Борис Москалюк - ПОЭТ С ФАМИЛИЕЙ, ПОХОЖЕЙ НА ЖУРАВЛИНЫЙ ЗОВ

ПОЭТ С ФАМИЛИЕЙ, ПОХОЖЕЙ НА ЖУРАВЛИНЫЙ ЗОВ
Иосифу Курлату – 93 года.
Не совсем обычные фамилия и отчество достались поэту от отчима. Отец его был репрессирован и расстрелян в 1937 году. Фамилия подобная журавлиному кличу оказалась символичной…
Родился Иосиф Борисович Курлат, известный советский, украинский поэт, писатель и переводчик, в Луганске 17 октября 1927 года. Сегодня ему было бы 93 года. И известен он более всего как детский поэт. В детской комнате советской поэзии Курлат стал приметным человеком. Его стихи для детей часто появлялись в прессе, сборниках и альманахах; выходили отдельными изданиями. Стихи для него не были поденщиной, способом заработка. Свои главные произведения Иосиф Борисович прицельно писал для детей. Его стихи запоминаются сразу, как у С.Маршака, А.Барто. Да, и неудивительно: ведь его учителем был сам Корней ЧуковскийЭто его, начинающего литератора, К.Чуковский назвал собратом. Это молодой Иосиф бывал на даче у Бориса Пастернака, где слушал стихи из «Доктора Живаго».



Страницы биографии

В конце 1943 года, изменив дату рождения, будучи с матерью в эвакуации, он добровольно уходит в армию. В звании гвардии младшего лейтенанта, в неполные 18 лет, после окончания училища командовал стрелковым взводом. Войну закончил в г. Праге.
После демобилизации работал учеником слесаря на Луганском паровозостроительном заводе, далее бетонщиком на строительстве Каховской ГЭС, и опять в Луганске – учителем английского языка, потом в редакциях газет Запорожья, Донецка, Киева, редактором донецкой студии телевидения.
Первое своё стихотворение Иосиф Курлат напечатал в 1950 году в газете «Луганская правда». Тогда же он перевел на русский две самые первые книги Павла Тычины. Именно Тычина обнаружил у начинающего автора задатки настоящего детского писателя. И поехал Иосиф Курлат в столицу, поступать в Литинститут с рекомендацией Павла Тычины.
Москва, Тверской бульвар, 25. Литературный институт им. М. Горького, при Союзе писателей СССР – на несколько лет для Курлата стал местом новых знакомств и общения.
Закончил же литературный институт И. Б. Курлат не сразу: за бурную «оттепельную» деятельность органами КГБ он был «выслан» из Москвы.
Иосиф Курлат принадлежал к поколению, которое называют «шестидесятниками» и очень гордился этим. Его однокурсниками были Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Юна Мориц, Роберт Рождественский. Для многих, эти имена ныне звучат как мифология тех времен.
Это о Курлате, как о сокурснике Белла Ахмадулина говорила: «Я вспоминаю его молодым, добрым, очень доверчивым и простодушным…». Белла Ахатовна вспоминала, что её привлекало в этих отношениях то, что Иосиф был старше, и очень мягко и снисходительно относился к ним, восемнадцатилетним. Ко времени поступления в институт Курлат уже прошел войну, имел высшее образование. С Беллой Ахмадулиной, Юнной Мориц и Евгением Евтушенко Курлат продолжал поддерживать дружеские отношения на протяжении всей жизни.
В середине октября 1989 г. Евгений Евтушенко навестил Курлата в Северодонецке. Со слов А. Медведенко, жена Иосифа Борисовича рассказывала, что при встрече с ним Евтушенко всегда широко раскрывал руки и начинал читать по памяти стихотворение Курлата «Весенняя тревога». По её мнению – это было ритуалом, а, «между ними (Евтушенко и Курлатом - авт.) было скорее приятельство, чем дружба».
В 1956 г вышел первый поэтический сборник «Рождение песни» (Киев: изд. «Молодь»). А в 1957 – появляется детский писатель Иосиф Курлат, заявивший о себе книгой «В гостях у сказки», вышедшей в Амурском книжном издательстве.
С первых шагов своего творчества И. Курлат усвоил и передал своим ученикам, что для детей надо писать так же хорошо, как и для взрослых, но ещё доверительнее и намного лучше.
Далее последовали: «Кленовые листья», «Счастливый поезд», «Машенька-ромашенька», «Настоящие мальчишки», «Чтоб любовь не погибла», «Каменный доктор», «Звёздный мальчик», «Золотая рыбка», «Вечерний разговор», «Песня доброго утра», «Истоки нежности» и другие сборники стихов, адресованные как взрослому читателю, так и детям.
Курлат автор более пятидесяти поэтических сборников. И что особенно сейчас впечатляет – громадные тиражи его книг, изданных, к примеру, в «Детгизе».
Для начала, для знакомства, конечно, можно было бы прочитать состоявшиеся стихи поэта... Понравившиеся можно воспринимать как пригласительный билет в мир детства.
Вместе с тем, биографию Иосифа Борисовича лучше узнать из его повести в стихах «Истоки нежности» (1985) и романа «Казнить Нельзя Помиловать», который незадолго до смерти автора был напечатан в альманахах «Мрія-1» и «Мрія -2», изданных в 1999, 2000 г.г редактором которых являлся Курлат.
Его перу принадлежат также: роман «Берёзовая палочка», повести «Шесть провокаций», «Витькины каникулы», «Страна Лаэдия» и «Всё живое на земле».
Повести, романы и поэтические сборники Иосифа Курлата издавались в Киеве, Москве, Ленинграде, Донецке, Махачкале, Ижевске, Краснодаре; Монголии, Венгрии, Болгарии, Чехословакии.
Иосиф Курлат перевёл более десяти книг с украинского, удмуртского, греческого, аварского и других языков. Был членом Союза писателей СССР и национального Союза писателей Украины. Лауреат премии имени «Молодой гвардии».

Дом с именем: «Красный паровозник»

Трудно представить каким был в 20-е годы Луганск и тот октябрьский день 90 лет тому назад, когда здесь родился известный детский поэт, писатель и переводчик Иосиф Курлат.
В 2017-м, 17 октября, день 90-летия со дня рождения Иосифа Курлата, выдался прохладным и пасмурным, неуютным. Частил дождь, небо весь день было затянуто серо-молочной пеленой, похоже, «село облако на крышу». А на следующий же день – распогодилось, потеплело и, хотя =было облачно, проглядывало солнце. Почти также случается и с человеческой памятью.
Не могу сказать специально ли или просто так, Андрей Ефимович Медведенко повел меня знакомить с домом, имеющим историческое прозвище «Красный паровозник». О чем ранее знать – не знал. Краснокирпичный дом по адресу: 2-я Интернациональная, 11, с примитивно непривлекательным фасадом и сквозным посредине проходом во двор, оказалось, находится почти рядом со зданием городского архива, в шаговой близости от краеведческого музея.
Здание было построено и заселено до войны, в 1929 году. По-своему, уникально. Выстояло. После войны одну из стен (западную) подлатали мергелем, и выглядит ныне это как заделанная пробоина на корабле. По словам старожилов, строился дом хозспособом, т. е. строительным кооперативом.
Тогда, в 1927 году в Луганске жилищным строительством занималось уже 6 стройкоопов: при: спирто-водочном заводе, патронном заводе № 60, текстильной фабрике, едином рабочем многолавочном кооперативе (ЕРМК), паровозостроительном заводе («Красный паровозник») и стройкооп «Связь». Построенные стройкоопами дома выгодно отличались от хибарок, построенных индивидуальным путем. Стройкоопы как бы «открыли глаза» и самим рабочим, и Комхозу города на жилищное строительство.
Осматривая, обошли дом, заглянули во двор. Внутри просторного двора рядом с полувековым деревом была скамья, а над ней, на дереве, синим пятном выделялась овальная табличка: «Участок Векслера». Двор замыкал параллельно стоящий тоже довоенный дом по ул. Московской, 10, построенный годом позже...
Вскоре появился и словоохотливый «хозяин» участка. Сошлись во мнении, что сохранению исторической памяти и узнать каким был конкретный дом до войны и после, помог бы рассказ его жильцов. Эти рассказы, записанные на бумагу или пленку, могли бы оживить историю Луганска.
Именно так сегодня обеспечивают историческую насыщенность, издавая даже книги, в ряде туристических мест Европы и России…
Выглянул из своей квартиры ещё кто-то из соседей. Разговорились. Вспомнились слова песни «Городок» (к слову, признанной тут – застольной):
Где без спроса входят в гости,
Где нет зависти и злости — милый дом,
Где рождение справляют
И навеки провожают всем двором.
– Смотрика-ка, а точно Иосиф Борисович описал дом своего детства и отрочества… – Действительно, – продолжал Андрей Ефимович. – «Дом кирпичный, несколько вальяжный…».
Фраза была, оказывается, началом одного из четверостиший курлатовской книги «Истоки нежности» (1985). А, ещё эта книжка имела персональное посвящение: «Татьяне Литвиновой – другу, поэту, жене».
На следующий день «раритет», на титульном листе которой была дарственная от автора: «Андрею Медведенко – самую свою дорогую книгу, дружески и даже – отечески. Иосиф Курлат. 21. 08.85г.» была уже у меня в руках…
Начав читать главу «Город, где родился человек» нашлось и продолжение случайного визита к «Красному паровознику»… Строки понравились, пришлись по душе:
Самый во всем городе большой,
Четырехподъездный, трехэтажный,
С теплой батарейною душою…

Он над всей округой возвышался,
Крышей был, как флаг октябрьский, ал.
«Красный паровозник» назывался.
На Московской улице стоял.
Со времени выхода книги в свет прошло более 30 лет. Интересно бы узнать, найти ту самую квартиру или комнату, где прошло детство поэта Курлата.
«Заглядывая в будущее, – говорит А. Медведенко, – надо чаще оглядываться на прошлое». Казалось, чего уж там искать, разглядывать в чужом, незнакомом здании, хоть и в центре города, но оказавшегося уже на задворках… Был бы то «памятник архитектуры» или официально зарегистрированный исторический объект, так это другое дело…
Наш беглый экскурс в историю подходил к концу.
– Докопаться бы до глубинной сути, – мечтательно произнес Медведенко. – Представь, как Курлатик бегал с пацанами отсюда купаться прямиком к Луганке… – продолжил он. – А двор-то?! Почти такой, как в старой Одессе… «коммунальный – весь как на виду…». Ну, скажем, особый дом. Общая терраса с развешанным бельем. В комнатах лепнина на потолках со серпом и молотом, пятиконечными звездами.
– Да это же бесплатный музей?!. – вырвалось само собой.
Далее, о том, каким же был здесь быт, воспетый в советских песнях, размышляли вместе:
– Коммунальный или коммунистический? «Мы – кузнецы, и дух наш молод, куем мы счастия ключи…» И жили ж так, как и пели. Вот он этот революционный дух жития-бытия «Красного паровозника»!
– Представь, здесь живёт уже пятое поколение «краснопаровозников»? Потомки работяг завода «Октябрьской революции», тех «кузнецов светлого пути народу». А о том, что здесь вырос и жил настоящий поэт никто из них ничегошеньки не знает, – огорченно произнес Андрей.
– Было бы интересно и правильно на дверях квартир или подъездов разместить таблички о том, кто здесь раньше жил. Заводчане ли «ОР»? Действительно, это дело могло бы стать инициативой жильцов, либо проектом общественности. Да и обогатило бы оно, оживило бы нынешний быт дома… У Иосифа Курлата есть строка: «Да здравствуют люди высокой души!» Всю жизнь он посвятил именно такимлирическим героям, и таким был сам: романтиком, человеком с беспокойным сердцем.. Грустно! Грустно, что сегодня мало кто об этом знает! – заключил свои размышления вслух мой «экскурсовод» и собеседник.
То, что поэт поэта лучше, чем другие чувствует и понимает – факт бесспорный. Как и то, что Иосиф Курлат, был по зову души добровольным наставником молодых литераторов Луганщины. Обучая их искусству слова, он напутствовал и наставлял каждого на литературную стезю. Таким помнит своего наставника, ставшим ему старшим братом по перу и Андрей Медведенко.
По-моему, он достойный приемник поэтов-шестидесятников. Его ясное поэтическое мышление и авторская острота чувств. недавно были отмечены наградой. Союз писателей России в декабре 2017 г. удостоил Андрея Медведенко за поэму «Нескончаемый рейд» звания лауреата премии СП России «Имперская культура» имени выдающего русского философа и публициста Эдуарда Володина в номинации «Поэзия».Таким образом, признав в нём поэта нашего времени. К тому же, он истый патриот Донбасса, пытливый краевед.
К сожалению, в разговоре о себе Андрей Ефимович скуп, лишнего не скажет. Очевидно, это особенность зрелых поэтов. Чистому же листу бумаги они способны выложить всё начистоту, ибо мир поэзии требует исповедальности, неподдельной откровенности, честности перед собой и читателем. Мало известно, но у Медведенко записаны мемуарные зарисовки, названные им «Житейские наброски». Скажем, это проба писателя поведать читателю свою биографию, а главное показать время через им прожитое и пережитое. В этой книге есть немало теплых слов об И. Б. Курлате. Не обойдены и творческие между ними размолвки и разногласия, хотя и были оба сподвижниками. Ведь говорят: «Поверь слову товарища, но стой на своём».


Дружба, проверенная годами

Двух настоящих поэтов Иосиф Курлата и Андрея Медведенко, учителя и ученика, связывала многолетняя дружба. У них было много общего. Примерно в одном возрасте, хотя и в разное время они поступили на дневное отделение Литературного института: Курлат в 1955г , Медведенко –в 1977. И учились у одного и того же руководителя семинара – Сергея Васильевича Смирнова, доцента, автора многих поэтических сборников и поэм. Оба были старостами семинара. Каждый из них по разным причинам через полтора года перевелся на заочное отделение и вернулся в родной Донбасс. Потом же, с отличием окончили этот институт: Курлат в 1961, Медведенко – в1981. У друзей была разная жизнь и «разная увлекала песня», но они находили именно такие слова, которые сближали их и объединяют людей.
«Почти четверть века, – пишет Медведенко, – каждая встреча с мастером слова, мудрым и по-детски распахнутым была не только праздником, но и хорошей школой».
А, начиналось всё так. Где-то в начале 1975 года областная молодёжная газета «Молодогвардеец» опубликовала несколько стихотворений Андрея Медведенко. Одно из них – «Ода железу». Кстати, газета тогда часто на последней полосе публиковала колонку из подборки стихов разных авторов и раз в месяц литературную страницу «Джерело». Регулярно печатались здесь и новые стихи Курлата. Например, в номере газеты от 5 декабря1975 г. была напечатана его «Ода высоким людям». Полагаю, что посвящена она Корнею Ивановичу Чуковскому.
«После этого, недели через две, – вспоминает А. Медведенко, – думаю, совсем неслучайно ко мне в Кировск на улицу Нагорную, 69 пришло письмо из Северодонецка от Иосифа Борисовича Курлата, в котором он хвалил мою публикацию и предлагал приехать к нему в гости, захватив побольше стихов». С этого момента и начались дружеские встречи.

Ровно почти через 25 лет после первого письма Курлат прислал Андрею Ефимовичу печатный альманах «Мрія» и записку: «Прочитал твою новую книгу (имелась в виду «Проталинка среди снега», 1999). Ты – молодец!»
К слову, в том небольшом по формату и весьма ёмком по содержанию сборнике, упомянутом Курлатом, есть стихотворение «Весеннее», датированное 1975 годом, с посвящением Иосифу Курлату.
Одним из проявлений этой удивительной дружбы были письма. Будет правильным привести одно из них:
Дорогой Андрюша!
Что ты замолчал? Что нового слышно? Нам, как следовало ожидать, вместо путевок показали дулю. Хотели съездить в Москву дней на 10, но не смогли достать билеты на самолёт. Вернулись из деревни и доживаем лето в городе, хотя дышать тут (из-за химии) сейчас трудно, особенно мне.
Боль никак не хочет отпускать, порою из-за этого опускаются руки и даже жить не хочется, но я пока нахожу в себе силы держать себя в руках.
Приезжай к нам на пару дней, будем рады.
Привет от Тани, обнимаю.
Твой И. Б.
Это текст одного из писем Иосифа Курлата конца 80-х – начала 90-х годов. Письмо не имеет даты. Со слов А. Медведенко, именно тогда, с развалом Советского Союза, у Иосифа Борисовича начались дни душевного выгорания. Сузилась сфера издательских возможностей, творческого обмена. Надо помнить, что вся наша жизнь организуется словом. И поэты более других людей чувствительны к этому. Понятно, что Медведенко как друг и товарищ по писательскому цеху стремился помочь своему наставнику, найти нужные слова поддержки, тон для создания «правильных эмоций». Чтоб активно, оперативно общаться, как сейчас, к примеру, слать смс-ки и «лайки», смайлики», просто поговорить – мобильников и смартфонов тогда и в помине не было. В основе человеческого общения на расстоянии всё ещё. оставались почта. Письма, краткие, а порой и пространные, ныне бесценные как исторические документы, как забытый эпистолярный жанр.
Умер Иосиф Борисович Курлат 30 апреля 2000 года. Его помнят и чтут, тем более в Северодонецке, где он, начиная с 1965 года, прожил свои основные годы. В Северодонецке имя И.Б. Курлата присвоено городской библиотеке для юношества. С его именем были связаны и проводимые здесь открытые фестивали детской поэзии.
Творческое вдохновение, увлеченность, энергия Курлата – всё это притягивало к нему людей. Десятки известных литераторов называют его Учителем с большой буквы, человеком, который вдохновил их на творчество
«Памяти И.Б. Курлата» посвятил поэтические строки и Андрей Медвеленко.
В заключение, отрывок из этого стихотворения:
Вечность и смирение постиг.
Жил. А горечь гнула, как котомка
Но её смиряя каждый миг,
не утратил святости ребёнка.

Что взвалил на плечи, то и вынес.
Отлюбил, мятежной силой сбит.
Тот росток,
что самосевом вырос,
над могилой – клёном зашумит!

Да, разве нужны другие слова для чествования и памятования…

11 января 2018.

Б. Москалюк,

редактор газеты «Жизнь Луганска» (1990-2013).
Москалюк, Б. Поэт с фамилией, похожей на журавлиный зов / Б. Москалюк [ Электронный ресурс ] // Свой вариант. – 2020.
Режим доступа: http://mspu.org.ua/prose/16820-poet-s-familiey-pohozhey-na-zhuravlinyy-zov.html

 

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню