЖДАНЕ ГОРОДА, ЧТО МЫ ЗНАЕМ О НИХ?

Общественный институт почетного гражданства имеет многовековую историю. Европа, Ближний и Дальний Восток, Киевская Русь, Новгородская республика столетиями прислушивались и дорожили мнениями людей, уважаемых народом и властью.

Званию «Почетный гражданин» в России предшествовало звание именитых граждан, которые получала часть городских обывателей на основании жалованной грамоты городам 1785 года Екатериной П. Этот особый класс городских обывателей был свободен от телесных наказаний; и дозволялось иметь сады, загородные дворы, ездить е каретах парою и четвернею; не запрещалось заводить и содержать фабрики, заводы, всякие морские и речные суда.

Указом от I января 1807г. звание именитых граждан сохранялось лишь для ученых и художников, а для купечества было отменено. Звание Почетный гражданин в Российской империи вводится императорским указом в связи с упразднением звания "именитых граждан" в 1832 году.

Потомственные граждане разделялись на потомственных и личных. Потомственное почетное гражданство давалось по рождению детям личных дворян, а также детям православного духовенства, окончивших духовную академию или семинарию; по ходатайству – коммерц или мануфактуру советникам, купцам I и П-й гильдии или получившим классный чин и орден, а также ученым и художникам, имеющим ученую степень.

Личное почетное гражданство давалось по рождению детям духовенства, не имевшим соответствующего образования; по ходатайству – лицам, окончившим университет или некоторые высшие учебные заведения, а также чиновникам, не имевшим права на личное дворянство.

Все почетные граждане освобождались от рекрутской повинности, подушной подати, телесных наказаний, имели право участия в городском самоуправлении.

Во второй половине 19 века звание почетного гражданина стало предоставляться протестантскому и мусульманскому духовенству, артистам императорских театров и др.

В дореволюционном Луганске звание почетных носили многие граждане. Одним из главных условий его присвоения был конкретный вклад в жизнь города. И они сделали такой вклад.

Почетный гражданин Пивоваров Иван Александрович пожертвовал колокол для Казанской церкви г. Луганска, "именитый горожанин", потомственный почетный гражданин купец П-й гильдии Лутовинов Стефан Клементьевич избран попечителем Луганского городского Приходского училища, в 1912 году избран в должность городского головы. Членом управы избран потомственный почетный гражданин Стефанович Николай Иванович.

Звание почетный гражданин было упразднено Декретом ВЦИК и Совета Народных Комиссаров от 11(24) ноября 1917г. "Об уничтожении сословий и гражданских чинов".

В истории почетного гражданства в нашем городе было много взлетов и падений. После революции о нем напрочь забыли – такие были времена! Забыли надолго.

И только в 1965г. в честь 170-летнего юбилея города по инициативе городского Совета, его тогдашнего председателя Георгия Семеновича Петрова институт почетных граждан г. Луганска был возрожден.

По решению горисполкома 27 ноября 1965 года звание почетных было присвоено:

  • Шелковому Петру Ивановичу, члену КПСС с 1917 года,
  • Енакиеву Григорию Потаповичу, члену КПСС с 1917 года,
  • Петруне Степану Пантелеймоновичу, доктору медицинских наук профессору, известному украинскому офтальмологу.

С 1967 по 1971 годы почетного звания были удостоены:

  • Комольцева Варвара Георгиевна, бригадир разметчиков завода имени Октябрьской революции,
  • Петухов Иван Дмитриевич, электрослесарь завода имени 20-летия Октября,
  • Береговой Георгий Тимофеевич, летчик-космонавт Герой Советского Союза, окончивший в 1941 году Луганскую школу военных летчиков.
  • Петраковский Анатолий Иосифович, командир 395-й шахтерской стрелковой дивизии, сформированной в годы Великой Отечественной войны в Луганске,
  • Акименко Адриан Захарович, член КПСС с 1919 года, генерал-майор в отставке, которому в 1941 году в сражении под Смоленском одному из первых в годы Великой Отечественной войны было присвоено звание гвардейца. Тогда он командовал мотострелковой дивизией им. Калинина,
  • Гончаренко Николай Гаврилович, лауреат Государственной премии Украины, доктор исторических наук, профессор Луганского государственного педагогического института им. Т.Г.Шевченко. Опубликовал более 100 печатных работ, в том числе 12 монографий,
  • Зорин Денис Федорович, член КПСС с 1917 года,
  • Зверяка Николай Алексеевич, член КПСС с 1917 года,
  • Бодрухина Екатерина Ивановна, прядильщица тонкосуконного комбината,
  • Силантьев Юрий Васильевич, народный артист РСФСР, художественный руководитель и дирижер эстрадно-симфонического оркестра Всесоюзного радио и телевидения,
  • Пахмутова Александра Николаевна, композитор, заслуженный деятель искусств РСФСР за активное участие в подготовке и проведении Ш Всесоюзного фестиваля комсомольской песни на земле Луганщины. Затем наступил почти десятилетний период затишья.

В 1980, 1981 и 1987 годах звание почетного гражданина получили: Семенов Александр Лаврентьевич, старый большевик, Агаркова Мария Романовна, завуч средней школы №17, Александров Геннадий Иванович, бригадир каменщиков "Луганскгор-строя",

Земсков Николай Николаевич, доктор медицинских наук профессор, 30 лет заведовал кафедрой хирургии Луганского медицинского института, основоположник хирургии сосудов, грудной хирургии, включая сосуды сердца. Впервые в Донбассе провел операции на сердце с аппаратом искусственного кровообращения,

Ольховский Юрий Иванович, токарь Луганского станкостроительного завода Герой Социалистического труда,

Чернов Юрий Филиппович, бригадир слесарей эмалировочного завода им. Артема, заслуженный рационализатор Украины,

Бычков Илья Алексеевич, один из первых комсомольцев города, Новохатко Знгельс Иванович, генеральный директор Луганского станкостроительного завода,

Сытник Константин Меркурьевич, академик, первый вицепрезидент Академии наук Украины, директор института ботаники им.Н.Г. Холодного, внесший большой вклад в развитие академической науки.

В решении о присвоении звания "Почетный гражданин" в течение 25лет сохранялась только одна формулировка "за безупречную трудовую деятельность и активное участие в общественно-политической жизни".

8 мая 1987 года в Луганской филармонии состоялся авторский вечер известного советского поэта-земляка, Лауреата Государственной премии СССР Матусовского Михаила Львовича, за выдающийся вклад в развитие советской литературы, создание высокохудожественных произведений, воспевающих революционные, боевые и трудовые подвиги Луганщины, присвоено звание "Почетный гражданин г. Луганска".

Урожайным стал 1992 год. Город назвал почетными гражданами заслуженных мастеров спорта, ставших чемпионами 25 Олимпийских игр в Барселоне и заслуженных тренеров Украины за подготовку чемпионов мира и Олимпийских игр и большой вклад в развитие физической культуры и спорта в городе:

  • Брызгину Ольгу Аркадьевну, заслуженного мастера спорта чемпионку 25 Олимпийских игр по легкой атлетике,
  • Кучеренко Олега Николаевича, заслуженного мастера спорта чемпиона 25 Олимпийских игр по греко-римской борьбе,
  • Мисютина Григория Анатольевича, заслуженного мастера спорта чемпиона 25 Олимпийских игр по гимнастике,
  • Коробчинского Игоря Алексеевича, заслуженного мастера спорта чемпиона 25 Олимпийских игр по гимнастике,
  • Федорца Владимира Андреевича, заслуженного тренера Украины по легкой атлетике,
  • Дегтярева Николая Васильевича, заслуженного тренера Украины по гимнастике,
  • Шемякина Анатолия Петровича, заслуженного тренера Украины по гимнастике,
  • Онищенко Алексея Ивановича, заслуженного тренера Украины по греко-римской борьбе.

В 1993-1995 годах почетными гражданами города стали:

  • Коняев Алексей Николаевич, президент Восточно-Украинского университета, доктор технических наук академик инженерной академии Украины,
  • Крупко Степан Иванович, директор Луганской кондитерской фабрики с 1960 по 1998 год. участник Великой Отечественной войны,
  • Локотош Борис Николаевич, профессор кафедры автоматизации производственных процессов Восточно-Украинского университета, действительный член Академии наук технологической кибернетики Украины и Украинской технологической академии,
  • Можаев Геннадий Александрович, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии, интенсивной терапии и медицины катастроф Луганского медицинского университета.

За большой личный вклад в развитие промышленности, жилищно-гражданского строительства, культуры и спорта в городе звание Почетных жителей города заслужили Шевченко Владимир Васильевич и Петров Георгий Семенович, руководители областного и городского масштаба в 60-80-х годах.

В канун 200-летия Луганска горисполком присвоил звание Почетного гражданина:

  • Довнару Геннадию Станиславовичу, писателю участнику Великой Отечественной войны, автору повести "Луганцы",
  • Ененко Геннадию Федоровичу, директору АО "Луганский трубный завод", заслуженному металлургу Украины.
  • В следующем году – Ляхову Ивану Андреевичу, генерал-майору внутренней службы заместителю начальника управления МВД Украины в Луганской области,
  • Чумаку Ивану Михайловичу заслуженному художнику Украины. Лауреату премии им.Т.Г. Шевченко за значительный личный вклад в развитие монументального искусства города.

В 1997году Луганский горисполком внес изменения и дополнения в Положение о звании "Почетный гражданин города Луганска": "за выдающиеся достижения в укреплении производственного, научного и духовного потенциала города".

С 1997 по 1999гг. звание присвоено:

  • Наден Зинаиде Гавриловне, директору арендного предприятия "Луганский комбинат хлебопродуктов", президенту клуба деловых женщин,
  • Лесничевскому Аркадию Алексеевичу, заслуженному работнику транспорта Украины, члену-корреспонденту транспортной академии Украины, генеральному директору ЗАО "Транс Кинг",
  • Дидоренко Эдуарду Алексеевичу, ректору ЛИВД МВД Украины, генерал-лейтенанту милиции, члену-корреспонденту Академии правовых наук Украины,
  • Козиниеву Владимиру Михайловичу, лучшему строителю города, ветерану труда, за значительный личный вклад в решении задач жилищно-гражданского строительства и архитектуры г. Луганска,
  • Житной Инне Павловне, заслуженному деятелю науки и техники, доктору экономических наук профессору, академику инженерных наук Украины за значительный вклад в развитие научного потенциала г. Луганска,
  • Васько Владимиру Пантелеевичу, председателю Совета организации "Ветеранов еойны, труда и Вооруженных Сил" холдинговой компании "Лугансктепловоз",
  • Северову Евгению Александровичу, заслуженному тренеру Украины и СССР, мастеру спорта Украины и СССР, Почетному динамовцу, тренеру волейбольной команды "Динамо",
  • Гончарову Валентину Николаевичу, декану факультета Восточно-Украинского государственного университета, доктору экономических наук, профессору,
  • Румянцеву Борису Павловичу, профессору, кандидату технических наук, академику, вице-президенту ПТАН Украины, заслуженному работнику народного образования Украины, заслуженному профессору ВУГУ, ректору машиностроительного института с 1950 по 1974 гг.,
  • Смирнову Василию Васильевичу, председателю Луганского городского совета ветеранов Украины,
  • Минаеву Ивану Григорьевичу, заслуженному строителю Украины, начальнику комбината "Ворошиловграджилстрой" с 1971 по 1987гг.

В 1999 г., развивая традиции института Почетного гражданства, исполком Луганского городского Совета решил звание "Почетный гражданин г. Луганска" присваивать ежегодно ко Дню города.

Ритуал посвящения в Почетные граждане г. Луганска, который включает в себя представление новых Почетных граждан и торжественное вручение им удостоверения Почетного гражданина г. Луганска, памятного диплома и символической ленты с надписью «Почетный гражданин г. Луганска» обычно проводится на главной площади города при открытии праздничных мероприятий, посвященных Дню города.

Сведения о гражданах, удостоенных почетного звания, вносятся в Книгу Почетных граждан г. Луганска и широко освещаются е средствах массовой информации, а их фотографии помещаются на специальном стенде Почетных граждан города.

Положением о Почетных гражданах предусмотрен ряд льгот, которыми пользуются Почетные граждане, в частности при оплате за жилищно-коммунальные услуги, при пользовании общественным транспортом и др.

В этом году исполняется 35 лет с момента возрождения института почетного гражданства в Луганске. За эти годы звания удостоены 56 человек, 33 из них ныне здравствующие.

Литература:

1. Государственный архив Луганской области /далее ГАЛО/ ф.6О,опЛ.ед.хр.№3.

2. ГАЛО, ф.бО. опЛ.ед.хр^ ГАЛО, фЛ>0, опЛ.ед.хр.б.лЛС ГАЛО, ф.6О,оп.1,ед.хр.№3

3. ГАЛО. ф.6С,оп.1,д.24,лЛ9.

4. ГАЛО, Р-593,оп.З,д,2158,л.247.

5. Латышев Е С. Город. Ерокгаузъ Ф.А., Ефронъ И.А. Энциклопедический словарь. – С.-Петербург,1893, т.9,с,324.

6. Рындзюнский П.Г, Городское гражданство дореформенной России. М.Л958. БСЗ.-М.Л975-сЛ341.

7. Почетные граждане. Советский энциклопедический словарь, М.,198б-сЛСЛ9.

***

Бровко Олена Олександрівна,
аспірант кафедри
української літератури
ЛДПУ ім.Т.Г.Шевченка

КРАЄЗНАВЧИЙ АСПЕКТ ТВОРЧОСТІ МИКОЛИ РУДЕНКА

Як відомо, на думку як Бахтіна, так і Лосева різні контексти визначають різний зміст тексту. Контекст стає тим герменевтичним колом, що детермінує смисл слова. У соціокультурному та психологічному контекстах можна говорити про краєзнавчий аспект творчості М. Руденка, хоча, зрозуміло, його творчість становить не тільки літературно-краєзнавчий інтерес. У свідомості читача лірика М. Руденка споріднена певними асоціативними зв'язками з українською філософською поетичною традицією, але при всьому філософсько-поетичному інтелектуалізмі автор пов'язаний із Донбасом: уявлення картини дитинства, "уміння бачити природу", за словами Б. Рубчака, визначає початок кожного поета. Бажання почути вище одкровення природи, відчути красу, від якої вибухає серце, на думку поета "не варто називати всує", тому, не зважаючи на певну декларативність стилю, структуру образів віршів "Сни", "Відображення", "Напровесні", "Слів нема..." збірки "Оновлення" визначає підтекст. Саме в переході слова в невимовне, у його застиглості виявляється близькість поезії й філософії. Усвідомлюючи дискусійність питань сучасної генології, можна говорити про перевагу філософського метажанру в творчості М. Руденка. Аналізуючи тексти М. Руденка в краєзнавчому аспекті, необхідно зупинитись на романі "Орлова Балка", дія в якому відбувається в Одесі, яка фігурує як центр мистецтва, злочинності, наркотиків та контрабанди, і в Донбасі, де в шахтарському містечку живе праведна сім'я Медунів. Основний сюжет стосується життя Володимира Тарана і розвивається між цими двома полюсами. Його брат, шахтар Іван, привозить Володимира на Донбас.Далі сюжет розвивається за традиційною схемою роману про митця: Таран прагне досягти психологічного балансу через створення картин, кохання, приятельські стосунки, які породжують філософські діалоги.

Джерелом багатьох пам'ятних образів роману є зруйноване природне довкілля Донбасу – забруднене повітря, що покриває донбаську рівнину, як море напівпрозорої синюватої рідини; чорний пил на деревах; наростання величезного терикону біля отвору шахти. Є й чимало згадок про деградацію культурного середовища: про зруйнування церкви; про загрозу вимирання української мови: "Якщо ми кожну травинку, кожну комаху хочемо зберегти для нащадків, то як же слово людське не зберегти?" Ці мотиви увиразнюють основну проблему роману – як митець естетично та філософічне сприймає світ, позначений екологічною та культурною деградацією. Тема охорони середовища в "Орловій Балці" не формується як у "Соборі" О. Гончара, через нагромадження прикмет різного роду забруднення. Роздуми над подібними темами реалізуються тут, по-перше, у складній системі символів; по-друге, у намаганнях митця визначити своє місце в людському та природному середовищах. Центром символіки роману є терикон – це і демонстрація демонічності людського втручання в природу, і вияв парадоксальності індустріального розвитку: земні природні багатства загрожують людині. З цієї причини терикон з'являється в кількох іпостасях: 1) могутня рукотворна гора; 2) мезозойський динозавр; 3) злий дух. Самі шахти теж двозначні: 1) їхні випари нагадують пекельний вогонь; 2) чорне світло вугілля – сконцентрований вид сонячної енергії, яка займає важливе місце в пантеїстичному світогляді М.Руденка. Навмисне створена символічна амбівалентність зумовлена тим, що роман рівночасно засуджує людство за деградацію природи і визнає позитивну роль енергії. Цю дихотомію показано через процес створення Володимиром чотирьох картин:

I."Христос, розіп'ятий на електровежі" – спрощена констатація екологічної біди;

II."Берег вічності" – своєрідний катарсис і пошук теорії всього світу;

III."Каяття" – задум пропагандистський, відкрито попереджає про екологічну небезпеку (боротьба Медуна з териконом);

IV. "Причинна" (апофеоз відновлення).

Функція картин у романі – утілення багатовимірної дискусії навколо екологічних питань. Але збереження Орлової Балки – не панацея: шахта діє і терикон продовжує рости. Філософське повернення до 13-го століття – це повернення до витоків хибної ідеї. М. Руденко поєднує сподівання нового з усвідомленням його несформульованості: "Марксизм якщо не впав, то вже помітно схитнувся. Духовний простір, який він заповнював, виявився порожнім – на його місце мусить прийти щось нове. А що саме? Цього поки ніхто не знає". За словами М. Павлишина: "М. Руденко обмежується прагненням довести, що його пантеїстичне поняття про природу правильніше від марксистського". Деградація середовища, накреслена в романі, є більше фактом, який вимагає розміщення в загальній теорії, ніж темою, яку треба дослідити. Погоджуючись з М.Павлишиним, відзначаємо, що полеміка з ідеологічною традицією негативно позначена на естетиці твору. Таким чином, художнє осмислення природи М. Руденком має такі особливості:

1) уявлення картин дитинства поєднано з атрибутикою шахтарського
життя ("Вороток", "Чорні люди");

2) у пейзажних замальовках домінують топоси "дорога", "поле",
"даль заозерна", "степовий вітер" та флористична символіка
(полин, спориш, чабрець);

3) у прозі М. Руденка осмислення екологічної теми реалізується
через складну систему символів;

4) символічна амбивалентність.

Окремим аспектом творчості М. Руденка є її біографічний характер (поетичні згадки про смерть батька шахтаря, матір, сестру, перше кохання Євгенію Шаповалову, учительку К.О. Єськову тощо). Важливим джерелом вивчення літературного краєзнавства є мемуаристика М. Руденка – книжка спогадів "Найбільше диво – життя".

***

Воловикова Наталья Николаевна,
студентка V курса
гуманитарного факультета ВУГУ

ХРИСТИНА АЛЧЕВСКАЯ

Алчевская Христина Дачиловна родилась в 1841 году в городе Борзно на Черниговщине в аристократической семье. Ее мать была внучкой молдавского господаря, дочерью заслуженного генерала Вуича, героя 1812 года, воспитанницей Смольного института. Ее отец Д.Журавлев был учителем уездного училища. Но он был против того, чтобы Христина получила образование. Но она подсматривает и подслушивает через дверную щель уроки грамоты, который давал приглашенный родителями семинарист для ее братьев. В результате писать и читать она научилась раньше, чем они. Христина много читала и самостоятельно приобретала знания, которые впоследствии передавала народу. Ее любимыми авторами были О.Герцен и Т.Шевченко. Когда Христине было пять лет, ее отец получил назначение в Курск, где прошли ее детские и юношеские годы. В 1862г. она выходит замуж за Алексея Кирилловича Алчевского – сына мелкого провинциального купца, будущего банкира, промышленника, мецената. Переехав в Харьков, Алексей и Христина со всем пылом молодости увлеклись народническим и украинским национальным движением 60-х годов. Алексей Кириллович возглавил Харьковскую "Громаду". Организации украинской либерально-демократической интеллигенции, называвшие себя "громадами", были созданы в начале 60-х годов в ряде крупных городов. Они сыграли поожительную роль в национально-освободительном движении и развитии украинской культуры. Христина Даниловна была единственной женщиной, участвовавшей в деятельности Харьковской "Громады".

В 1862 году она открывает в Харькове воскресную школу для взрослых. При ней существовала библиотека, в которой для того времени была высокая книговыдача (например, в 1897-1898 учебном году библиотека выдала 4434 книг). После того, как правительство запретило воскресные школы, Алчевская организовала домашнюю школу, в которой училось 50 человек. В 1870 году Алчевская добивается открытия Харьковской женской школы, которая просуществовала до 1917 года. В ней бесплатно обучались девушки-рабочие. Всего же эта школа обучила 15 тыс.человек. При содействии X.Д.Алчевской такие школы возникают в других местах Росии и Украины. Среди них была и земская школа села Алексеевка Михайловской волости Славяносербского уезда. Эта школа стала знаменитой на всю Европу. Она была открыта в 1878 году. Христина Даниловна пожертвовала на нее 3 тыс.рублей; на свои средства построила для школы новое здание, закупила учебные и наглядные пособия(1). Она также позаботилась о доме для учителей(2).

С осени 1887 года по сентябрь 1893 года в Алексеевской школе работал Борис Гринченко – выдающийся педагог, писатель, публицист, фольклорист, лингвист. В книге воспоминаний " Передуманное и пережитое" Алчевская написала: "Когда мы купили ломестье в Екатеринославскои губернии, я организовала там народную школу и мечтала об идейном учителе. Мне указали на поэта Гринченко. И правда, это человек обаятельный. Сельский народ горячо полюбил его. Дети бежали в школу, как на праздник, и дело шло прекрасно"(3).

В 60-е годы дом Алчевских становится одной из авторитетнейших культурных ячеек Харькова; они любили музыку, драматическое искусство, близкими их друзьями были известные писатели и поэты, театральные деятели и ученые. Неслучайно их дети, воспитывавшиеся в столь богатой культурными традициями семье, проявили себя как талантливые деятели науки и культуры: Христина Алексеевна – поэтесса, старший сын Дмитрий – кандидат естественных наук, Григорий – композитор и педагог, Иван – знаменитый оперный певец, Николай – автор первого украинского советского букваря, Анна – художница(4).

В 80-х годах кружок харьковских учительниц во главе с X.Д. Алчевской развернул обширную работу по составлению получившего громкую известность капитального труда "Что читать народу", в котором отразились либерально-народнические тенденции составительниц. В работе кружка принимали участие 12 учительниц. Их деятельность была своеобразным культурническим вхождением в народ. Не удовлетворяясь обычными методами обучения, Алчевская обратила внимание на внеклассное чтение учениц. Для проверки усвоения прочитанного был разработан вопросник, затем учительницы завели дневник, в котором записывали ответы по вопроснику. После того были введены регулярные чтения с обсуждением прочитанного и о каждом чтении составляется подробный отчет. Так постепенно был выработан метод изучения читательских интересов и на его основе – методы отбора книг, пригодных для массового читателя. С 1880 года были организованы регулярные чтения для взрослых малограмотных и неграмотных крестьян в нескольких селениях. На этих чтениях также обсуждались прочитанные книги и производились записи отзывов и рассуждений слушателей, наблюдений и выводов читавших учительниц. "Проверяя книги с читателями из народа, – пишет Алчевская в предисловии ко второму тоиу своего труда,– мы обращали внимание не только на то, как была понята книга и насколько она усвоена, но и на те мысли, которые она навивала на них, но те сближения, которые они делали с жизнью; даже самые отклонения в сторону и замечания, брошенные вскользь мы часто не считали удобным опускать, находя, что все это, вместе взятое уясняет до некоторой степени мировоззрением слушателей и их отношение к книге(5). Таким образом, был собран богатый материал, который вошел в названный труд "Что читать народу". Это был первый в России сборник читательских отзывов о книгах.

Материалом для первого тома книги послужили наблюдения, которые собрали учительницы в четырех школах: воскресной городской в Харькове, в которой обучались триста учениц 9-10 летнего возраста, сельской школе села Алексеевки Славяносербского уезда Екатеринославской губернии, Наумовском образцовом одноклассном училище Министерства народного просвещения (Курская губерния) и вечерней школе для взрослых в том же селе Наумовка. В своей книге Алчевская и ее коллеги частично использовали и материалы исследований по организации подобных чтений и в других городах, например, Тбилиси.

Всего в трех томах рекомендуется 4132 книги. Составители обращали внимание читателей на произведения классиков русской, украинской и зарубежной литературы, таких как А.Пушкин, Л.Толстой, М.Лермонтов, И.Тургенев, М.Горький, Т.Шевченко, М.Вовчок, И.Франко, Стефаник, Бичер-Стоу и других, а также литературу биографического характера(6).

Кружку Алчевской приходилось работать в исключительно тяжелых условиях. Народные чтения могли устраиваться только в столицах и губернских городах с разрешения попечителей учебных округов и губернаторов, под наблюдением инспекторов народных училищ. На фабриках и заводах народные чтения категорически запрещались. Что же касается народных чтений в уездных городах и селениях, то в правилах 1876 года (действовали до 1894 г.) хотя и не было прямого запрещения, но и не имепось разрешения их, а это понималось как запрещение. В чтениях допускалось использование только тех книг, которые были одобрены Ученым комитетом Министерства народного просвещения или синодом. Поэтому народные чтения Алчевской в селениях были делом рискованным: нужна была особенная осторожность.

Имя Алчевской часто появлялось и в периодической печати – педагогические статьи, методические разработки, художественные произведения. Ей принадлежат статьи: "Огородник", рассказ ("Детское чтение", 1870), "История открытия школы в деревне Алексеевке" ("Южный Край",1881) и "Драматические произведения, как они понимаются народом" ("Северный вестник", 1887) (7).

Учебные пособия созданные под руководством Алчевской, были с одобрением встречены прогрессивной общественностью. На выставках в Москве, в Нижнем Новгороде, в Париже, Антверпене, где освещался педагогический опыт Алчевской, ей присуждались высшие награды. В 1910 году ее избрали вице-президентом Международной лиги Просвещения, она была членом многих российских и зарубежных просветительских обществ.

Литература:

1. Курило В.С,Подов В.И. Образование в Донбассе (XIX- началоХХвека). – Луганск: Пресса, 1996.– С.19.

2. Віхрова Т. Сівачі розумного, доброго, вічного: 3 історії народноїосвіти на Луганщині // Прапор перемоги. – 1989.–1 верес.

3. Погрібний А. Відгомін давнього конфлікту: Післяслово до ювілею Х.Д.Алчевської // Наука і культура: Україна. Вип.26-27. – К.,1993. – С.130.

4. Ямковой А.А., Куксина Е.А., Плетенцов Г.А. Путь длиной в сто лет/ Очерки истории Алчевского металлургического комбината. – Луганск: Світлиця, 1996. – С.18-19.

5.3добнов Н.В. История Русской библиографии. До начала XX века. – 3-е изд.- М.:Гос.изд-во культпросвет.лит-ры, 1955. – С.483.

6. Гоменюк М.П. Українські бібліографи XIX-поч.ХХ ст. Нариси та діяльність.– Харків: Редакційно-видавничий відділ Книжкової палати УРСР, 1969. – С.78.

7. Энциклопедический словарь / Брокгауз и Ефрон. Биографии.– М.,1991. Т.1. – С.218.

***

Лукінова Людмила Вікторівна,
студентка V курсу
гуманітарного факультету ВУГУ

В.І.ДАЛЬ – ПИСЬМЕННИК, ЛЕКСИКОГРАФ, ВЧЕНИЙ

На протязі тисячоліть формувався духовний світ людини, відточувалися та збільшувалися його грані. Людство мало глобальні злети Духовності: Відродження, доба Просвітництва. У нашій Батьківщині – це доба Київської Русі, потім XVII - XIX століття в Росії.

XIX століття в історії вітчизняної культури було справжнім духовним ренессансом, – щедрим на диво талановитих людей. Назвемо кілька прикладів: О. С. Грибоєдов – комедіограф, поет, прозаїк, драматург, художник; С. В. Ковалевська – математик, письменниця, публіцист; Т. Г. Шевченко – поет, живописець, прозаїк. Універсально талановиті співвітчизники XIX століття – це цілий світ. Гармонічно вписується у цей світ Володимир Іванович Даль – письменник, лексикограф, етнограф, лікар, один з перших дослідників гомеопатії, публіцист, якого турбували дуже різноманітні теми, інженер, винахідник.

Сорок років він виступав у літературі під псевдонімом Козак Луганський. За цей час його твори полюбили читачі, а видатні письменники дали його творчості високу оцінку. Так, В. Г. Бєлінський писав у статті "Русская литература в 1845 году": "В. И. Луганский создал себе особенный род поэзии, в котором у него нет соперников. Этот род можно назвать физиологическим. После Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе"1. Сам Н. В. Гоголь у 1846 році признався: "...каждая его строчка меня учит и вразумляет, придвигая ближе к познанию русского быта и нашей народной жизни"2. І. С. Тургенєв в1847 році називав Даля "Народним письменником", він говорив: "...решительно никто в русской литературе не может сравниться с господином Далем"3, а Герцен відзначав: "Одним из первых бесстрашных охотников, который, не боясь ни грязи, ни смрада, отточенным пером стал преследовать свою дичь вплоть до канцелярии й трактиров, среди попов й городовых, – был Казак Луганский"4. Приведений перелік оцінок легко розширити і продовжити. Але головне, на мій погляд те, що сучасники Даля В.І. визнавали його особливу роль в літературі. Зараз, думаючи про нього, більшості з нас тяжко згадати що-небудь, крім “Тлумачного словника”: Даль як би не існує для нас без головного й найбільш видатного свого твору. Й це жахливо, адже повне зібрання творів видане у 1897-1898 роках, складається з десятьох томів. У них надруковано 145 повістей та оповідань, 62 історії із збірки "Матросские досуги", кілька статей та нарисів. А є ще "Нариси російського життя"; є твори для дітей; є вірші, надруковані лише один раз, або не надруковані ніколи; є п'єси, які зберігаються в архіві; є багато статей, розкиданих у періодичній пресі; є проекти та докладні записки, сховані у надрах міністерських архівів.

Крім неймовірного багатства слів, Даль записав тисячу казок; він віддав їх укладачу знаменитого видання "Народні російські казки" Афанасьєву, свої записи народних пісень відіслав Кириєвському; зібрання лубочних картин передав у Публічну бібліотеку.

Великі наукові заслуги В. І. Даля, великі його вчені звання: він був обраний почесним членом російської Академії наук, а Російське Географічне Товариство присудило його праці Костянтинівську золоту медаль. Товариство Шанувальників Російської Словесності обрало його своїм почесним членом.

Незважаючи на все це, творчість В. І. Даля і досі не вписана в історико-літературний контекст. Наприклад, в "Історії російської літератури" є лише кілька згадувань про Даля. То й діло високі оцінки Бєлінського і Тургенєва визнаються перебільшеннями. Але зараз цілісний погляд на далівську прозу необхідний.

Осягнення творчості Даля неможливе без знання його біографії, яка в свою чергу теж вивчена недостатньо.

Сталося так, що саме у Луганську 10 листопада 1801 року розпочався довгий і складний життєвий шлях В.І Даля. І хоча тут він прожив лише перші чотири роки, любов і шану до рідної землі він проніс через все життя.

Мене приємно вразило, що російськими пиеьменниками-емігрантами у Франції була заснована премія імені В. І. Даля. Вонаприсуджується за кращий російський роман авторам, які живуть як в еміграції, так і в Росії.

У Болгарії в 1997 р. зняли фільм про нашого славетного земляка. Для них постать Даля цікава передусім тим, що він у період російсько-турецької компанії приймав участь у звільненні Болгарії від Османської неволі.

Активно працюють і робітники літературного музею В. І. Даля (м. Луганськ), їх зусиллями створюються виставки, присвячені різноманітним подіям з життя Козака Луганського. Остання стосується теми "Даль і Пушкін" присвячена 200-літтю з дня народження великого російського поета. По добрій традиції проводяться Далеві четверги, де збираються люди мистецтва: вони обмірковують проблемні питання, виступають з доповідями, а також просто слухають музику виконану на унікальному далівському фортепіано.

Не забувають Даля луганчани. Його ім'я носить середня школа № 5, а в 2001 р. планується також надати ім'я В. І. Даля Луганському медичному університету. Вулиця, де народився у 1801 році Даль, зараз названа його ім'ям.

Вдячна пам'ять про Козака Луганського втілена в його першому скульптурному портреті, який був створений у 1962 році луганцями І. П. Овчаренко і Н. Л. Буніним.

Але самий великий і значний пам'ятник створений самим В. І. Далем – це словник, який прикрашає книжні полки кожного, кому дорога російська мова. Словник, до якого ми звертаємось і зараз, через 132 роки після його публікації.

Література:

Белинский В. Г. Собр. соч.: В 9 т. – М., 1982. –Т. 8.– С.26.

Гоголь Н. В. Собр. соч.: В 8 т. –М., 1984. – Т. 7. – С. 417.

ТургенєвІ. С. Полн. собр. соч. й писем : В 30 т. – М., 1978. – Т. 1. – С.278.

Герцен А. И. Собр. соч. и писем : В 30 т. – М., 1958. –Т.13. – С. 174.

***

Макарова Алла Викторовна,
зав. отделом Луганского
областного краеведческого музея

ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ ЛУГАНЩИНЫ к.ХІХ-н.ХХ вв.

На пороге третьего тысячелетия, мы готовы вступить на новый путь, находя в христианстве чистейший и богатейший источник духовного возрождения. И на этом пути необходимо вспомнить о своих истоках.

Когда-то слово "святой" в русском языке означало "крепкий, сильный". И действительно, жития святых часто рисуют нам величественные образы подвижников христианства. Но рядом с ними были тысячи других, повседневно трудившихся во славу Христову. Их жизнь не столь богата яркими событиями. Про них не слагались гимны, их ликов не встетишь на иконах, они жили с теми же радостями и бедами, что и другие, но отличались тем, что посвятили Христу всю свою жизнь. Это целая плеяда священнослужителей.

"Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог!" /От Иоанна. Святого Благовествование/. Проповедовали Слово Божье священники, просвещали свою паству. О пастырской службе некоторых из них сохранились материалы в архивах, памяти народной.

В православной церкви три степени священнослужителей: диаконы, священники и епископы. Речь пойдет о священниках. Они могут совершать все таинства и все церковные службы, кроме посвящения других служителей. Все священники равны между собой по благодати, но по заслуженности они имееют разные степени. Во время богослужения священник имеет определенные облачения. Подрезник всегда светлый, напоминая чистоту души, которую должен иметь священник; епитрахиль обозначает двойную благодать, без нее нельзя совершать какую-либо службы. Поручи на руках обозначают, что руки его связаны на зло и приготовлены только на добро. Пояс означает готовность священника служить Богу. За особые заслуги священники получают набедренник и палицу, изображающий духовный меч для борьбы со злом. Риза или фелонь, которую одевает священник поверх других одежд, напоминает, что он как воздухом, окружен со всех сторон Божьей благодатью. На голове во время богослужения одеты скуфьи – небольшие шапочки, или камиловки – высокие бархатные шапки, которые даются как награда или отличие. На облачении наперсный крест как награда или подарок от прихожан.

В дореволюционном Луганске было несколько православных церквей, среди которых особенно выделялись Соборно-Николаевская, Казанская, Петро-Павловская, внушительные белые здания Соборно-Николаевской церкви были построены в 1841 году на возвышенном месте и хорошо было видно их издалека. Оно доминировало над окружающей низкой застройкой. На ее строительство казной было отпущено 29607 рублей 75 копеек.

Церковная ограда, железные решетки были приобретены на средства прихожан − 3453 руб.92 коп. Церковь имела 193 десятины /одна десятина -1,095 га/. В приходе было 167 3 прихожанина. Кружечный сбор 1916 г. составлял 6706 руб.71 коп. Это была единственная церковь в городе, построенная на средства казны.

Службу вели несколько священников. Настоятелям был Хицунов Павел Иоаннович 1845 года рождения, сын священника. В 1869 г. окончил полный курс наук Екатеринославской духовной семинарии со званием воспитанника. Был определен учителем русского языка в Бобрищенском уездном училище Херсонской губернии. В сан священника был рукоположен Преосвященным Феодосием в 1875г. и направлен помощником настоятеля Стефановской церкви города Славяносербска. Как большинство священников преподавал закон Божий в Славяносербском уездном училище. В 1891году был переведен в Казанский собор в Луганске. С разрешения Преосвященного Владимира прихожанами Казанской церкви был поднесен наперситный крест в 1899г. А первую свою награду за усердные труды по проповеди Слова Божьего он получил в 1879г. 19 октября. Это был набедренник, четырехугольный плат, продолговатый, с изображением креста и носится на бедре с правой стороны. Здесь же, в Луганске, преподавал сначала в городском 2-х классном училище, а с 1887г. по 1906г. был законноучителем в техническом железнодорожном училище. За усердное исполнение обязанностей законоучителя и духовника этого же училища, Синодом был награжден камилавкой. Эта награда для священнослужителей была утверждена 18 декабря 1798 г. и как принадлежность одежды лиц священного сана получила форму цилиндра расширенного кверху без полей фиолетового цвета из бархата.

Павел Иоаннович ведет в Луганске и обширную общественную деятельность. Он был членом епархиального училищного совета Славяносербского отделения. Министром внутренних дел был утвержден директором Славяносербского отделения попечительного Совета о тюрьмах. Был почетным членом общества взаимного вспомоществования учащимся церковно-приходских школ Екатеринославскои епархии. В 1894 году Преосвященным Владимиром переводится в Соборно-Николаевскую церковь, а в 1908 году Преосвященным Симеоном назначается настоятелем этой церкви. 10 марта 1886 года Синод награждает его скуфьей. Это головное покрытие православного священника, жалуемое ему как награда с 1787г. скуфья делалась из бархата фиолетового цвета. Указом Сената и Екатеринославскои духовной консистории причислен со всем своим семейством в почетные дворяне в январе 1891г. В 1897 году Синод награждает его наперстным крестом. За пастырскую деятельность, просветительскую в народном образовании настоятель Соборно-Николаевской церкви имел награды: Орден Святой Анны 3-й степени и 2-й степени, а так же орден Владимира 4-й степени. За труды по благочинию в приходе получил от казны 300 рублей в год, а за преподавание − 360 рублей в год.

Не менее колоритной фигурой был другой священник Соборно-Николаевской церкви − Сахновский Иоанн Симеонович, 1870 года рождения, сын священника. Образование получил в Екатеринославскои духовной семинарии. После ее окончания работал в Бахмутском духовном училище. В сан священника рукоположен был в 1845 году в сергиевской тюремной церкви г.Ростова-на Дону. Преподавал закон Божий в мужском начальном училище Ростовского ремесленного общества. В 1903 г. награжден набедренником. Во время русско-японской войны активно работал в Ростовском обществе Красного Креста. За труды и усердие был награжден в 1908г. серебряной медалью Красного Креста. В 1908 г. Преосвященным Симеоном переведен в Соборно-Николаевскую церковь. Активно занимается преподавательской работой. Преподавал Закон Божий в училище Луганского патронного завода, с 1910 г. директор частного женского коммерческого училища. Синодом был награжден скуфьей и камилавкой. В память 25-летия церковно-приходских школ имел награду – серебряную медаль. В 1914 году Киевским Епархиальным советом избран был действительным членом Владимирского братства с правом ношения братского знака 2-й степени.

На одной из центральных улиц города Казанской, была построена в 1864г. Казанская церковь на средства купцов и мещан Луганска. Своей земли церковь не имела, в приходе было 1599 человек. В церкви было три престола: Главный – с иконой Казанской Божьей матери, Южный – святого князя Александра Невского. Северный – святые Арний и Филимон. Священники Казанской церкви жалования от казны не получали, кружечный сбор в год составлял 4тыс.рублей.

Настоятелем церкви был Михалевич Феофил Владимирович, из семьи священника. Получил образование в Волынской духовной семинарии. Служил долгое время в Ковыльском уезде. В 1899г. был назначен настоятелем Стефановской церкви г.Славяносербска. С 1905г. – настоятель Казанской церкви. В 1902 году прихожане Стефановской церкви преподнесли Михалевичу наперстный крест. Жалование получал 700 рублей в год за должность наблюдателя церковно-приходских школ Славяносербского уезда. Вел активную общественную деятельность. В 1907 году был избран от духовенства депутатом Луганской городской думы. Усердно работал как председатель Луганского Свято-Николаевского Пастырско-Миссионерского братства. Синодом награждался в 1897 году – набедренником, 1902г. – скуфьей, 1906г. –камилавкою, 1910г.– наперстным крестом. За труды на ниве просвещения был награжден в 1913г. орденом Святой Анны 3-й степени.

Другим священником в Казанской церкви был Глядковский Иоанн Арсентьевич, сын протоирея. Как большинство священников образование получил в Екатериновской духовной семинарии. Поначалу служил в земстве. В 1873 г. определен священником Николаевской церкви села Красный Кут Славяносербского уезда. Затем проповедовал Слово Божье в Троицкой церкви местечка Ивановка Славяносербского уезда. С 1895 г. переведен священником в Казанскую церковь. Во всех приходах был законоучителем в церковно-приходских школах. Не был в стороне и от общественной жизни. Был депутатом Бахмутского окружного и епархиального съездов духовенства, возглавлял противораскольническии и секстанский комитеты.Имел награды Синода: 1893 г. – набедренник, 1915 г. – скуфья.

Нелегкий путь в жизни проделан был третьим священником Казанской церкви, Тараскиным Симеоном Мефодиевичем. Он смог окончить только 2 класса Екатеринославского духовного училища, по прошению был отчислен и поступил на службу, сдав экзамен, на звание учителя в Новомосковское уездное училище Екатеринославскои губернии. В 1882 г.,сдав экзамен на звание псаломщика, епископом Феодосием определен псаломщиком в Николаевскую тюремную церковь города Верхнеднепровска. А в 1913 г. был рукоположен в сан священника Казанской церкви. В 20-30 гг. пастырскую службу не бросал и в архивных документах 1951 г. он протоирей Воскресенской церкви, действующей еще в тот период.

В старейшем районе нашего города – Каменнобродском в 1905 г. открылась Петро-Павловская церковь, единственная из всех не взорванная и уцелевшая до наших дней. Построена она была как большинство церквей на средства прихожан.В приходе было 3032 прихожанина, церковь имела 99 десятин земли. Это был большой приход.Кружечный сбор давал 7707 рублей в год. Было два священника и два псаломщика.

Как большинство священников Сокальский Андрей Алексеевич был из семьи священнослужителя. Окончил Полтавскую духовную семинарию. Несколько лет усердно служил в соборах Полтавской губернии и Ростова-на-Дону. Имел награды Синода:набедренник, скуфью, камилавку.Был назначен в Петро-Павловскую церковь. Долгие годы преподавал в горном училище им. Н.В.Гоголя.

Так же усердно трудился и священник Дикарев Василий Антонович. После окончания Воронежской духовной семинарии вел пастырскую деятельность в приходах Воронежской губернии. А в 1916 г. назначен священником в Петро-Павловскую церковь. Одновременно был законоучителем во 2-ом городском начальном училище. За труды и усердие Синод наградил Дикарева В.А. в 1912 г.– набедренником, в 1916 г. – скуфьей.

Небольшая церковь на углу Петербургской улицы / ныне ул.Ленина/ была построена в 18 67 г. на средства сельских обывателей и прихожан. Это была Преображенская церковь. Приход был небольшой – 422 человека.Кружечный сбор в год составлял 3600 рублей. 800 рублей казна платила нам в год всем священникам этой церкви, земли своей церковь не имела.

Настоятелем Преображенской церкви был Поков Сергей Адрианович, сын диакона.По окончании Екатеринославскои духовной семинарии много лет работал в Бахмутском уезде. А в 1912 г. получил назначение в Преображенскую церковь. Был хорошим проповедником. Столь же усердно трудился в учебных заведениях города. Прежде всего, в своей церковно-приходской школе, затем в Александровском городском училище, высшем начальном училище, Луганской горной школе. Как многие священники, за труды и усердие был награжден Синодом в 1912 г. – набедренником, в 1916 г. – скуфьей.

На средства купца Подкопаева – 30 тыс. рублей – в городе была построена в 1905 г. Воскресная церковь. С 1912 г. службу в ней вел священник Рудичев Николай Арестиевич. Много преподавал: Закон Божий в сельском училище, частной женской гимназии Чвалинской, Луганском среднем учебном заведении общества "Просвещение". Был отмечен наградами: набедренником, скуфьей, камилавкой и многочисленными благодарностями.

Большинство церквей в Славяносербском уезде строились на средства прихожан или средства помещиков. Так, например, гвардии штабс-капитан Михаил Александрович Сомов на свои средства построил Вознесенскую церковь в селе Александровке и Александро-Свирскую церковь в селе Каменке.

Покровская церковь в селе Белое была построена в 1858 г. вдовою надворного советника Софией Игнатьевной Штерич со 108 десятин земли. Пахотную землю церкви, как правило, сдавали в аренду по пять рублей за десятину.

Священником со 1902 г. в этой церкви был Иоанн Иоаннович Намчеснов. Помимо своей службы в приходе, преподавания в церковно-приходской школе и земской школе, он активно работал в комиссии по переписи населения 1897 г. За эту деятельность был награжден бронзовой медалью. Имел церковные награды, а также серебрянную медаль в память царствования Александра III.

Священники богослужения проводили не только в храме, но и вне его, в домах прихожан. Сельские священники совершали службы и на полях, и в водных вместилищах.

Среди священников часто встречается фамилия Сахновский. В Воскресенской церкви в селе Успенка, построенной в 1809 г. на деньги генерал-майора Николая Георгиевича Шевича, служил Иоанн Георгиевич Сахновский.

После окончания Екатеринославской духовной семинарии был рукоположен в сан священника Воскресенской церкви. Имел в селе свой собственный двухэтажный дом. Заведывал церковно-приходской школой, также преподавал в земских школах близлежащих сел. За усердные труды имел награды: набедренник и скуфью. Служил в этом приходе до 30-х годов, до закрытия храма.

Еще один Сахновский Василий Яковлевич был священником в Архангело Михайловской церкви села Макаров Яр. Храм был построен на средства прихожан в 1873 г. Сахновский В.Я. был назначен в эту церковь в 1873 г. до этого он был посвящен в сан священника Иоанно Предтеченской церкви села Ольховатка. За просветительскую деятельность в школах 1908 г. был награжден орденом Святой Анны 3-й степени.

Суровым испытанием в 20-30 гг. было подвергнуто православное духовенство. Закрывали храмы, церковное имущество расхищали или вовсе уничтожали. Многих священников постигла жестокая участь – арест и высылка в Сибирь. Кто остался жив, потерял место службы.

Для закрытия храмов проводили определенную работу.

***

Нежива Людмила Львівна,
асистент кафедри української
літератури ЛДПУ ім. Т.Г.Шевченка

МАРІЯ ЗАГІРНЯ – ПИСЬМЕННИЦЯ І ПЕДАГОГ НА ЛУГАНЩИНІ

У числі славних імен, пов'язаних з Луганщиною, конче слід згадати Марію Загірню (Марію Миколаївну Грінченко) – українську письменницю, яка жила й працювала у нашому краї в кінці XIX століття.

Про Марію Загірню в історії розвитку української національної культури найчастіше мовиться в контексті досліджень творчої спадщини Бориса Дмитровича Грінченка.І це закономірно, адже подружжя Грінченків єднали спільні зацікавлення освітою, культурою, долею України; любов до літератури, рідного слова. Марія Миколаївна була помічницею і співробітницею в усіх літературних, громадських, видавничих та наукових діяннях свого чоловіка. Разом Борис та Марія Грінченки створювали підручники (“Рідне слово. Українська читанка”(К, 1912), систематизовували фольклорні та етнографічні матеріали (“Этнографическиематериалы, собранные в Черниговской й соседних с ней губерниях” (Чернігів, 1895), “Из уст народа” (К, 1903), у співавторстві писали науково-популярні твори (біографії Т.Шевченка, Л.Глібова), упорядкували "Каталог музея украинских древностей В.Тарновского" (К, 1901). Нерідко Марії Миколаївні доводилось виконувати допоміжну роботу: карткувати, корегувати, переписувати матеріали. Одним із таких прикладів є створення чотиритомного "Словаряукраїнської мови" (1907-1909 рр,).

Як і Борис Грінченко Марія Загірня "дотримувалася найбільш прогресивних ідей відродження шкільництва і освіти на засадах національної етнопедагогіки" [4, с.184]. Улітку 1887 року на запрошення відомої просвітительки Христини Данилівни Алчевської в Олексіївськушколу на Катеринославшині (тепер Луганщина) приїхали учителювати Борис та Марія Грінченки. Незважаючи на урядові заборони (згадаймо лиховісні укази 1863 та 1876 років), вони створили нову школу. У часи, коли навіть слова "Україна", "український" вважалися крамольними, подружжя Грінченків залишалося вірним своєму життєвому кредо – засобами освіти виховуватинаціонально свідомих людей.

Свідченням того є спогади Марії Загірньої під назвою "Школи, де вчителював Борис Грінченко" (Загірня М. Спогади. – Луганськ, 1999), які розповідають про систему навчання й виховання при кінці ХІХ століття. Головною метою нарису про вчителювання, на нашу думку, є показ світогляду народного вчителя. Спогади Марії Миколаївни широко висвітлюють демократизм та гуманізм педагогічних ідей Бориса Грінченка, його послідовність в утвердженні принципу національного як основного у навчанні та вихованні. Письменниця, пригадуючи вчителювання на Луганщині, зазначає: "Хоч і не українська була школа в Олексіївці, та все ж вивчившися школярі в їй, знали, що вони українці, знали історію і географію України, знали про всіх видатніших письменників і про їх писання, знали про тяжке безправне становище України, знали про Галичину запевне більше, ніж тодішній пересічний українець-інтелігент. І свої знання уміли висловити путящою українськоюмовою" [3, с.65].

У цьому чимала заслуга й Марії Загірньої. На початку вчителювання Бориса Грінченка в Олексїївській школі виявилося що рівень освіченості учнів дуже низький. Тому усіх школярів було розділено на дві групи: старшим викладав Борис Дмитрович, а рештою опікувалась Марія Миколаївна. Повертаючи в школу національні традиції, вона привчила дітей носити чисті .українські сорочки з полотна замість брудних перкалевих, дівчаткам дарувала красиві стрічки на голову, вчила їх шити й мережити.

Грінченки, хоча й неофіційно, навчали дітей українською мовою, прищеплювали їм любов до рідного слова. Марія Загірня відзначає у спогадах, що навчання рідною мовою продовжувалось своєріднимкомплексом позакласної роботи. Із власної Грінченкової бібліотеки, де були зібрані кращі твори української і російської літератури, заборонені "Ученым комитетом", учні брали книжки додому. Письменниця згадує: "Всі книжки з цієї бібліотеки обгорнені були поверх палітурок у газету, і школярі знали, що книжку в газеті не можна нести в школу, а, прочитавши її, треба положити в неї записку з своїм прізвищем і рецензією, і в суботу, йдучи в школу, занести й положити в комірчині” [3, с.65]. Таким чином, в Олексіївській школі діяв літературний гурток. У результаті чого багато дітей писали вірші, маленькі оповідання рідною мовою, самі випускали рукописний альманах "Думка", де вміщали свої літературні спроби, фольклорні матеріали, зібрані у своєму селі.

Борис та Марія Грінченки займалися просвітницькою діяльністю і серед дорослого сільського населення. Нерідко в їх помешканні збиралися односельці, велися розмови на соціальні та загальноукраїнські теми, читали твори кращих українських письменників. Так вивчалися читацькі інтереси, проаналізовані й узагальнені у книзі В.Грінченка "Перед широким світом", матеріали для якої допомагала збирати Марія Загірня. Соціологічні спостереження, викладені у цій книзі, свідчать про необхідність заснування простонародної літератури. Адже малописьменний читач при сприйнятті мистецького твору потребує перш за все реалістичного змалювання дійсності, чітко окреслених позитивних та негативних героїв, послідовності у сюжетній розповіді. За словами сучасної дослідниці-літературознавця Н.Шумило: "На Україні була ще, щоправда, не всіма тоді усвідомлена, національна масова культура, яка відповідала запитам тодішнього переважно селянського читача і яка здатна була вести його до розуміння національної елітарної культури. Це народна література..." [5, с.68].

Одним із представників цієї літератури є Марія Загірня, автор численних науково-популярних видань, перекладів, поезій на громадську тематику. Заслуга цієї письменниці полягає в тому, що вона одною з перших в українськійлітературі звернулася до тематики шахтарського життя, реалістично зобразивши соціальні протиріччя, побутові негаразди у шахтарських поселеннях (повість "Під землею", Чернігів, 1897). Письменниця видала його з підзаголовком "'Оповідання про шахти", визначивши як оповідання. Але зауважимо, що композиційна структура, обсяг, проблематика, розгалуження сюжетної лінії: кохання, взаємовідносини у сім'ї – з одного боку, стосунки між шахтарями – з іншого, – дозволяють уважати цейтвір повістю.

Повість "Під землею" має краєзнавчий характер і відповідає реальній дійсності, адже написана вона під враженнями побачених письменницею шахтарів і шахтарських поселень, розповідей про шахтарське життя та їх нелегку працю.

Починається твір описом нашого краю, на що вказують географічні назви: "Мала річечка Біла простяглася вузенькою смужкою серед Катеринославських степів. Вона бігла там, де ліг у Слов'яносербському повіті так званий Донецький кряж..." [2, с.З].

Ідейна концепція повісті полягає в розкритті письменницею соціальної нерівності, складних умов життя та праці нижчих верств населення. З розвитком сюжету простежується суперечність між прагненням трудящої людини до звичайного людського щастя, праці на своїй землі, світлого кохання, можливості створити родину, ростити дітей і бути опорою суспільного ладу, що усе це неможливле для сільської та робітницької бідноти. Так, один із головних героїв повісті Павло невтомно працює у своєму господарстві, має дружину й маленьку дитину, але нестатки змушують покинути сім'ю і йти на заробітки. Інший герой твору Федір – сирота, що не має грошей на власне господарство, а отже не може одружитися з коханою дівчиною, також вирушає на шахти у пошуках роботи. Коли Павло та Федір прийшли у шахтарське поселення, то побачили тисячі таких самих робітників, об'єднаних недолею, нелюдськими умовами праці.

Безперечно, важливою є і морально-етична проблематика повісті. У всьому позитиві Павло та Федір протиставлені іншим шахтарям, які не витримують важкого фізичного і психологічного напруження під землею, втрачають моральну гідність, стають п'яницями.

Таким способом Марія Загірня відтворює у повісті тип людини-робітника, у якому відбивається складний процес маргіналізації особистості. Така людина втрачає той духовний світ, у якому жила до недавнього часу, а інший світ засвоїти не може. Це призводить до деморалізації, втрати усталених морально-етичних і естетичних орієнтирів. На противагу постають образи жінок, які у творі є активною діючою силою. Саме вони тяжко працюють у своєму господарстві, виховують дітей, чекають своїх наречених і чоловіків додому

Отже, цей художній твір був, по суті, одним з перших прозових творів про шахтарську працю, виродження традиційної моралі українського народу.

Проминуло століття, однак не забули в нашому краї наполегливої праці подружжя Бориса та Марії Грінченків у ім'я майбутнього України. Їхня творчість вивчається в навчальних закладах, діє літературно-меморіальниймузей, а, щонайголовніше– виходять книги, які відомі з рукописів або не видавалися тривалий час.

ЛІТЕРАТУРА:

1. Грінченко Б.Д. Перед широким світом.– К., 1907. – 316с.

2. Загірня М. Під землею. – Чернігів, 1897.– 108с.

3. Загірня М. Спогади / Передм., упор., прим. Неживої Л.– Луганськ: Шлях, 1999.– 160с.

4. Любар О.О., Стельмахович М.Г., Федоренко Д.Т. Історія української педагогіки. – Київ: Інститут змісту і методів навчання Міністерства освіти України, 1999.– 355с.

5. Шумило Н. Соціологія "народницької концепції" в українській літературі кінця XIX - початку XX століття // Українська мова і література в школі. – 1991. – №11.– С. 62-68.

***

Петров Валерий Васильевич,
мл.научный сотрудник
Перевальского районного
исторического музея

ВЫДАЮЩИЕСЯ ЛИЧНОСТИ ЛУГАНЩИНЫ XIX СТ. ХУДОЖНИКИ БРАТЬЯ СТЕПАН ФЕДОРОВИЧ И ИВАН ФЕДОРОВИЧ КОЛЕСНИКОВЫ

В ряду выдающихся личностей Луганщины 19в. незаслуженно позабыты имена художников-самородков, уроженцев с. Андрианополя Славяносербского уезда Екатеринославской губернии, ныне с. Андрианополь Перевальского района Луганской области – братьев Колесниковых.

Село Андрианополь было основано в 70-х годах 18в. надворным советником Андрианом Кокиным. На 1784 год в нем проживало 8 душ мужского и 9 душ женского пола, имелось 3000 десятин удобной и 1042 десятины неудобной земли. Земли были получены Кокиным в ранговую дачу; хозяин был обязан основать поселение, имел льготы по налогообложению. Позже, в 1803 году, в селении была построена церковь – Николаевская. В 1789 г. село перешло к поручнику Петру Савельевичу Перичу и имело уже 67 дворов. Селение росло, оно находилось на оживленном тракте из Таганрога в Бахмут, в середине 19 века стало волостным центром. И сейчас еще одна часть села зовется местными жителями Кокино, это же название получила железнодорожная станция неподалеку от села на линии Зверева-Дебальцево. Волостным центром Андрианополь был вплоть до реформы административного управления уже при Советской власти.

В 1896 году в Андрианополь по инспекционным делам приехал из Екатеринослава важный губернский чиновник. Случайно он увидел крестьянского паренька, волостного рассыльного, рисующего какой-то пейзаж и был поражен способностями молодого человека к рисованию. Это был Степан Федорович Колесников, крестьянский сын, родившийся 11 июля 1879 г. О способном рисовальщике-самородке он поставил в известность уездное земство и вскоре, усилиями представителя земской уездной Славяносербской управы Виктора Николаевича Родакова за казенный счет со стипендией 250 рублей в год Степан Колесников был определен на учебу в Одесское художественное училище. Земское собрание 21/10-1897 г. постановило ассигновать на содержание С.Колесникова сумму, которую внесло в смету. Собрание вынесло благодарность представителю управы В.Н.Родакову и гласному А.Н.Елениву за сердечное отношение к юному художнику. Впоследствии его брат Иван,1887 г. Рождения, также одаренный художник, был стипендиатом Славяносербского земства. Архивы сохранили запись в документах земства:" Выделить Колесникову Ивану, воспитаннику Художественной Академии 250 рублей на 1910 г. на основании постановления сессии уездного земского собрания".

Учителями в Одессе были профессора Г. Ладыжевский и К. Костанди. Они привили юному художнику верность натуре, поэтическое восприятие мотивов природы. 1897 - 1903 гг. – учеба в Одессе, 1903 - 1909 – в столичной Академии Художеств, в классе профессора А.Киселева. 30/10 – 1909 г. постановлением Совета Академии С.Колесникову единогласно присвоено звание художника за картину "В старой усадьбе". Он получает большую золотую медаль на международной выставке в Мюнхене за картину "Весна" и от Академии право и средства на командировку за границу. Его талантливый брат Иван также за счет земства в 1901-1907 гг. учится в Одесском училище, а в 1907-1912 гг. – в Академии Художеств. Выставки их работ проходят в Петербурге, Москве, Ростове и других городах. Работы отмечены призами и премиями имени Куинджи. Художники часто посещали родные места Екатеринославщины и здесь черпали идеи будущих картин. Известны работы "Село Софиевка около Бердянска", "Весна", "На пашне". За исключением немногих картин, что отражают впечатление художников о поездках в Среднюю Азию и Молдавию, их работы изображают Волынь, Подолию и родную Екатеринославщину.

С 1915 г. С. Колесников стал участником выставок Товариществапередвижников и Товарищества южнорусских художников. Писал художник в разной технике: масло, акварель, гуашь, темпера. Предпочтение отдавал живописи маслом.

С 1915 по 1920гг. Степан Федорович Колесников жил в Одессе. Там он успешно экспонировал свои произведения на различных выставках.В 1920 году он эмигрировал. За границей продолжал свое творчество – писал пейзажи, жанровые картины ( например – "Точильщик"), работал и в области декоративно-монументального искусства. В 20-е годы он расписал плафон в оперном театре Белграда площадью 80 кв. м. на мифологические темы, исполнил большие панно в зданиях банка и Палас-отеля.Журнал "Красная панорама" в 20-е годы оповещал об открытии в Лондоне персональной выставки работ С.Колесникова и приводил отклики английской прессы, которая называла его "знаменитым художником с европейской славой". В Югославии С.Колесников был удостоен звания академика живописи. Умер он в мае 1955 года в Белграде. Брат его, Иван, в годы революции и гражданской войны рисовал плакаты в Одессе, после жил в Ленинграде, где и умер в 1929 году.

Работы братьев-художников хранятся в различных музеях и галереях бывшего СССР: в Петрозаводске, Иркутске, Одессе, Воронеже, Петербурге (в Русском музее - картина "На пахоте", 1915г.), Минске, Киеве, Ростове, Тюмени, Ярославле, Горловке, в частных собраниях.

Произведения С.Колесникова проникнуты тончайшими оттенками настроения природы. Талый счет на полях в золоте солнечного света, синева воды, прозрачный воздух наполняют картину "Ранняя весна" (1915г.). Пронизана светло-голубым работа "Березень" (1914г.); сдержаны и строги цвета в картинах "На оранці" (1915г.), "По господарству" (1916г. ). Картина "Корчма" (1910г. ) написана именно в родных местах художника – в Андрианополе. Человечностью и сочувствием крестьянской судьбе наполнены работы "Збирання огірків" (1917г.), "Біля хати". Удивляет разнообразие и богатство способов, подвластных художнику. Его плотная материальная живопись убедительно передает и фактуру напоенной влагой вспаханной земли, и размытую колею осенней дороги, и прозрачность голубых теней на мартовском снегу.

Степан и Иван Колесниковы – художники, по преимуществу писавшие пейзаж и жанровые картины. Портретных работ в их творчестве почти нет.

Перевальский музей располагает фотопортретами братьев Колесниковых, исполненных еще во времена их учебы в Одессе, в частных фотографиях Молчанова и Вайнштейна.

Много работ художников было представлено в 1979 г. в Одессе на выставке, посвященной 100-летию со дня рождения Степана Федоровича Колесникова. В 1983 г. киевское издательство "Мистецтво" выпустило небольшим тиражом комплект открыток работ Степана Колесникова с текстовками на 6 языках.

В Перевальском районном историческом музее хранится одна из работ братьев, переданная в музей их родственницей. Картина написана маслом по грунту на деревянных досках, размер картины 51х43 см. Условное название ее – "Моление о чаше". На ней изображен евангельский сюжет моления Иисуса Христа в Гефсиманском саду: " И пришли в селение, называемое Гефсимания. И сказал Он ученикам Своим: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. Молитесь, чтобы не впасть в искушение. И, взяв с Собой Петра и обоих сыновей Заведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: "Душа моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною; И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: "Авва Отче! все возможно тебе; пронеси чашу сию мимо меня; Но не чего я хочу, а чего Ты!"

В православии считается, что иконописание есть служение, требующее духовной собранности и благодатного богообещания. Художники всего христианского мира во все времена обращались к сюжетам из Ветхого и Нового заветов. Сюжет "Моление о чаше" мы встречаем в работах многих европейских мастеров кисти. Чаша – символ страданий и горя, и этот сюжет из Евангелия использован в картине. Иисус, стоя на коленях, молится, в левом верхнем углу мерцает золотая чаша. Картина хранилась в доме наследников Колесниковых. Краска потемнела от времени, картина нуждается в квалифицированной реставрации.

Земля Перевальская в лице братьев-художников взрастила неординарных, известных в Европе живописцев. Степан Федорович более известен, Иван Федорович – менее, но оба они из нашей земли. Цепочку творчески одаренных художников Перевальщины продолжил уже наш современник Дмитрий Леус, писавший в 50-80гг. 20 в., дипломант многих выставок в СССР, Чехословакии и Польше.

Творчество художников – братьев Стапана и Ивана Колесниковых, самородков и академиков живописи расширяет наши представления о богатстве и разнообразии украинской реалистической живописи конца 19 - начала 20 века. Луганщина может гордиться и должна помнить имена своих талантливых сыновей. Их имена упомянуты в работе М. Кутинского "Некрополь Украина" с краткой биографической справкой о них.

Литература:

1. "Справочная книга Екатеринославскои Духовной консистории".г.Екатеринославль,1908г.

2. Государственный архив Луганской области. "Журналы Славяносербскогоземского уездного собрания" за 1898г. Луганск 1898г. лист82.

3. Государственный архив Луганской области. "Журналы Славяносербскогоземского уездного собрания за 1910г. Луганск 1910г.лист 510.

4. Журнал "Образотворче мистецтво" 1/1971г. статья Ю.Варварицкого.Государственный архив Одесской области, фонд 367, опись1,дело 583, лист 47

5. Евангелие от Матфея, глава 26/39; от Марка, глава 14/36; от Луки глава22/42.

6. Журнал "Дніпро" N1 1995г. стр.140 М.Кутинский "Некрополь Украины".

7. Журнал "Спасите наши души", N8 1999г. г. Днепропетровск.

***

Тимченко Леонид Андреевич,
г.Свердловск

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

В этом году исполняется 120 лет со дня рождения А.Б.Дермана (1880-1952), известного некогда литературо- и театроведа, писателя, мемуариста, уроженца нашего края.Была пора, когда ни одно мало-мальски серьезное исследование по истории русской литературы нового времени не обходилось без ссылок на его труды.

Однако напрасно Вы будете перебирать книги на полках большинства наших нынешних библиотек и рыться в каталожных карточках, желая отыскать хоть какое-нибудь издание его произведений либо публикации о нем самом.

Даже в солидной «Театральной энциклопедии» (М.,1963, т.2)информация Дерманезанимает всего 5 строк, а в «Краткойлитературной энциклопедии» (М., 1964» т.2) – семнадцать.

Нет, о нем конечно писали, но немногие и довольно скудно. В частности,И.А.Бунин, М.Д.Эльзон, Д.М«Поливанов, А.В.Чанцев, А.В.Храбровицкий...

И все же, как ни прискорбно сознавать, но имя этого литератора как, впрочем, и творческое наследие его сегодня практически забыто.

Думается, настало время, когда необходимо «воскресить», возвратить современности нашего талантливого мастера пера.

Абрам Борисович Дерман родился в селе Лисичанске Бахмутского уезда Екатериносяавской губернии (ныне – это город областного подчинения) в семье небогатого многодетного торговца.

До 15 лет он учился дома, а затем, в 1897 - 99 гг. в горном училищеС.С. Полякова в Горловке, после чего работал на шахтах штейгером.

Нелегкий шахтерский труд он совмещал с самообразованием. Молодого Дермана вообще отличали постоянные нравственные искания.Его волновали проблемы предназначенья человека, границ морали, соотношения добра и зла в мире.

Он успевает уже переболеть «теоретическим и практическимтолстовством», атакже отдать дань различным модным религиозным течениям (читаем мы в его автобиографии), когда в 1902 году приходит с визитом к своему кумиру В.Г.Короленко, припася для него каверзный вопрос о «смысле жизни», чем, впрочем, нисколько ие смутил почтенного мэтра oт литературы. Напротив, до самой смерти Короленко (1921 г.) между ними установились самые теплые, приязненные отношения.

Спустя год, начался творческий nyть Дермана как писателя; петербургский ежемесячный журнал «Русское богатство» (№8) напечатал его первый рассказ («очерк») «Странный вопрос», отредактированный Короленко.

Затем, в 1904 г. выходят, один за другим, рассказы «Перелом», изображающий катастрофу в шахте, и «Тик-так» , где говорится о девушке-сироте, а в 1905 г. журнал «Мир божий» публикует еще один его рассказ «Вернулся» – о солдате русско-японской войны, в котором уже чувствуется мастер психологического жанра.

Цикл зарисовок «Мимолетные виденья», (1907) преподносит нам целостную картину современной ему русской жизни, Здесь – разнотемье и пестрота персонажей: русский путешественник за границей (вероятно, сюжет навеян Дерману его пребыванием в Швейцарии в I904-I905 гг., где он лечился от туберкулеза), готовящийся еврейский погром, образы уличной проститутки, послушницы в монастыре, солдата под Мукденом...

Но теперь во всем повествовании проглядывается определенный социальный подтекст.

К этому времени относятся и его первые конфликты с властью. Живя в Полтаве и работая в тамошней газете, ои сближается с организацией эсеров и за распространение брошюры об Учредительном собрании в январе 1907 г. попадает под особый надзор полиции и высылается из города.

Вскоре ои перебирается в Симферополь и становится сотрудником местной газеты «Южные ведомости». В этом качестве, весной I9II г., он, на несколько дней приезжает в Париж, где посещает Лувр, картинные галереи и среди прочих столичных достопримечательностей (для россиянина во всяком случае) частный парижский музей А.Ф. Онегина (Отто) на улице Мариньям, 25, близ Елисейских полей.

Этот музей, созданный одним человеком, русским по своему происхождению, и посвященный, в основном, Пушкину, оставил в памяти Дермана неизгладимый след. О своих впечатлениях от увиденного там, литератор напишет спустя 30 лет, накануне Великой Отечественной войны в журнале «Огонек».

В Париже он ходил также на лекции известного историка, юриста и социолога М.М. Ковалевского, которые профессор читая в русской Высшей школе общественных наук. Они расширили и обогатилимивоззрение пытливого литератора.

В 1913 г. Выходит так называемый «семидневный роман» Дермана «Комета Галлея», а спустя три года повесть «Гимназистка». Впрочем, ни эти последние, крупные публикации, ни предыдущие, подтвердив его талант беллетриста не принесли удовлетворения молодому взыскательному автору, т.к. не отражали его истинного призвания.

Постепенно, со временем, оно воплотилось совсем вдругом– в литературной и театральной критике, которой, начиная с 1912 года он увлекается все более и более завоевывая сочувствие и симпатии читательской аудитории.

Литературоведческие статьи и рецензии Дермана, подписанные собственной фамилией, либо под псевдонимами Горлов А., Закхей, Меланхолик, Homuncutus,La- Voдр. регулярно публикуются в газетах «Русские ведомости», «Речь», «Южные ведомости», а также в материалах «Заветы», «Русское богатство», «Русская мысль», «Северные записки» др. Там, в простой и легкой манере изображаются им вехи жизни и творчества людей, занятых на ниве писательства и театра.

Среди них – лица, знаменитые и не очень, а то и вовсе малоизвестные. Сам Дерман считает себя последователем так называемой позитивистской критики (прежде всего Н.К.Михайловского), а также известного в свое время литературного критика А.Г.Горнфельда, ученика А.Потебни.

Если коротко, то суть такой критики в желании, чтобы автор, изображая своих героев, стремился как бы «пережить чужую жизнь», и не выпячивает свое собственное мировоззрение, полнее раскрывая объект своего исследования.

После снятия с него полицейского надзора в 1914 году, Дерман поступает в Московский коммерческий институт, через два года покидает его и сдает экстерном экзамены по юридическому факультету в Московский университет, в котором учился до 1918 года.

В годы гражданской войны он живет в Крыму, потом некоторое время в ставшей ему близкой Полтаве. Затем возвращается вМоскву.

В последние десятилетия своей жизни он много писал, редактировал и комментировал несколько изданий собраний сочинений А.П.Чехова и В.Г.Короленко, участвовал в 4-м выпуске фундаментальных «Летописей Гослитмузея», закончил и опубликовал роман-хронику «Дело об игумене Парфении»...

Весной 1940 года в Ленинграде, в Пушкинском Доме состоялось открытое научное заседание, посвященное обсуждению работы Дермана «Проблемность как фактор художественного творчества». Несомненно, что во времена, когда и проблемы – то все сводились к борьбе хорошего с еще лучшим, такая постановка вопроса в литературной критике требовала определенной смелости.

Он умер в Москве почти полвека назад. Там же и похоронен. Несмотря на то, что у себя на родине Дермаи неизвестен широкой общественности, в филологическом «Табеле о рангах» он давно уже занял (думается, прочно) свое скромное, но почетное место, а его литературно-критические работы воспринимаются сегодня не только как факт литературной жизни века минувшего (это было бы несправедливо), но являются уже, сами по себе, наукой о литературе.Большой наукой о большой литературе.

Следует отметить, что библиография его печатных трудов насчитывает десятки страниц, а личные архивы сберегаются во многих крупнейших архивных хранилищах России.

Для того, чтобы широкий читатель сам ощутил потрясающий объем информации, оставленной нам Дерманом – ученым, привожу перечень лишь некоторых имен изего поистине бездонной литературоведческой портфели: А.Т. Аверченко, Ю.Й. Айхенвальд, Л.Н. Андреев, И.А. Бунин, В.В. Вересаев, A.M. Горький, Г.Д. Гребенщиков, Л.П. Гроссман, Б.К. Зайцев, В.И. Замятин, И.М. Касаткин, А.А. Кипен, В.Г. Короленко, А.И. Куприн, С.П. Подьячев, А.С. Пушкии, В.В. Розанов, С.К. Сергеев-Ценский, А.С. Суворин, Н.Д.Телешов, А.К. и Л.Н.Толстые, К.А, Тренев, Ф.М. Тютчев, Г.Н. Успенский, А.А. Фадеев, А.П. Чехов, Е.Н. Чириков, М.С. Шагиняи, И.С. Шмелев, Шолом-Алейхем, М.С. Щепкин...

***

Шептура Лариса Александровна,

ст.научный сотрудник

Алчевского краеведческого музея

СТРОИЛ АКАДЕМИК АРХИТЕКТУРЫ А.Н.БЕКЕТОВ

История Алчевска постоянно пополняется новыми интересными фактами. Многое известно об основателе завода А.К.Алчевском, его семье. А кто проектировал завод? Рабочий поселок при нем?

Предполагалось ранее, что автором проектов был архитектор А.Н.Бекетов. Cегодня, благодаря найденным документам, можно смело подтвердить этот факт.

Итак, еще одно имя в истории Алчевска – Алексей Николаевич Бекетов, академик архитектуры, профессор, Заслуженный деятель искусства УССР.

О жизни и творчестве А.Н.Бекетова известно более 200 различных публикаций, но полных монографических изданий нет, а упоминания о ДЮМО вообще редки и не конкретны.

Родился А.Н.Бекетов в 1862 году в Харькове в семье известного ученого Н.Н.Бекетова.

В 1888 году А.Н.Бекетов заканчивает Академию Художеств, получив за дипломную работу золотую медаль. По окончании Академии, его "с неудержимой страстью потянуло в Харьков, захотелось отдать ему все свои способности", – позже вспоминал он.

И Алексей Николаевич с честью выполнил задуманное. В одном лишь Харькове по его проектам возведено свыше 40 зданий. В 1889 году А.Н.Бекетов возвращается в Харьков. В этот период он породнился с замечательной семьей Алчевских, женившись на Анне Алексеевне Алчевской. (В Харькове действовало Общество грамотности. Активными членами этого общества были Христина Даниловна Алчевская – мать Анны и Николай Николаевич Бекетов – отец Алексеея. Анна Алчевская и Алексей Бекетов тоже принимали в этом деле активное участие, там они и познакомились).

С Алексеем Кирилловичем Алчевским Бекетова связывали не только родственные связи, но и деловые. В конце ХІХ-нач.ХХ века он становится автором промышленных объектов, в частности ДЮМО.

Поиск документальных подтверждений о деятельности А.Н.Бекетова в нашем городе начался с технического и документального архивов меткомбината. В техническом архиве были обнаружены интересные проекты жилых, административных, промышленных зданий ХІХ века, но многие из них были безымянными.

Следующая информация была получена уже на родине архитектора в Харькове.

Было пересмотрено много документов в государственном архиве Харьковской области, в государственном историческом музее – но никакого упоминания об участии Бекетова в строительстве ДЮМО и рабочего поселка при нем. И только в Государственной научной библиотеке в Библиографическом указателе в разделе о зданиях, построенных по проекту А.Н.Бекетов вне Харькова, было указано: "Донецко-Юрьевский завод – поселок и производственный корпус".

В автобиографии архитектора, хранящейся в Харьковском архиве научно-технической документации, в перечне о своих работах также упоминается и составление проектов завода ДЮМО в конце ХІХ-нач. ХХ веков.

В Харькове сохранился дом, построенный еще в 1912 году по проекту А.Н.Бекетова, в котором он жил. Сейчас там живут его внуки - правнуки. В доме хранится личный архив академика архитектуры А.Н.Бекетова. Это и фотографии, и документы, и личные вещи архитектора. Бережно хранит и изучает этот архив Ф.С.Рофе-Бекетов – внук знаменитого архитектора, один из старших членов семьи, доктор физико-математических наук. Среди документов архива был найден и проект дома директора завода. Здание это сохранилось в нашем городе и считается одним из лучших и красивых архитектурных памятников конца ХІХ - начала ХХ веков.

В доме Рофе-Бекетовых хранится большая старинная фотография: "Чугунно-литейный цех завода ДЮМО, н.ХХ в." Внизу, на паспарту, сохранилась надпись карандашом : "Строил ак.арх.Бекетов. Донецко-Юрьевский завод (ДЮМО)".

Так что еще одно подтверждение, еще одна находка!

К сожалению, рабочий поселок, построенный по проекту А.Н.Бекетова, снесен. Остались лишь отдельные здания.

В советские годы академик архитектуры А.Н.Бекетов продолжал работать и проектировать жилые и общественные здания в Донбассе. (В Луганске по его проекту был построен клуб "Союз металлистов")

Основные критерии для архитектора-художника, чей архитектурный след оставлен и в нашем Алчевске, были: польза, прочность и красота.

В 1914 году ему шел 81 год. Началась война. Во время оккупации Харькова, А.Н.Бекетов тяжело заболел. Умер архитектор 23 ноября в 1914 году в Харькове, где и похоронен.

С Анной Алчевской он прожил счастливую жизнь. У них было четверо детей. Судьбы их сложились по-разному.

Литература:

Государственный архив научно-технической документации (ГАНТД). Ф.2. Оп.1.

Д.7.

ГАНТД. Ф.2.Оп.1.Д.90. Ф.2.Оп.1.Д.36.

Академик архитектуры А.Н.Бекетов: Библиографический указатель к 125-летию со дня рожд. Вып.2.(1892-1898гг.) – Харьков: Государственная научная библиотека им. Короленко,1987. – С.7,33,22,27.С.29. 4.Альманах "Прометей" (историко-биографический альманах серии ЖЗЛ) т.13. – М.: Молодая гвардия, 1983г.,С.279.

Ясиевич В.Е. Архитектура Украины на рубеже ХІХ-ХХвв. – К.,1988. – С.11,113.

Из частной переписки с Рофе-Бекетовым Ф.С.: Материалы из личного архива ак. арх. А.Н. Бекетова.

 

***

ПАМЯТКИ ІСТОРІЇ ТА КУЛЬТУРИ ЛУГАНЩИНИ ТА ЇХ ОХОРОНА

Корнишина Любовь Прокофьевна,
ученый секретарь
Луганского областного
художественного музея

В октябре 1987 года Старобельский райисполком обратился в Ворошиловградский художественный музей с просьбой об оказании помощи в атрибуции окладов, составляющих часть клада, найденного Анной Васильевной Дьяченко, проживающей в селе Подгоровка Старобельского района (находится в двух км.от районного центра).

Музеем была проделана следующая работа:

– проведено исследование Харьковской Государственной инспекцией пробирногонадзора:

  1. оклад для иконы "Богоматерь", сплав серебра 875 пробы, вес 2кг.800гр.
  2. оклад для иконы "Спас", сплав серебра 875 пробы, вес 3кг.100гр.
  3. оклад "Евангелия", сплав серебра 875 пробы, в том числе фрагменты, 3кг.655гр., общим весом с бесцветными и фиолетовыми камнями (консультация сотрудников Центрального музея Древнерусской культуры и искусства рестовратора Т.Е.Гребенюк и искусствоведа А.М.Копировского).

Оклады датированные. Оклады для икон "Спас" и "Богоматерь" /размер – 106х52/ 1862 года, а оклад для "Евангелия" /размер – 51,5х41х8,2/ 1844 года.

По клеймам на окладах определили, что они создавались на Московской фабрике серебряных изделий, основанной в 1841 году купцом и фабрикантом Губкиным Иваном Семеновичем. Дело продолжили его сыновья Сергей Иванович и Дмитрий Иванович. Для подготовки специалистов при фабрике были открыты рисовальные классы.

Серебряные оклады дошли до наших дней в демонтированном виде и предназначались, по-видимому, для икон местного ряда в иконостасе одной из старобельских церквей, возможно, кафедрального собора Покровской Божьей Матери, который находился на территории нынешнего городского парка, на месте карусели. В 1933 году старейший собор был взорван динамитом. В начале 20в. В Старобельске было 7 действующих храмов. И, конечно, кафедральный собор должен отличаться как пышностью так и богатством убранства. Но это только предположение.

Стоить заметить, что серебряные оклады малоизвестная тема, хотя истоки этого искусства восходят к традициям, заложенным еще в Киевской Руси. Известно, что первые алтарные преграды были украшены чеканными серебряными образами и орнаментальными пластинами.

Иконы – предалтарные образы – находились в самой непосредственной близости к престолу и не могли не участвовать в литургии. Их живопись, закрытая серебряным окладом, приобретала символическое жертвенное значение, уподобляясь святому дару, реликварию, в котором жертва также укрыта в серебряном ковчеге. Изображение на иконе приобретало евхаристический смысл, а серебряный оклад на ней выполнял не только чисто декоративную функцию, но и служил сакральным покровом. Все это свидетельствует о высокой и глубокой духовной значимости старобельских окладов.

Каталожные описания окладов.

1. Оклад иконы "Богоматерь". 1862г. Москва.

Материал, техника: серебро, штамповка, чеканка, гравировка.
Размер и вес: 106х52; вес 2кг.800гр. /?/.
Оклад завершается тремя гранями, вокруг голов накладные нимбы.
Клейма: на нимбе слева - "С 62 84 ГУБКИНЪ", на фоне внизу справа изображение двуглавого орла, ниже " ГУБКИНЪ", правее "ЛС 1862 84" и изображение Георгия Победоносца на коне
Надпись: внизу посредине - "ОБР. ПРЄСВАТЫЯ БОГОРОДІЦЫ".
Сохранность: общее загрязнения, деформация оклада в верхней части, вогнутости на уровне плеч Богоматери, по периметру оклада следы от гвоздей; вверху слева в двух углах надломы.

2. Оклад иконы "Спас". 1862г. Москва.

Материал, техника: серебро, штамповка, чеканка, гравировка.
Размер: 107х56; вес 3 кг.100гр. /?/.
Оклад завершается тремя гранями, вокруг головы накладной нимб.
Клейма: на нимбе справа "ГУБКИНЪ", изображение орла, "В.С.1862 84"; на фоне внизу слева изображение орла, "ГУБКИНЪ А.С. 1862 84" и изображение Георгия Победоносца на коне.
Надпись: внизу, посредине - "ОБР. ГОСПОДА ІИСУСА ХРИС".
Сохранность: общее загрязнение, зеленые пятна в нижней части гиматия Христа и по фону оклада, вверху на хитоне и на фоне. По периметру оклада следы от гвоздей, надломы в его верхней части, прорыв слева ввеху-12см.
Вверху утраты металла 3см х 9см и 3см х7,5см. Деформация оклада по краям и особенно вверху. Деформация нимба нижнего левого края.

3. Оклад "Евангелия". 1844 года.

Материал, техника: серебро, штамповка, эмаль /?/, стекло.
Размер: 51,5х41х8,2; вес - 3кг.655гр. /?/.
На верхней крышке оклада накладной "средник" и "угольники", декорированные живописью /?/ и стеклами, внизу и вверху накладные пластинки с изображением ангелов и Спаса.
На среднике 8 накладных розеток, украшенных фиолетовыми гранеными стеклами /7штук, одно утрачено/, окруженных двойными кольцами с вмонтированными в них прозрачн. стекл. /231/, металлический овал средника также со стеклами /75 штук/. В овалах трех "угольников" /четвертый утрачен/ 197 стекл.
Всего мелких стекл 503+7штук фиолетовых стекл. Итого 510.
Клейма: - наверхней створки оклада внизу в правой части - 1844 84, изображение Георгия Победоносца на коне и ДИ.

- на пластинке - изображение ангелов 84 ДУ.
- на пластинке - изображение Спаса, слева внизу 84 ДУ
- на застежке 84 ДИ
- на корешке оклада МУ 1844 84 Георгий Победоносец на коне ДИ
- внутри створок шесть клейм МУ 1844 84 и Георгий Победоносец на коне.
- на нижней створке внизу ДИ М 1844 84 и Георгий Победоносец на коне.
Сохранность: Утрачены стекла в овале средника - белое стекло, одна из восьми накладных розеток средника утратила фиолетовое стекло, вмонтированное в круг с прозрачными стеклышками. Утрачены два стекла в кольцах розетки. Утрачен один из "угольников" верхней крышки оклада. На трех "угольниках" сохранились лишь фрагменты изображений евангелистов, отсутствует изображение на среднике. Утрачена одна застежка и ножка оклада. Оклад в зеленых и коричневых пятнах

Литература:

1. Ворошиловградский художественный музей. Архивные документы по кладуг.Старобельска. От 30 сентября 1987г.

Старобельский краеведческий музей. Архивные документы.

Ведомость о состоянии церквей Старобельского уезда. Государственный архив Харьковской области, фонд № 40, опись 110, дело № 1671.

Леоничев В.Н. Свято-Николаевский кафедральный собор в Старобельске. – Луганск, Світлиця – 1999.

Постникова-Лосева М.М., Платонова Н.Г., Ульянова Б.Л. Золотое и серебряное дело ХV-XX вв./Территория СССР/. – М.: Издательство "Наука", 1983.

Музей № 6. Художественные собрания СССР. Каталог серебряных окладов Новгородского музея-заповедника. Гордиенко Э.А., Трифонова А.Н. – М.: Советский художник, 1986. – С. 209.

Реставрация станковой темперной живописи / Под редакцией Филатова В.В. – Часть I, глава 6.: Оклады. Стр.37. Часть ІІІ, глава 5.:Консервация окладов. – М.: Издательство Изобразительное искусство, 1986. – С. 59

***

Люлько Александр Сергеевич,
ПО "Луганский
станкостроительньїй завод",
рабочий, краевед-любитель

О ВКЛАДНЫХ ЗАПИСЯХ "ОКТОИХА ОСМИГЛАСНОГО " 1666 г.

В Луганском областном краеведческом музее, в небольшом по количеству собрании старопечатных книг хранится и вкладная книга "Октоих осмигласный", напечатанный в "царствующем граде Москва", в царской типографии в 1666 г. Номер поступления 44153 ЛКГ 5171.

Закупка 1978 г. у гр. Потаповой Т.Л.(илл.А). Интересна судьба книги, разделившая судьбу не только своего времени и своих владельцев, но и несущая в себе, после воссоединения Украины и России, следы влияния украинской книги на русскую. Как и в украинских изданиях дата выхода "Октоиха" переходит с последних листов на первые. Как и в украинской книге дата выхода "Октоиха" проставлена уже не только по летоисчислению от т.наз. "Сотворения мира",но и от "Бога слова", т.е.от "Рождества Христова", которое будет официально принято в России не только через 34 года в 1700г. Даже гравюра рассматриваемого нами "Октоиха" с изображением Иоанна Дамаскина, открывающая книгу, является довольно точной копией гравюры "Октоиха" Львовской типографии 1630 г. (илл.1).

В книге имеются две вкладные записи, из которых мы узнаем не только причину вклада, но и имена вкладчиков и лиц, по ком сделаны вклады. Сразу хочется оговориться, что вкладные книги, вложенные в церкви и монастыри с целью искупления своих грехов и грехов своих родителей, – дело самое обычное, как и вкладные записи в них. Но "Октоих осмигласный" 1666 г. занимает особое место. Особое хотя бы потому, что его записи, среди множества подобных, с именами неизвестных истории людей, позволяют идентифицировать книгу с лицами известными по историческим документам. И на основе анализа записей реконструировать, как отношение вкладчиков к книге, так и отношение их отцов между собой. Что с одной стороны составляет частный вопрос, раскрывая в то же время общую картину жизни России и Украины второй половины XVII в. Но прежде чем перейти к рассмотрению вкладных записей, для лучшего понимания личностей вкладчиков, фамилии которых вначале нам ни о чем не говорили, необходимо остановиться на цене книг XVII в.

Книги в XVII в. стоили дорого, поэтому купить их мог только богатый человек. Простому ремесленнику или крестьянину подобная покупка была не по " карману". Для лучшей наглядности сравним 4-х рублевую оценку "Октоиха" с зарплатой среднего ремесленника, составляющей около 2-х рублей в ...год.

Подчеркивая при этом, что все его хозяйство, вместе с домом и приусадебными постройками, нередко не превышало 4-х-5-ти рублей оценки. Поэтому они, как, кстати, и люди побогаче, покупали и вкладывали книги вскладчину.

Прекрасным примером чему может послужить "Минея общая" 1635 г. из этого же музея:" Августа В 1 день Куплена Сия Книга Глаголемая " Минея Общая". А меняли Ее Прихожане Микита Иванов Сын Дал В нее Рубль, Да Горей Симеонов Дал В нее Рубль, Да Иван Михайлов Дал В нее Рубль, Да Ондрей Герасимов Дал В нее Рубль И всево За нее Дано Четыре Рубля..." Вкладная запись этой книги, сделанная по слову на лист, занимает несколько десятков листов, затрудняя из-за невозможности избавиться от нее, хищение книги. Но, если вкладчики "Минеи общей", при всех приведенных в записи данных ( мы, к сожалению, из-за большого ее объема привели только часть записи), так и

остались для нас неизвестными, то вкладчики "Октоиха осмигласного" 1666 г., по мере изучения вкладной выросли в конкретные фигуры, известные в истории России и Украины.

Первая запись, сделанная черными, выцветшими от времени чернилами, по слову на лист, в 1670 г. занимает 48 листов (38 первых и 10 листов -150-159 -в середине книги);

"179 Декабря в шестый день На память Во святего отца нашего Николая Архиепископа Мирликийскаго Чудотворца Отдал Сию Книгу Охтай в церковь Пресвятыя Богородицы Честнаго И славнаго Ея Похвала (слово вырезано) Алексей Фролов в вечное Поминовение По отце своем убиенном Дьяке Евстратии Фролове И коего Преставленныя Сродников И подписал Своею рукою – Сию Книгу от церкви Никому Не про Давать И не закладывать Подписал Алексей Фролов".

Вторая запись, сделанная также черными чернилами в две строки ( кроме слов с "выходными данными", написанными в одну строку, занимает семь листов (39-45).

"А в нынешнем 1712-м году Марта в 19 день, сию книгу брал дьяк Петр Дементьев сын в сохранность (?) в вотчину свою в нижегороцкой уезд в село Кубаево в церковь святаго великомученника Димитрия Селунскаго, По отце Сваем Думном дворянине и печатнике Дементье Миниче Башмакове, в вечное Помяновение, а в церковь Пресвятыя Богородицы Похвалы, вместо сей книги Дал новую книгу Октоих:"(илл.).

Обе записи объединяет общий факт И первый, и второй вкладчики – люди состоятельные. Поэтому купили и вложили книгу самостоятельно. Но, если первый вкладчик вложил новую книгу, то второй – старую, но не стариннную. И вкладывал ее по своему отцу – человеке, как мы узнаем позже – очень известному и влиятельному, не побоялся даже дискредитирующей его первой записи, которая косвенно могла обвинить его в незаконном изъятии книги, и в жадности ( пожалел денег на новую книгу).

Мало того, он, как бы продлил ее собой, начав свою запись с соединительного союза, буквы "А": "А в 1712 гМарта в 19 день сию... и т.д." Из этого можно сделать вывод: очень уж дорожил Петр Дементьев сын этой старой книгой, изымая ее для обеспечения сохранности в свою родовую (?) церковь в селе Кубаево.

Но какова же причина, побудившая дьяка сделать это? Может он был старообрядцем и спасал старообрядческую книгу от уничтожения , как это было принято в среде старообрядцев. Но книга не была старообрядческой, поэтому искать причину необходимо было в другом. В возможном знакомстве Фроловых и Башмаковых, а может в их родстве, когда, выходящая замуж дочь меняет фамилию (т.е. в родстве по материнской линии). Но как через 350 лет проверить это? Здесь в записи совершенно нет никаких конкретных данных. Нет даже "адреса" местонахождения церкви Пресвятой Богородицы похвалы. Ни единой зацепки, кроме звания Евстрата Фролова – дьяк, да причины его смерти – убиенный. Поэтому, видя, что помочь нам в розыске на данном этапе эти сведения не могли, мы решили перейти к изучению второй записи.

С Башмаковыми дело обстояло совершенно иначе. Звание печатника и длинный чин дворянина Дементия Минича, но как была вложена книга второй раз, адресное место вложения и адрес самой церкви давали нам шанс найти этих людей. Правда, исходя в начале из неверного понимания слова печатник, мы искали Башмакова в московской типографии, где он по нашему предположению должен был печатать книги. Не останавливали нас в ошибочном поиске и явно неестественный для простого печатника типографии высокий думный чин дворянина и полное написание в записи имени-отчества Башмакова. И только узнав, что право "вичиться", т.е. писать не Дементий сын Мины, а Дементий Минич, давалось только лицам княжеского происхождения или за особые заслуги, мы поняли свою ошибку и начали искать Думного дворянина и печатника в царском дворце. К сожалению, московские архивы были для нас недоступны, поэтому мы искали упоминания о Башмакове в любой доступной нам исторической литературе. С ее помощью, а также с помощью русских ученых: сотрудниц Эрмитажа (С.-Перербург) М.П.Сотниковой и М.А.Добровольской и сотрудницы Государственного Исторического музея Ж.Н.Ивановой, еле различимая в начале поисков фигура дьяка выросла в конкретный образ человека, наделенного огромной властью или, как писал протопоп Аввакум в своем "Житии", – ближнего царя ". Тогда-то мы и узнали, что существует более древнее определение слова "печатник". Оказывается звание печатника много древнее печатной книги. Им в глубокой древности наделялись особо доверенные князю ( а с появлением царского титула – царю) лица, хранившие княжескую (царскую) печать, носившие ее " на вороту" ( т.е. на шее), с правом удостоверять ею важнейшие документы (илл.2). Но был ли "печатник" Дементий Минич Башмаков именно "таким" печатником, мы еще не знали и, боясь ошибиться, как в первый раз, продолжали работать с литературой, пока не удостоверились в верности наших предположений. И на основании собранных о нем сведений, мы даже рискуем привести его краткую биографию.

Итак... Дементий Минич Башмаков.

Родился в семье нижегородского дворянина Пимена Алексеевича Башмакова в 1618 году.На службе с 1644 г. Служил подьячим , а затем и дьяком во множестве московских приказов, в том числе Разрядном и Посольском.

В 1658 г. русский царь Алексей Михайлович сделал его руководителем приказа

тайных дел с особым званием "дьяк в царском имени", т.е. человеком, имевшим право составлять от царского имени письма, грамоты и т.п. документы, подписывая их от имени царя. В 1663 г., оставаясь главой приказа тайных дел, Дементий Минич стал Думным дьяком, а в 1676 г. уже новым царем Федором Алексеевичем был избран в Думные дворяне и назначен главой Печатного приказа с почетным званием Печатника и правом "вичиться". По долгу службы, находясь всегда в самой гуще событий, то ездил к патриарху-реформатору Никону, то к его антиподу "огнепальному" протопопу Аввакуму. Неоднократно бывал и на Украине с различными миссиями, в том числе и на выборах в 1663 г. гетманом И.М.Брюховецкого. Даже "асаул" И.М.Мазепа, если верить Г.Конискому, обязан своим выбором в гетманы именно Башмакову. По всей видимости и допросы Степана Разина не обходились без дьяка приказа тайных дел, тем более, что, как мы увидим далее, интерес к Степану Тимофеевичу у него мог быть особый . 25 июня 1682 г. из Казенного двора для венчания на царство малолетних братьев Иоанна и Петра Алексеевичей им и казначеем С.Ф.Толочановым во главе торжественной процессии в Грановитую палату были доставлены так называемые "царские яблоки", олицетворяющие Державу.

Умер Дементий Минич Башмаков в 1700 (?) г., до последних дней (?) исполняя почетную должность печатника.

Найдя Башмаковых, мы, помня старинную русскую пословицу "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты", решили в царском дворце искать и Фроловых. Тем более, что, зная из вкладной записи чин Евстратия Фролова – дьяк, и отношение сына Дементия Минича к книге, мы предполагали их знакомство друг с другом. Да и не могли дьяки (т.е. одни из руководителей приказов) не знать друг друга, особенно, учитывая довольно частую смену ими приказов. Надежды наши полностью оправдались, и перед нами предстал еще один влиятельный вельможа и "ближний" царя.

Евстрат ( он же Евстратий или Елистрат) Антипович Фролов. Лицо, по ком в 1670 г. вложена книга.

Хотя личность дьяка нами полностью не установлена, основные ступени его карьеры мы можем назвать довольно точно:

1663-1665гг. – дьяк Новой четверти;

1665-1667гг. – дьяк приказа Большого дворца;

1667-1670гг. – находился в Астрахани.

Существует мнение, что в приказ Большого дворца набирались чаще всего молодые подьячие, прошедшие школу службы в приказе Тайных дел. (Вот еще одно звено из цепи предположений о знакомстве двух дьяков).

Из книг Д.И.Яворницкого "История запорожских казаков" и С.М.Соловьева "История России с древнейших времен", известно о поездках дьяка в 1666 г. к "запорожским казакам" на Украину с какой-то инспекционной поездкой и правом дьяка "судить кого бы то ни было по войсковым правам и по своему усмотрению". Во время этого приезда к Брюховецкому гетман отчитывался перед ним, извиняясь и оправдываясь перед русским царем за "смуту в "Запорогах".

А автор одной из самых лучших книг по истории Украины, которая так и называется "История Малороссии" Бантыш-Каменский упоминает в ней о совместной поездке в Малороссию обоих дьяков. (Евстрата Фролова и Дементия Башмакова). Нам не известно, чем занимался Евстрат Фролов в Астрахани. Но из т. наз. "Беляевского летописца" мы узнаем о гибели 22 июня 1670 г. дьяка во время взятия Астрахани Войсками Степана Разина. "Святающу же дню, приидоша воды к Пречистенским воротам. И у врат калитку высекше, внидоша во град Кремль. И боярина, дьяков, голов стрелецких, дворян, детей боярских, сотников, подьячих и всех прилучившихся здесь чиновных людей связаша руце и нозе, аки злодеев посадиша под роскат (башню).

Потом вор и богоотступник Стенька Разин со товарищи и со астраханскими изменники боярина князя Ивана Семеновича (Прозоровского) повеле внести в роскат и с роскату ринути на землю на зимней восток.И ринуша его нуня в 22 день в начале третьего часа дне. Дьяков же Романа Табунцова, Евстратия Фролова, стрелецкого голову Алексия Соловцова, и всяких чинов людей перед соборною церковью между роскатом всех посекоша (илл.3).

И обагрися земля христианскою кровию, тече бо кровь от соборныя церков до приказной полаты. Тело же боярина и прочих с ним побиенных злый пес Стенька повеле отдати в троицкой монастырь в братскую ископанную могилу...".

Вот так, благодаря счастливой находке книги с "Беляевским летописцем", нам удалось определить не только причину, но и год, месяц, число и,даже...время гибели дьяка. А упоминание имени нашего дьяка в числе 4-х из 450 погибших , так и оставшихся безымянными защитников Астрахани, красноречиво говорит о его положении при " дворе".

С этим как бы перекликается "царский вопросник", составленный царем для допроса схваченного Степана Разина (илл.4).Первым вопросом, в котором был:" О князе Иване Прозоровском и о дьяках за что побил...".И, наверное, друг одного из убиенных дьяков (Евстрата Фролова)"ближний царя", ведавший приказом Тайных дел Дементий Башмаков, не мог лично не задать Стеньке этот же вопрос (см. илл.4).

Ну, а как же быть с церковью Пресвятой Богородицы Похвалы? Куда в 1670-м году была вложена книга. Неужели ее так и не нашли? Нашли! Наперекор отсутствующим данным о ее местонахождении. Хотя, честно говоря, сами на это не надеялись. Но действительно нам, наверное, везло. Вот и в этом случае...

В репринтном издании 1992 г. книги А.Ф.Малиновского "Достопримечательности

Москвы", в разделе церкви Москвы названа и церковь Пресвятой Богородицы похвалы, перестроенная в 1695 г. царским печатником Дементием Башмаковым, в которой похоронен сам Дементий Башмаков, его жена и дочь (?).

Именно в эту церковь в 1670-м году Алексеем Фроловым была вложена книга "Октоих осмигласный" 1666 г. Именно из нее через 42 года дьяком Петром Дементьевичем она как самая великая драгоценность была изъята и вложена для обеспечения сохранности книги в церковь Дмитрия Солунского.

И что самое интересное, уж очень большие гарантии обеспечения сохранности книги дал нам Башмаков, если книга, как заколдованная, находилась почти 300 лет в селе Кубаево Нижегородского уезда. И именно из этого села была привезена она в Луганск гр. Поташовой Т.Л., полученная, по ее словам, от своей бабки ...Бацмановой...

Ну вот, кажется, все вопросы в отношении книги решены. Все определено. Но до конца ли определено нами значение книги? Боимся, что нет. Мы могли бы написать : "Не, боимся", а "вернее"... Но мы действительно боимся недооценить значение книги. Возможно, Алексей Фролов вкладывал ее в 1670 г. не только по "убиенному отце и его преставленнья сродников" (т.е. родственников), а по всем убиенным вместе с отцом в Астрахани его соратникам? И именно так мог считать он, именно так мог считать дьяк Петр Дементьев сын Башмаков. Именно таковой и мы предлагаем считать книгу. Назвав ее мемориальной. А вклад – мемориальным. Надеясь, что большой ошибки в этом определении мы не сделаем. Тем более, что книга является еще одним до сих пор неизвестным памятником восстания, или точнее крестьянской войны под предводительством донского Казака Степана Тимофеевича Разина.

PS. Очень перспективно изучение" родового дерева" обоих родов. Придет время, и другой исследователь займется этим вопросом, удивив своим открытием нынешних обывателей... Уверен в этом.

ДОПОЛНЕНИЕ.

Прошло 100 лет.

За это время жизнь нескольких поколений некоторых известных родов, благодаря заключаемым в их среде так называемых "династических" браков, пересекаясь, принимала иногда такие причудливые формы, что только диву даешься и долго не можешь прийти в себя от удивления: неужели подобное возможно?

Вот в случае с Башмаковым удивительное приняло прямо-таки фантастические очертания. Судите сами... Для примера возьмем отдельных представителей этой фамилии конца XVIII- начала XIX вв., сведения о которых нам удалось отыскать в различной литературе.

Итак, Башмаков 100 лет спустя...

Не будем останавливаться на Евлампии Михайловиче Башмакове (1760-1816гг.), – казанском прокуроре, о жизни которого нам ничего неизвестно, но подробнее остановимся на личности его сына, фигуре, как нам кажется, неординарной.

Дмитрий Евлампович (1794-1835гг.) праправнук царского печатника Дементия Минича Башмакова. В 1809 г. в 15-летнем возрасте был завербован князем Г.Волконским – другом А.С.Пушкина, впоследствии героем Отечественной войны 1812 года и будущим декабристом в свой дворянский, кавалергардский полк. Во время войны 1812 г. семнадцатилетний Башмаков состоял ординарцем при командующем русской армией (?) Барклае де Толли.

Дослужился до чина полковника кавалергардского полка. После отставки – чиновник особых поручений при гр. М.С. Воронцове. В 1833 г. по 1835 г. таврический предводитель дворянства. Существует предположение о его встрече в июле 1824 г. с А.С.Пушкиным.

С 1824 г. – женат на внучке русского генералиссимуса А.В. Суворова Варваре Аркадьевне (1785-1855гг.). Благодаря этому браку, род Башмаковых породнился не только с родом Суворовых-Рымникских, но и с родом кн. Голициных, т.к. родная сестра Варвары Аркадьевны – Марья Аркадьевна была в замужестве за кн. Голициным. С этого времени оба рода бывших печатников (Д.М.Башмаков – хранитель "малой" государственной печати служил "под началом" еще "большего" печатника – "оберегателя большой государственной печати" всесильного кн. В.В.Голицина) породнились. А так как сам генералиссимус А.В.Суворов был женат на Варваре Ивановне, урожденной кн....Прозоровской, чей прапрадед – астраханский воевода И.С. Прозоровский погиб 21 июня 1670 г. вместе с дьяком Е. Фроловым от руки С. Разина, то род Башмаковых породнился и с родом кн. Прозоровских.

Но и это оказывается еще не все.

Если вспомнить, что сын А.В.Суворова Аркадий Александрович был женат на Елене Александровне, урожденной Нарышкиной, чья прапрабабка была женой русского царя Алексея Михайловича Романова и матерью Петра I, то с этого времени род Башмаковых породнился и с царствующим родом . А в жилах потомков рода Башмаковых стала течь и "царская кровь", исходя из выше приведенных примеров, авторы не будут удивлены, если когда-либо выяснится и родство Башмаковых с Фроловыми...

Сын Дмитрия Евлампиевича Александр Дмитриевич, судя по некоторым источникам, также был близок, как к императорскоиу двору, так и к самому императору.

Здесь нам хочется сделать отступление и объяснить, как мы выше писали причину столь удивительных пересечений, описываемых нами "знатных родов". Удивляться, конечно, можно было сколько угодно, но необъективные законы жизни и развития общества регламентных родов, так называемых "династических" браков, когда представители именитых фамилий заключали браки по"родовитости", т.е. среди равных себе. И не могли, да и не имели, наверное, права (чтобы не уронить честь своего рода) представители таких известных фамилий, как кн. Голицины и Суворовы-Рымникские родниться с представителями незнатных родов. Точно так же и род "царского печатника" искал родню, равную себе. И сейчас, спустя сотни лет после описываемых событий, отчетливо видишь, какое место в иерархической лестнице русского государства занимал тот или иной род, а в данном, конкретном случае, род Башмаковых.

Наш рассказ о роде Башмаковых, несмотря на то, что мы в нем упоминаем далеко не всех известных нам его представителей, будет, наверное, неполным, если мы, хотя бы вскользь, не упомянем еще одного Башмакова – Флегонта Мироновича (1774-1859гг.) двоюродного брата Дмитрия Евлампиевича, военного, бывшего из дворян Симбирской губернии. Военную службу Флегонт Миронович начал с чина сержанта. Участник итальянского похода А.В.Суворова 1799г. За храбрость и отличие во многих сражениях 1812 по 1814 гг. дослужился до чина полковника (3.XI.1812 г.). В 1820 г. "за острый язык", которого боялись многие "сильные мира сего", или, говоря языком протокола, " за клевету и растрату" разжалован в рядовые и переведен в черниговский пехотный полк, где

сдружился (проживая вместе) с Сергеем Ивановичем Муравьевым-Апостолом – потомком гетмана Даниила Апостола, подполковником и будущим руководителем восставшего черниговского полка. Который вместе с 4-мя руководителями декабрьского восстания 1825 г. Пестелем П.И., Рылеевым, К.Ф.,Каховским П.Г. и Бестужевым-Рюминым М.П. будет казнен на кронверке Петропавловской крепости в 1826 г.

Свое участие в восстании Флегонт Миронович отрицал, отрицал и свою принадлежность к "Южному обществу". Но военный суд при 1-ой армии в Могилеве, исходя из показаний по этому делу ряда декабристов Южного общества, приговорил его 17.08.1826 г. к лишению дворянства и ссылке в Сибирь на вечное поселение. Через 30 лет, по ходатайству матери Алескандра Аркадьевича Суворова, в 1853 г. ему было разрешено вернуться "во внутренние губернии" России, в имение родственника генерал-майора Николая Дмитриевича Булыгина.

Но, несмотря на крайнюю бедность (а сохранились сведения, что жил он, в основном, благодаря помощи своих друзей-декабристов), Флегонт Миронович от милости отказался и умер 21.09.1859 г. в городе Тобольске, где и похоронен на Завальном кладбище.

И вновь автор просит извинить его за многочисленные отступления, и привести в качестве реабилитации честного имени разжалованного полковника (помните причину разжалования – "клевета и расстрата") слова художника и археолога Сибири, ученика декабристов М.С.Знаменского (1833-1892 гг.) из его книги "Детство среди декабристов" (Тобольск, 21.09.1859 г.): "Умер Ф.Н.Башмаков, последний из декабристов, живших в нашем городе. Понемногу память о них начинает сглаживаться. Собственно для себя, в свободные минуты, я решил записать свои воспоминания о людях, которых с дней моего детства я привык уважать, несмотря на недоброжелательные отзывы разных чиновных душ. С того времени, как я начал помнить себя и до 23-х лет, я был с ними. И если теперь подлость, низость и взятки болезненно действуют на меня, то этим я обязан людям, о которых всегда говорю с почтением и любовью..." И пусть М.С. Знаменский в своих записках рассказывает о др. декабристах: М.А. Фонвизине, И.Д. Якушкине, М.И. Муравьеве-Апостоле, которые непосредственно участвовали в становлении его как человека, и лишь вскользь упоминает Ф.Н. Башмакова, чья смерть натолкнула его на мысль написать свои "записки", упоминание это говорит о многом. А чтобы наше предположение не выглядело слишком натянуто, приведем записки другого сибиряка К.Голодникова (1822-1901 гг.) "Государственные и политические преступники в Ялуторовске и Кургане".

...Ф.Н.Башмаков, случайно сделавшийся декабристом, живя в "Кургане, при скудном, получаемом из казны содержании, существовал исключительно пособием своих товарищей. Курганские же чиновники крепко недолюбливали его за острый язык, возвещавший во всеуслышание разные их проделки..."

...Вообще же, декабристы, проживавшие в Тобольской губ., много сделали добра местному населению. Не говоря уже об устройстве школ для детей обоего пола, бесплатной медицинской помощи нуждающимся – одни из них брали к себе детей на воспитание..., другие давали уроки по разным наукам. И, наконец, многие помогали словом и делом ближайшим подгородным жителям в их домашнем хозяйстве...".

Вот этим представителям рода Башмаковых мы и решили закончить наше исследование о судьбе книги "Октоих осмигласный" 1666 г. и ее вкладных записях. Понимая, что история родов владельцев книги выяснена нами недостаточно (особенно это касается рода Фроловых), тем не менее, считаем, что первый шаг в этом направлении нами уже сделан. А остальное – дело будущего исследователя.

***

Москаленко Елена Григорьевна,
Член Национального
союза журналистов Украины,
зав. сектором ОУНБ им. А.М. Горького

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРНОГО АРХИВА ПИСАТЕЛЕЙ ЛУГАНЩИНЫ
УНБ ИМ. М.ГОРЬКОГО

С течением времени книжные фонды УНБ им. М. Горького помимо функциональной значимости приобретают новые черты. Они становятся памятниками эпохи, их роль как культурного наследия общества возрастает. Неслучайно наша библиотека в своем названии несет понятие "научная". По некоторым направлениям своей деятельности, такими как работа с литературными архивами, она сближается с научными учреждениями высшей школы Украины.

Литературные архивы местных писателей нашли свое пристанище в краеведческом отделе УНБ им. М. Горького совсем недавно, однако уже сейчас их фонд насчитывает более трех тысяч единиц хранения. В литературных архивах собраны материалы и документы: Ю.А.Ененко, Н.А.Чернявского, О.Ф.Холошенко, Г.С.Довнара, М.Ф.Яременко, И.М.Светличного, И.Д.Низового и многих и других местных авторов.

Литературные архивы Луганщины – памятники новейшей истории. В них, как в зеркале, отражена эпоха социалистического строительства в Украине, отношение к национальному вопросу, роль и значение коммунистической партии в жизни советского общества. Можно было бы отметить, что для современного общества полезнее забыть те страницы прошлого, которые искажали нашу жизнь, порождали у народа двойственное самосознание, искажали систему человеческих ценностей. Однако как забыть прошлое, которое стало истоком современного самосознания? Творчество наших авторов – еще одно тому подтверждение.

Говорят: "Большое видится на расстоянии". Придет время, когда работа в нашем литературном архиве позволит не только воссоздать эпоху, но и оценить крупномасштабность многих замыслов наших писателей - земляков. Их творческое наследие расскажет о жизни, делах, времени, в котором они жили, свершениях, иллюзиях, горестях, удачах, разочарованиях. Как правило, к современникам относятся пристрастно. Можно смело сказать: оценку их творчеству даст время и те поколения читателей, которые будут жить в эпоху, незнакомую с жесткими идеологическими конструкциями, которые регламентировали всю жизнь Украины в доперестроечное время.

Литературный ахив позволяет по-новому оценить жизнь и деятельность писателей Луганщины. Так, в литературном архиве О.Ф. Холошенко можно найти статьи, отражающие ее работу с молодыми авторами (А. Плаховым, И. Гудковской), которой она уделяла особое внимание; у Ю.А. Ененко познакомится с замыслами, оставшимися нереализованными после смерти писателя; увидеть у Г.С. Довнара, передавшего в литературный архив ОУНБ фотографии, письма, почетные грамоты, книги – не только писателем, но и с общественным деятелем Луганщины.

В доперестроечное время в архивы печати собирались на вечное хранение произведения печати, вышедшие в стране. Главной задачей архива печати было сохранить для последующих поколений вышедшие в стране произведения печати. В СССР архивы печати были организованы при книжных палатах союзных республик. Однако в зарубежных странах функции архивов печати выполняют национальные библиотеки.

Для современной Украины было совершенно естественным следовать зарубежному опыту и вменить в обязанности работников областных библиотек создание литературных архивов.

Библиотекари краеведческого отдела ОУНБ им. А.М. Горького уверены, что работу по созданию литературного архива они начали своевременно: многие признанные авторы еще продолжают активную творческую жизнь. Новое время открыло для писателей новые горизонты, но не обходится без сложностей: практически невозможно войти в планы издательств, трудно реализовываются литературные проекты, как правило, вопросы финансирования издательской деятельности решают сами писатели. Полагаю, что все эти проблемы нашего перестроечного общества тоже станут достоянием истории и литературного архива ОУНБ им. А.М. Горького. Становление украинской государственности позволяет по-новому осмыслить вклад писателей Луганщины в культурную жизнь нашей страны. Социальные, экономические и политические изменения в обществе создали условия для переоценки ценностей, в том числе и в творчестве писателей. Однако для истории и библиотечного дела нет писателей плохих и хороших. Творческое наследие местных авторов представляет для специалистов огромную ценность и является частью культурного достояния Украины.

21 век открывает для библиотек новые возможности и перспективы. Перенос информации на электронные носители делает ее не только доступной – вездесущей. Многие интеллектуалы, увлечены современными технологиями, поговаривают о "конце гутенберговской цивилизации", о том, что технический прогресс в недалеком будущем вытеснит книгу с книжных полок на страницы Интернета. Именно поэтому роль книги и всей современной библиотечной деятельности приобретает уникальный характер. Отказавшись от использования книг в утилитарных целях, человечество никогда не откажется от них как от источников научного изучения вещественных свидетельств продукта человеческого интеллекта. Литературные архивы, сохраняющие труды наших писателей, становятся в этом случае поистине бесценными. "Нет радости более возвышенной, чем ежедневно через книгу входить, – как говорил Л.Н.Толстой, – в общение с мудрейшими людьми мира. Открывать новое в старом, читать и перечитывать". Я читаю, следовательно, как говорил философ, я мыслю, я существую, я живу.

Последнее десятилетие, в мировом сообществе возникают новые смысловые понятия. Одно из них – "функциональная грамотность", которая заключается в умении осмысливать и использовать полученную информацию для развития творческих способностей и достижения реального экономического эффекта. Чем выше функциональная грамотность, тем более способен человек извлекать пользу из интеллектуальной деятельности, использовать ее прикладной характер для получения лучше оплачиваемой работы. В исследовательской работе с литературным архивом УНБ им. М. Горького следует помнить о том, что осмысление деятельности наших писателей, популяризируемых через СМИ, лекционную и издательскую деятельность должны приносить исследователям дивиденды в виде гонораров либо высокой зарплаты. Изучение литературных архивов позволит ученым-исследователям открыть золотым ключом знаний не только дверь в большую науку, но и сделать эти исследования источником своего благосостояния.

***

Неживий Олексій Іванович,
голова обласної організації
Національної спілки письменників України

ЛІТЕРАТУРНІ ПАМ’ЯТКИ ЛУГАНЩИНИ – ПРОБЛЕМИ ЗБЕРЕЖЕННЯ ТА ПРИМНОЖЕННЯ

Наш край, що насамперед відомий своїми промисловими гігантами із давньою історією, разом з тим славиться літературними пам'ятками, які мають значний культурний потенціал. Хоча в кількісному відношенні їх не стільки, як у центральних та західних областях України, однак вони є важливими віхами розвитку духовної культури.

Серед літературно-меморіальних музеїв на території Луганської області варто одним з перших згадати музей Володимира Сосюри в місті Лисичанську, який розміщений у клубі скляного заводу, і був відкритий у 1968 році. Поряд із ним у сквері – скульптурний портрет Володимира Сосюри (автор І.Овчаренко). У 1986 році в місті Лисичанську з ініціативи та безпосередньої участі Юрія Єненка був відкритий музей Володимира Даля, а п'ятьма роками раніше пам'ятник Козаку Луганському (автори І.Овчаренко, В.Орлов). У кінці вісімдесятих років у обласному центрі відкрито меморіальний музей Владислава Титова, який знаходиться в однокімнатній квартирі, де спершу мешкала сім'я легендарного письменника.

Грудень 1988 року ознаменувався тим, що на Луганщині з'явилися два шкільних літературних музеї: Бориса Грінченка в селі Олексіївці Перевальського району та Григора Тютюнника в селі Щотове міста Антрацита. Тоді ж відкрито пам'ятник Борису Грінченку (автор І.Чумак) та меморіальну дошку Григора Тютюнника.

Вже другий рік у Луганському державному педагогічному університеті імені Тараса Шевченка діє краєзнавчий музей "Літературна Луганщина". Також серед літературних пам'яток області називаємо високомистецькі роботи-пам'ятники Всеволоду Гаршину в м.Старобільську (автор ІА.Овчаренко і В.Орлов), Івану Приблудному в Ново-Айдарі (автор М.М.Щербаков), Григору Тютюннику на подвір'ї школи № 12 с.Щотове (автор І.М.Ч умак).

Своєрідну галерею пам'ятників письменникам-лікарям створено з ініціативи Ю.Єненка на території обласного онкодиспанцеру. Це скульптурні портрети Володимира Даля, Антона Чехова, Степана Руданського, а завершальним встановлено погруддя самого Юрія Олексійовича (автор В.Орлов).

У місті Луганську встановлено меморіальні дошки пам'яті письменників Павла Безпощадного та Михайла Яременка, в м.Первомайську – Бориса Горбатова, в м.Сватове – Володимиру Сосюрі.

Біля обласної наукової бібліотеки споруджено пам'ятник легендарному співцеві "Слова о полку Ігоревім" (автор І.Чумак). А в центрі міста височить пам'ятник Великому Кобзареві (автор І.Чумак), урочисте відкриття якого відбулося в травні 1988 року, коли луганська земля стала центром проведення Міжнародного літературно-мистецького свята "В сім'ї вольній, новій".

Однак хотілося б загострити увагу на необхідності створення нових літературних пам'яток.

Так, на Луганщину приводили мандрівні стежки видатного філософа, письменника, педагога XVIIIстоліття Григорія Савича Сковороду. А притча "Убогий жайворонок", написана в 1787 році в місті Ровеньках нашої області, де устами одного з героїв говориться: "В селі Ровеньки прекрасне чув прислів'я: "Не ївши легше, поївши – краще", далі згадується ще одне прислів'я: "На ловця і звір біжить".

Перебування Григорія Сковороди на території сучасної Луганщини є одномовним зачином багатства літературних імен, подій та традицій з давніх-давен є свідченям того, що наш край був постійним складником органічного розвитку національної культури.

Дворічним хлопчиком приїхав на Луганщину в 1870 році майбутній український письменник Микола Федорович Чернявський. Його батько став священником у селі Новобожедарівка тодішнього Слов'яносербського повіту (тепер це село Кружилівка Краснодонського району). Початкову освіту одержав у народній школі станиці Митякинської, дорогу до якої розділяв Сіверський Донець. Потім навчався в приватній школі Подоби (Луганський ливарний завод), а також у священика І.Сахновського із селища Вергунка. Друга книга Миколи Чернявського вийшла 1898 року в місті Бахмуті (тепер м. Артемівськ Донецької області) і мала назву "Донецькі сонети". Ще мало уваги приділяється увічненню пам'яті письменників, які народилися на Слобожанщині, а тепер це територія Росії. Так, у 1817 році в селі Юрасівка Острозького повіту (тепер Ольховитський регіон Воронезької області) народився письменник і вчений, громадсько-політичний діяч, член Кирило-Мефодіївського Братства Микола Іванович Костомаров.

Вже тривалий час просвітительська іромадськість міста Стаханова висловлює обгрунтовані пропозиції про увічнення пам'яті Остапа Вишні. Влітку 1951 року письменник приїздив до м. Кадіївки і зупинявся в свого приятеля, місцевого лікаря Михайла Павловича Шалобала. Тут Остап Вишня лікувався, часто зустрічався із читачами.У його щоденнику є запис, датований 20 листопада 1951 року: "Був цього літа (осені) на Донбасі. В Кадіївці. Ой, які хороші люди! Чудесні! А як їх написати?"

... Було б непогано написати щось "вишневе" про Донбас. Хай би посміхалися! Тільки не думайте, що я, Вишня, гадаю, що Донбас без мене не вміє сміятися!.. Вони, донбасівці, такі мудрі, такі чудесні, що нас із вами розсмішать..."

Є духовна потреба в увічненні пам'яті нашого славного земляка, письменника, правозахисника, лауреата Державної премії України ім.Тараса Шевченка Івана Олексійовича Світличного, який народився 20 вересня 1929 року в селі Половинкине Старобільського району.

Після навчання в семирічці рідного села І.О.Світличний в 1947 році закінчує Старобільську середню чоловічу школу № 1 (тепер це школа № 2). Думається, що надзвичайно важливим складником навчально-виховного процесу став би шкільний літературний музей славного випускника та меморіальна дошка на будівлі школи.

Слобода Кантемирівка сучасної Воронезької області стала місцем народження (14 грудня 1896 року) видатного українського поета Євгена Плужника. Тут пройшли його дитячі та юнацькі роки, а перші свої поетичні твори він підписував псевдонімом – Кантемирянин.

До двадцятилітнього віку мешкав Євген Плужник на Воронезькій землі, навчався у гімназіях Воронежа, Богучара, Ростова і Боброва.

Думається, що символічною ознакою дружби народів стане спорудження цим письменникам меморіальних дошок, а відкрити їх варто під час проведення літературно-мистецького свята "Слобожанський луг".

На жаль, до цього часу ще достатньо не увічнена пам'ять письменників Юрія Сліпка, Тараса Рибаса, Степана Бугоркова, Микити Чернявського в місті Луганську, Миколи Щепенка в місті Сватове, а в багатьох місцевих краєзнавчих музеях відсутні спеціальні експозиції, які б розповідали про літературну історію.

Залишається невирішеним і питання про надання статусу музею кабінету Юрія Олексійовича Єненка в обласному онкодиспанцері, який по-сугі вже діє. Тут проходять заняття студентів педагогічного університету із спеціальнсті "літературне краєзнавство" та студентів медичного університету із спеціальності "медична етика". А в середній школі № 3 м. Луганська теж варто пам'ятати про свого випускника – видатного культурного й громадського діяча, письменника, лікаря, краєзнавця, художника.

Хотілося б вірити, що наша краєзнавча конференція звернеться із конкретними пропозиціями, які будуть стосуватися збереження та примноження літературних пам'яток Луганщини.

***

Прынь Виталий Михайлович,
председатель районной
организации краеведов (г.Сватово)
учитель биологии и
географии СШ N8

ПАМЯТНИКИ САКРАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ НА СВАТОВЩИНЕ

В Сватовском районе официально зарегистрировано 101 памятник истории и культуры, в том числе 16 памятников археологии, 67 памятников истории и 18 памятников искусства. Бережное отношение к прошлому, к памятникам истории и культуры, к могилам предков – это верный показатель духовного здоровья общества. Но давайте оглянемся назад – сколько мы уже потеряли, сколько погибло памятников отечественной культуры, восполнить которые, увы, невозможно. Изучение утраченных памятников – важный раздел краеведческой работы.

Не может жить человек полнокровной жизнью, не опираясь на исторический и культурный опыт предшествующих поколений. Мы не можем, не должны быть "Иванами не помнящими родства". Уважение к прошлому – это уважение и к настоящему, и к будущему.

На территории Сватовского района обнаружено, описано и картографировано свыше 680 археологических памятников, в том числе 540 курганов, объединенных в 58 могильников, и 141 место древних поселений. Это источники древней истории и культуры нашего района /5/.

По литературным данным первые археологические находки на территории нынешнего Сватовского района были сделаны еще в 1886 году возле слободы Нижняя Дуванка – медные монеты императора Византии Константина IV – середина VII столетия. В конце ХІХ в нашем крае побывал известный русский археолог Е.П. Трифильев. В своем отчете он определил большое количество курганов по реке Красной. Часть курганов возле слободы Сватовой Лучки (ныне г. Сватово) и Нижней Дуванки в 1901 г. были раскопаны и обнаружены захоронения эпохи бронзы и скифско-сарматского периода.

С шаманистскими культами связаны и находки бронзовых статуэток: изображающих уродливых людей: одноруких, одноногих, с несколькими лицами, с неестественно заостренными головами и т.д. Статуэтки этого типа были обнаружены в насыпи кургана у села Круглого бывшего Старобельского уезда (ныне с. Круглое Рудовского сельсовета Сватовского района). Эти и другие находки уже тогда были отражены в дореволюционной литературе, о них говорилось с трибуны ХІІ археологического съезда России /10/. Основные археологические памятники Сватовского района нанесены на археологическую карту Харьковской губернии, составленной к ХІІ археологическому съезду профессором Д.И.Багалеем. Эта карта была обнаружена автором данной работы в фондах Центральной научной библиотеки им. В.И.Вернадского Национальной Академии Наук в г. Киеве /1/.

В 60-х годах на территории нашего района встречались отдельные археологические находки. В 1962г. возле села Стельмаховки в песчаном карьере был найден литой бронзовый топор восточного образца, который к этому времени встречался очень редко. Потом были обнаружены каменные топоры в с. Меловатка и с. Розовке Стельмаховского сельсовета. В с. Райгородке были найдены предметы боевых культов, в с. Гончаровке – в курганах – изделия и керамику из захоронений срубной культуры эпохи бронзы (середина ІІ тысячелетия до н.э.) /2,5/.

В 70-х годах во время строительства Сватовского водохранилища были раскопаны несколько курганов эпохи бронзы. Обнаружено редкостная каменная стелла.

Большую роль в изучении археологических памятников Сватовского района внес Луганский ученый-археолог Константин Иванович Красильников. В 1987г., во время паспортизации археологических памятников в районе была выявлена курганная группа, состоящая из 4-х насыпей на правом коренном берегу реки Красной у села Преображенном, а в 1989г. были поведены их раскопки. Это были захоронения катакомбного типа. Результаты раскопок опубликованы в книге "Древние культуры Подонцовья". Луганск, 1993.

На протяжении многих столетий духовная жизнь нашего народа складывалась под влиянием церкви, ее морали, святого учения, обрядов и, наконец, церковной архитектуры, которая стала неотъемлемой частью народной культуры. В дореволюционный период ( по состоянию на 1907год) на территории Сватовской, Нижне-Дуванской и Мостковской волостей (которые составляют ныне территорию Сватовского района) Харьковской губернии из 80 населенных пунктов в 19 селах действовали церковные храмы. В Сватовской волости – 13 церквей, Нижне-Дуванской – 7, Мостковской – 4. А в таких населенных пунктах как слобода Сватова-Лучка (ныне г. Сватово) работало 3 церкви, в Мостках, Нижней Дуванке, Райгородке, Коломыйчихе – по 2 церкви. В деревне Фомовка действовал женский Успенско-Серафимовский монастырь. На сегодняшний день сохранилось 5 церковных зданий – 2 каменные церкви ныне действующие (г. Сватово, с. Меловатка) и 2 каменных здания недействующих церквей в с. Кармазиновка и с. Свистуновка. Одно здание в перестроенном виде в с. Мостки.

Среди исчезнувших и тех, которые сохранились, есть такие, которые своими архетектурными качествами зафиксировали глубокий смысл своего времени и несут в века историческую память. Сейчас, практически, невозможно установить имена архитектора и сторителей, которые их создали. Документы, что остались, очень скупо рассказывают о том, что люди хотели видеть в этих храмах: Все церкви, которые были на территории Сватовского района, относились к Харьковской епархии. О некоторых церковных храмах можно узнать из литературного источника – "Историко-статистическое описание Харьковской епархии". О других, практически, нет никаких сведений, за исключением названия. И все же мы, сегодняшние, попробуем прочитать историю некоторых церквей сакральной архитектуры Сватовщины, ознакомиться с историей их стоительства, расцвета и гибелью.

Город Сватово (Ново-Екатеринославль, Сватово-Лучка) – одно из старейших поселений Луганской области. В архивном документе за 1767 г. "Географическое описание войсковой слободы Сватовой Лучки" имеются сведения о том, что "... в Сватоволучском городе церковь деревянная, православная одна, с двумя башнями окружностью в 142 трех сажен... поповских домов два деревянных..." /9/. Это деревянный храм, построенный в 1722г., освящен в честь Николая Чудотворца.

С 1785 года слобода Сватово Лучка Купянского уезда имеет две церкви – одна деревянная и одна каменная /8/.

В харьковском сборнике – литературно-научном приложении к "Харьковскому календарю" на 1895 год сообщается о том, что "... в 1793 году в слободе Сватовой Лучке при постройке новой церкви употребили лес прежнего очень ветхого храма. В 1810 году, июля 6 служили в нем литургию и лишь только вышли все из храма, он пал, рассыпавшись до основания. Это дивное знамение Помысла Божия возбудило у всех жителей Сватовской слободы желание пламенное возблагодарить господа сооружением нового каменного храма, на что тогда же у преосвященного Христофа испросили благословенную грамоту..." /6/.

По сведениям Сватовского краеведа Л.Н. Королько на месте, где стояла первая Сватовская церковь (это место находится на переулку Вишневом на усадьбе жителя Радька) была построена небольшая кирпичная часовня с небольшой иконой Николая Чодотворца. Часовня простояла до Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), а затем была разобрана.

14 июня 1777 года в северо-восточной части площади Воля (г. Сватово) Святогорским архимандритом Феофаном был заложен каменный храм с колокольней, строительство которого было закончено в 1788г., и был освящен во имя Успения Богородицы. В этой церкве в память о первом храме слободы был сделан придел во имя Николая Чудотворца. Церковь стали называть Успенской. В 1905 году в Успенской церкви служил священником Дементьев Павлин, дияконом Макухин Иван и псаломщиком Войтов Николай /7/.

В 1934 году церковь была закрыта и превращена под колхозный склад. Во время войны в 1941 г. она была подорвана, в 1945 году, колокольня и вся западная часть церкви была разрушена. После ремонта она возобновила свою работу. Здание церкви существует и в настоящее время. Это действующая церковь в городе. В настоящее время она носит название Успенская.

В 1822 году на площади Соборной (ныне площадь 50 лет Победы) г. Сватово было построена в стиле русского классицизма каменная церковь Сошествия святого Духа (Сошествиевская церковь). С организаций военных поселений этот храм становится соборной церковью четырех военных округов второй кирасирской дивизии. Она известна Сватовчанам как собор. В 1905 году в церкви проводили службу Чернявский Михаил – протоирей, Линницкий Владимир – священник, Колесников Григорий – диякон, Пасько Петр и Попов Андрей – псалмщики. До 30-х годов ХХ столетия собор был красотой и гордостью города Сватова. В начале 40-х годов он был по-варворски уничтожен и разобран. Его изображение сохранилось только на фотографии. Ныне покойная Анна Яковлевна Смерчинская – архитектор, уроженка города Сватова составила описание собора.

Это был кирпичный пятиглавый храм, построенный в классических формах с двумя большими фронтонами-порталами, на четырех колоннах с юга и севера над входом в молитвенный зал. Главный вход – с запада. Над входом была колокольня, но не башенного типа, как строили в 19 веке и начале 20 века, а новгородской архитектуры; т.е. были арки для колоколов, где располагалась до 6 колоколов разных размеров и звучаний. Вокруг церкви была каменная ограда с кирпичными столбиками, между ними каменные стенки с фильенками. С севера и юга распологались небольшие крепкие ворота. Главный вход за ограду с запада – это небольшие арочные ворота с флигелями по обе стороны. До 1917 года почтовые открытки с видом этого собора продавались в сватовском книжном магазине Сергея Федоровича Ткаченка – учителя и директора двухклассного училища, местного просветителя.

Андреевская церковь находилась в центре Базарной площади слободы Сватовой Лучки (ныне площадь Советская, а с 1999г. - пл. Злагоды). Здание этой церкви было переоборудовано из здания штаба кирасирской дивизии, которое было построено в стиле русского классицизма, характерного для второй четверти ХІХ столетия. После ликвидации военных поселений это здание было продано сватоволучской сельской общине, которая с помощью богатых слобожан переоборудовала его под церковь.

29 июня 1869 года храм был освящен во имя Всемирного воздвижения честного и животворящего Христа. Потом эту церковь освятили и она известна как Андреевская. В 1905 году в церкви проводили службу Чернявский Николай – священник, Мухин Алексей – диякон, Таранский Николай– псаломщик. Андреевская церковь действовала до 1935 года. В 1935 году она была закрыта, а после реконструкции стала помещением районного дома культуры им. Кирова. В 1976 году старое помещение церкви (РДК) после пожара было разобрано. О ней сегодня напоминает только одинокий холм, оставшийся на месте здания в парке культуры и отдыха им. Титова в г.Сватово.

В селе Кармазиновка Ковалевского сельсовета сохранилось уникальное здание церковного храма. Достоверной истории этой церкви еще никто не знает. Высказывают предположение, что этому сооружению около 150 лет. В 70-е годы церковь перестала действовать. С 1994 года начались работы по ее восстановлению, но из-за отсутствия средств работы затормозились.

Кармазиновская церковь носит название Николаевская (Свято-Федосеевский храм). Известно, что этот храм трехпрестольный, т.е. трех святых, но неизвестно, кто третий святой был покровителем села, кроме Феедосия и Николая Чудотворца. Сохранились церковные книги этого храма в сватовском районном отделе регистрации актов, где записаны крайние даты регистрации: рождение, брака и смерти (1883,1914,1915 гг.). Церковь поражает своей неповторимой архитектурой. По утверждению знатоков такое архитектурное решение этого церковного сооружения исключительная редкость на Украине. Считают, что их всего 2-3 подобных. Внутри храм был расписан прекрасными фресками неизвестного автора.

В селе Свистуновка в центре села стоит величественное здание Георгиевской церкви (Храм святого Георгия Победоносца). Церковь каменная, построенная в 1830 году. Число прихожан в 1850 году (мужчин – 962 чел., женщин – 934 чел.). По церковным сведениям умерло от холеры жителей села в 1831 году - 33 человека, в 1848 году – 105 человек, от цынги в 1849 году – 57 человек. Сохранившиеся церковные книги этого храма фиксируют такие крайние даты регистрации рождения, брака, смерти (1869,1890,1914-1920гг.). В 1863 году в церкви служил священник Чернявский, он же обучал местных детей в церковно-приходской школе Закону Божьему. В настоящее время ведутся реставрационные работы в этой церкви.

Одна из самых старых (ей уже 296 лет) из постоянно действующих церквей в Сватовском районе - это церковный храм в селе Меловатке. Иоанно-Предтеченская церковь имеет свое славное историческое прошлое. Ведет она свой отсчет с 1704 года, когда казаки Полтавского полка Андрей Катрухин и Иван Бугаев построили молитвенный дом в их честь Усекновения главы Иоанна Предтечи. В 1727 году был построен храм с тремя куполами, вместо ограды был обнесен высокими остроконечными надолбами, по углам укрепления были раскаты, на которых стояли железные пушки. В 1794 году под руководством священника Константина Кувечинского был построен новый храм на правом берегу реки Красное. С пятью куполами и на каменном фундаменте. В 1847 году был устроен новый иконостас в 7 тыс.рублей серебром. Прихожан было в 1790 году – 3451 чел., в 1810 году – 3934 чел., в 1830 году – 5875 чел., в 1850 год – 2554 чел. С 1932 г. по 1976г. с перерывами Меловатской церкви служил священник Тимофей Семенович Павленко. Он много занимался самообразованием. Читал в оригиналах на немецком, французском, греческом языках. Вместе с местным учителем истории Меловатской школы Ильиным А.А. написал первую историю села Меловатки. Был репрессирован, в 1987 году реабилитирован. Умер 15 апреля 1976 года /4/.

Яркую историю имеет и церковный храм в селе Верхняя Дуванка. К сожалению, он как и другие объекты церковной архитектуры не дожил до сегодняшнего дня. Но историю его создания хорошо отражена в истории возникновения села Верхняя Дуванка. Полковой есаул Изюмского полка Андрей Двигубский первым начал строить храм во имя Благовещания Святой Богородицы в селе Верхняя Дуванка. Так как этот край постоянно испытывал набеги татар, храм был огорожен высоким валом с деревянной башней, которая служила наблюдательным пунктом. По всей видимости, церковь была деревянной. Потом во владении Верхней Дуванской вступил потомок А.Двигубского - Егор Яковлевич Тихоцкий, который в 1810 году получил благословение Преосвященного

Христофора на строительство собственным возведением каменного храма. Масштабность строительства с одной стороны, недостаток средств - с другой стали причиной того, что храм освятили только в 1824 году. Сам Тихоцкий владел искусством живописи, написал иконы и украсил ими храм. В "Историко-статистическом описании Харьковской епархии" указывалось,что Дуванский храм "... своим благолепием и богатством церковной утвари может быть отнесен к самым первым храмам усего уезда..." В 1845 году храм был покрыт железом. В церкви были две напрестольные креста: один кипарисовый, подаренный в 1849 году строителем Тихоцким, второй серебряный, подаренный в 1799 году родным отцом строителя церкви Яковым Тихоцким.

Прошли годы. От церкви не осталось ничего, сохранилось только здание церковной крестилки.

В селе Мостках в бывшем волостном и районном центре первая церковь построена в 1800 году. Носила она название Троицкой. Число прихожан в 1800 году – 4589 человек, в 1810 году – 6114 человек, в 1830 году – 7024 человека, в 1850 году – 9194 человека. В этнографическом описании слободы Мостков (1894 год) имеются сведения о том, что в местной церкви имелась книга, на которой написано по одному слову на странице старинным почерком: "Книга глаголемая пролог, месяц март, апрель, май. Воронежской епархии, Бахмутского уезда, Донецкого Успенского Предтечаго монастыря, Троицко-Свято Духовской слободы Мостки, тоже церкви Живоначальные Троицы" /4/. Позже, уже в советское время церковь была переоборудована под спортивный зал. В настоящее время церковь снова действующая.

Вторая церковь, которая действовала в Мостках – Покровская. К сожалению, не удалось установить место ее нахождения и сведения о ней. Сохранились только церковные книги.

Это лишь небольшой экскурс в историю сакральной культуры на Сватовщине. В данном направлении краеведческий поиск будет продолжен и в дальнейшем.

Литература.

1. Археологическая карта Харьковской губернии. М.І: 420000, 2 листа,1906

2. Горелик А.Ф., Вихрова Т.В. Красильников К.И. История родного края.Луганск:

Лугань, 1995, 238 с.

3. Древние культуры Подонцовья. Луганск, 1993.

4. Историко-статистическое описание Харьковской епархии. Харьков, 1858

5. Красильников К.І. Джерела історії. Ленінським шляхом, 1987, 20 січ.

6. Харьковский календарь на 1895 год. Харьков,1894.

7. Харьковский календарь на 1905 год. Харьков, 1904.

8. Харьковский облгосархив. Ф.24,оп.3,ед.хр.7,лл.35,37.

9. ЦГИА. г. Киев. Ф.1584, оп.2,ед.хр.94,л.107.

10. Шрамко Б.А. Древности Северского Донца. Харьков,1962год.

***

Чаплыгин Александр Иванович,
историк, писатель, г.Рубежное

ИЗДЕЛИЯ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ОБЛИКА С МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ г. РУБЕЖНОЕ

Представленная коллекция памятника г. Рубежное чрезвычайно уникальная по своему содержанию.

Древнейшие кремневые изделия, из мною собранных, обработанных орудий ранней деятельности первобытных людей на данной местности, были обнаружены во время строительства нового жилого массива в северной части города. Массовость находок среднепалеолетического типа достигает 100 экземпляров.

Предметы быта и охоты изготовлены из светлого и темносинего кремния и покрыты молочно-белой патиной. По качеству кремня и по степени латинизации инвентарь выглядит однородным. Здесь обнаружены нуклеусы и ядрища, с которых скалывались плоские отщепы – заготовки. Этот факт доказывает, что все орудия были созданы из местного источника сырья.

В памятнике встречаются изделия средних и крупных размеров / более 5 см./. Это, следовательно, неаллювиальное, постоянно-действующее местонахождение. Это местонахождение палеолитической группы предметов и связанный с ними тип индустрии, входят в восточномикокскую фацию варианта мустье двухстороннее. Относятся к характерному типу Антоновки в Донецкой области, /2/. Мустьерская стоянка-мастерская находилась на левом берегу реки Северский Донец. Место залегания орудий - глиняная среда, и находились они на глубине от З до 5 метров, впоследствии извлечены во время выполнения /в зависимости от характера/ земляных работ. Концентрация всех предметов / площадь находок около 2000 кв.м./ указывают на четкую определенность границ данной палеолитической стоянки-мастерской.

Сегодня поверхность земли в районе находок находится на высоте 5 метров над уровнем воды, а отдаленность составляет 5 км от нынешнего русла реки Северский Донец. Это по всей видимости и есть те места кремневых выработок неизвестные до сего времени на Северском Донце /4 /. Это была мастерская по первичной обработке кремния и принадлежала к типу из разряда таких мастерских по классификации П.И.Борисковского /1/.

Изветстно, что только специфические орудия являются основным и наиболее важным показателем культурной принадлежности памятника /З/. К специфическим типам орудий г. Рубежное относятся бифасы-ножи с интенсивной подретушировкой по хорде с заостренным рабочим жалом. Наиболее выразительным в коллекции является орудие, найденное у дороги.

На этом изделии мастером был оставлен округлый участок с усеченной площадкой для упора рук. Ретушь, подправляющая выемку: как всегда крутая и нанесена со стороны спинки. На брюшке ножа видны следы прямых, направленных к краям, снятий путем отжимной техники. Этот тип изделий, предназначенный для режущих операций, как и все другие, имеет слегка изогнутую строгую коническую форму, оформлен на одних устойчивых характерных традициях. Категория этого орудия: класс ножей, отдел подсегментовидных; группа двухсторонних и тип базально-утонченных по классификации В.Н.Гладилина /1976г./

Все бифасы-ножи были найдены на одной планирующей площади и имеют сильный налет патины. Сходство памятника г. Рубежное с прототипами ножей-ручных рубилец с Житомирского местонахождения /5/ и бифасом, обнаруженным в Макеевке Донецкой области/б/, дают основание заявить о связи между этими культурами эпохи раннего палеолита, об идентичности хронологических рамок изучаемых предметов. Материал из местонахождения г.Рубежное входят в особую группу типологических памятников кремневой индустрии /8/, дает представление в границе обитания древнейших людей в бассейне Северского Донца /Левобережье/ и в их мастерстве – по первичному расщеплению кремния.

Коллекция распадается на такие по их производственной функции группы: большие рубила, бифасы-ножи, скребла на массивном первичном отщипе, ножевидные пластины, резцы, скребки с протопризматическим скалыванием, чепперы и остроконечники, молотки.

Численное большинство в процентном отношении составляют скребки вместе с остроконечниками, которые получили распространение в использовании дротиков и в качестве ножа для свежевания дичи.

Среди скребков имеются латинизированные протопризматические изделия со струганной спинкой и овальной формы. Кремневые остроконечники с ассиметрично намеченными с противолежащей крутой ретушью остриями, сопровождаются орудиями с двухскатными гранями. Резцы обычно на сломанных пластинах, некоторые из них с краевыми выемками.

Служебными орудиями для резания и стругания являлись ножевидные пластины с подкруглым навершием; с притуплённым одним краем и с ретушью на другом. Собственно ножи сделаны с широким лезвием, лавролистные – с усеченными концами на трапецивидном основании.

Выделяются скребла на массивном отщипе с влиянием уже геометрических форм и дугообразным рабочим подправленным краем.

Довольной архаичности крупные рубила со снятыми сколами и обозначенным острием.

Процент рубящих орудий небольшой, но особый интерес вызывают чопперы-топоры, отбойники, стамески и молотки, представляющие хорошо окатанную поверхность с постоянной коркой и ударную обработанную часть. К этим типам орудий можно отнести и сами ретушеры, встречаются в большом количестве заготовки на нуклевидных сколах. Вместе с кремневыми вещами эпохи раннего палеолита найдены фрагменты костяных окаменелостей.

Анализ всего вещественного инвентаря г. Рубежное, включая позднепалеолитические и мезолитические орудия, насчитывающие около 25 тыс. экземпляров; а также комплект наконечников и микролитических изделий неолита, свидетельствует о размещении здесь разновременных человеческих пребываниях. Особую роль сыграло место, на котором, как мы видим, возникли каменные орудия эпохи Мустье / ср. возраст 100 тыс. лет назад/, что доказывает достигший на этот период расцвет самой функционируемой стоянки-мастерской. Материал ее служил также для поделок в более поздние времена, что подтверждают культурные памятники / в частности мезолитический клад из 150 орудий/.

Значит, эта мастерская, можно сказать, датируется тем же временем, что и стоянка и рассматриваемый материал / 7/.

Памятник г. Рубежное подлежит дальнейшему изучению решения вопроса о фактическом первичном заселении этой местности древнейшими людьми.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Борисовский П.И. Палеолит Украины. МИА, 1953.– N 40. – С.362-369.

2. Гладилин В.Н.Антоновское раннепалеолитическое местонахождение //

Материалы по четвертинному периоду Украины: Сб.ст. – К.: Наукова думка,1969. – С.290-303.

З. Колосов Ю.Г.Специфические типы орудий ассккошской мустьерской культуры в Крыму // Орудия каменного века: Сб.ст.– К.:Наукова думка,1978.– С. 6-19.

4. Кротова А.А. Новые кремнеоразрабатывающие мастерские на Северском Донце // Орудия каменного века на территории Украины: Сб.ст. – К.:Наукова думка, 1978. – С.43-51.

5. Смирнов СВ. Новая мустьерская стоянка в Житомирском Полесье: Материалы конференции к 250-летию создания Академии наук. – 41.– К.,1975. – С.23-25.

6. Цвейбель Д.С. Бифас в Макеевке // Археология. – 1979.– N 32. – С.44.

7. Цвейбель Д.С. Материалы мегалитической стоянки Кременная гора в Донбассе // Материалы каменного века на территории Украины: Сб.ст.–К.: Наук.думка, 1984. – С.58-69.

8. Колесник А.В. Памятники раннего палеолита Донбасса // Проблемы охраны и исследования памятников археологии в Донбассе: Сб.ст. – Донецк,1989. – С.5-6.

***

Черевко Артемий Евгеньевич,
курсант ЛИВД

ПРАВОСЛАВНЫЕ ХРАМЫ XVIII ВЕКА НА ЛУГАНЩИНЕ

Массовое строительство православных церквей на Луганщине началось во второй половине XVIII – первые годы XIX столетий. В это время были возведены десятки церквей, в том числе в Каменном Броде (1761 г.), Александровке (1785 г.), Дмитриевке (1766 г.), Камышевахе (1781 г.), Желтом (1785 г.), Фащеевке (1786 г.), Михайловке (1787 г.), Старом Айдаре (1787 г.), Аннинском (1795 г.), Нещеретово (1795 г.), Вергунке, Старобельске, Беловодске, Белокуракино, Сватово, Новобожедаровке (ныне Кружиловка), Павловке, Лимаревке и др. Из них до наших дней дожило лишь несколько сакральных сооружений. Это случилось потому, что часть из них перестраивалась по ветхости в последующие годы, другая часть погибла в период антирелигиозной политики, проводимой советским режимом. Годину лихолетья удалось пережить лишь нескольким храмам, а именно: в Старом Айдаре, Михайловке, Кружиловке, Красном Куте, Осиновом и в Лимаревке.

Одной из самых древних сохранившихся церквей является Михайловский храм в Старом Айдаре, построенный в1787 г.

Среди переселенцев, сыгравших определенную роль в утверждении православия в крае, были выходцы из Сербии, Хорватии, Болгарии и Валахии.

В 1788 г. была освящена Михайловская церковь в слободе Громовка (ныне Михайловка Перевальского района), которая возводилась на средства помещика Авраама Миоковича [1]. В 80-е гг. XVIII века сербский помещик Давид Божедарович начал хлопотать о постройке в слободе Новобожедаровка (ныне Кружиловка Краснодонского района) каменной церкви во имя Николая Чудотворца. В январе 1793 г. в приходе начались богослужения, а в начале 1797 г. строительство церкви было завершено[2]. В 1798 г. помещик Штерич за собственный счет заготовил стройматериалы, необходимые для сооружения храма в Красном Куте. Церковь в этой слободе была освящена в первые годы XIX столетия [3]. Тогда же открылась Успенская церковь в Осиновом.По видимому, 200-летнюю историю имеет храм во имя иконы Божьей Матери "Живоносный источник" в Лимаревке.

В 1917 г. к власти пришли большевики и наступил коренной перелом в государственно-церковных отношениях. Правящие силы объявили религии беспощадную войну, решив навсегда искоренить из сознания народа всякое инакомыслие. Кроме террора и подрыва экономической основы церкви, власти, умело используя внутрицерковные противоречия и углубляя их, провоцировали расколы. При поддержке большевиков лояльные к режиму раскольнические группировки смогли подчинить значительную часть приходов. В 1924 г. церкви в Старом Айдаре, Красном Куте и Лимаревке захватили обновленческие раскольники.

В 30-е гг. началось массовое закрытие церквей. В 1931 г. Кружловский сельсовет, реализуя антицерковную политику советской власти, попытался закрыть приход и передать здание церкви под клуб. Прихожане обратились с жалобой в Луганский горсовет, который, опасаясь негативных последствий, отменил данное решение. В 1932 г. в церкви была совершена кража. В январе 1934 г. в Кружиловку прибыла группа Украинского союза воинствующих безбожников во главе с инспектором окружного отдела по делам религиозных культов Волковым для проведения массово-разъяснительной работы. Ими было собрано 172 подписи жителей села за закрытие церкви. После такой "плодотворной" работы безбожников решение властей не заставило долго ждать, и 5 марта 1934 г. постановлением ВУЦИК № 1922 Николаевская церковь была закрыта. Исчез бесследно огромный иконостас царских врат, созданный московскими мастерами, который представлял большую культурно-историческую ценность. В июне 1934 г. были осквернены могилы священников. Неизвестные вскрыли 6 склепов и похитили серебро и другие ценности[4]. Осквернению подверглись и другие храмы Луганщины.

В 1942 г. немецкими захватчиками была оккупирована Ворошиловградская область. Стремясь привлечь на свою сторону местных жителей, немецкая администрация на завоеванных землях придерживалась принципа свободы совести и вероисповедания. За 1942-43 гг. в области возродилось большинство приходов, в том числе в Старом Айдаре, Михайловке, Красном Куте и Осиновом.

В период правления Хрущева началась новая волна репрессий и гонений на православие – советские власти в последний раз попытались административно-силовыми методами искоренить в СССР религию. В 60-70-е гг. были упразднены приходы в Старом Айдаре и Красном Куте. Сохранившиеся церковные здания стали использоваться для хозяйственных нужд. Примером может послужить Николаевский храм в Красном Куте, который в разное время занимали зерносклад, конюшня, клуб, спортзал и, наконец, под склад ядохимикатов [5]. В Лимаревке размещалась электрическая подстанция, а в 80-е гг. – небольшой маслобойный цех [6]. С годами церкви ветшали, ржавело железо на крыше, отваливалась штукатурка, стены покрывались непристойными рисунками и надписями. Вновь как и в 30-е гг. богоборцами возобновилось разрушение храмов. В послевоенное время было снесено 39 сакральных сооружений [7]. Из-за отсутствия денежных средств верующие долгое время не проводили ремонтных работ, и в апреле 1971 года техническая комиссия признала церковное здание непригодным для эксплуатации по причине аварийного состояния. 9 октября 1972 года совет по делам религий принял решение снести церковь, однако это решение так и не было претворено в жизнь [8].

Богослужение продолжалось лишь в Михайловской церкви в Михайловке и в Успенской церкви в Осиновом. В1962 г. постановлением Совета министров УССР храмы в Михайловке и Осиновом были поставлены на учет памятников архитектуры республиканского значения; а в 1979 г. данный статус приобрела Михайловская церковь в Старом Айдаре [9].

После 1988 г. произошло изменение в религиозной политике советской власти. Церковная жизнь начала возрождаться. Силами верующих были восстановлены храмы в Красном Куте и Старом Айдаре. А в Лимаревке и Кружиловке верующие взялись за реконструкцию, но в связи с тяжелым экономическим положением вынуждены были отказаться от этого благородного дела. В скором будущем данным храмам грозит полное уничтожение, а мы можем навсегда потерять эти уникальные памятники архитектуры XVIII века.

Литература:

Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии. Церкви и приходы прошедшего XVIII ст. – Катеринослав: Типография Я.М. Чаусского, 1880. – С. 113

Указ.соч. – С. 127-129

Указ.соч. – С. 141

Фор остюк О.Д. Православная Луганщина в годы гонений и трагических испытаний (1917-1988 гг.). – Луганськ: РИО ЛИВД, 1999. – С. 37

Ковалева А. Родники изначальные // Красный Луч. – 1998. – 14 апр. – С. 3

Форостюк О.Д. Указ.соч. – С. 29

Указ.соч. – С. 94

Указ.соч. – С. 77

Указ.соч. – С. 77

 

 

Составитель: Манцыз А.В., зав. отделом краеведческой информации ЛУНБ им. М. Горького
Редактор: Емельянова В.Б., редактор проблемно-исследовательского отдела ЛУНБ им. М. Горького;
Локоть Н.Я., гл. библиотекарь отдела краеведческой информации ЛУНБ им. М. Горького
Ответственный за выпуск: Соцков О. В., заместитель директора по научной работе ЛУНБ им. М.Горького

Наши партнёры

Режим работы

Понедельник-Четверг - 8:00-17:00
Пятница - выходной
Суббота - 9:00-17:00
Воскресенье - выходной

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

 

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2018 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню