«Свежи краски на холсте»

«Свежи краски на холсте»


Выставка к 100-летию со дня рождения художника Ивана Кондратьевича Губского…

В Кировском историко-художественном музее открылась выставка под названием «Свежи краски на холсте», посвященная 100-летию со дня рождения художника, известнейшего живописца Луганщины Ивана Кондратьевича Губского.
СПРАВОЧНО:
Закончил Харьковский художественный институт (1953). Учителя по специальности - О. Любимский, М. Рыбальченко, П. Котов. Живописец. Работал в отрасли станковой, монументальной живописи и книжной графики. Участник Великой Отечественной войны. Получил боевые награды. Член Национального Союза Художников Украины (1962). Заслуженный художник Украины (1997). Преподавал в студии изобразительного искусства при Дворце культуры (город Стаханов, ныне Луганская область); преподаватель специальных дисциплин (1966-1976), основ живописи (1983- 1985). Участвовал в областных, республиканских художественных выставках (1957). Персональные выставки - в Луганске (1990, 1995, 2000, 2002, 2005).

Родился Иван Губский 30 января 1920 года на хуторе Таврический в Курской области. Предки Ивана Кондратьевича с Херсонщины переехали на Белгородщину. Освоили хутор из двенадцати дворов. Назвали поселение выходцы из Тавриды, соответственно, Таврическим. Когда к власти пришли большевики, хутор переименовали в Красный. Налаженную благополучную жизнь Губских перевернула коллективизация. Отца Ивана Губского хотели отправить в Сибирь, но тот ночью покинул свой хутор и пошел в поисках лучшей доли. Остановился он в Голубовке (город Кировск). Устроился работать грузчиком на шахтном дворе. Шахтный кузнец уступил Кондратию часть своего огорода под строительство домика. Потом Кондратий вызвал семью. Так Иван с матерью, братом и двумя сестрами оказался в Донбассе.
Самым большим счастьем для маленького Ивана были минуты, когда он мог заняться рисованием. Его дар быстро заметил учитель Довженко и подарил мальчишке альбом с дарственной надписью. Частенько маленький Ваня бывал у клубного художника Карпеева, готовил ему холсты, мыл кисти и считал большой честью для себя быть в роли подмастерья. В школе Иван испытывал притеснения, один из учителей упорно пересаживал на своих уроках детей в классе так, чтобы «раскулаченные» сидели
отдельно. К «раскулаченным» относили и Ваню Губского. А он рисовал и писал стихи, несмотря на ту несправедливость, с которой пришлось столкнуться ребенку. После окончания средней школы Иван Губский поступил в Луганский педагогический институт на филологический факультет. Поучился всего полгода, понял, что это не его, вернулся в Голубовку. За свое короткое студенчество познакомился Иван с редактором областной молодежной газеты. Стихи Губского появились в мол одежке.
Но тут наступила война...
Его творческий и человеческий путь был не из легких. Участие в Вели-кой Отечественной войне, потом страшный немецкий плен. Но, даже находясь в немецком концлагере, живопись он не оставил.
Открыла выставку, посвященную великому художнику Луганщины, директор кировского музея Ирина Бавыка, которая рассказала о жизни и творчестве живописца. Отметив, что в коллекции нашего музея есть подлинные работы художника, которые представлены в выставочном зале.
«Губский Иван Кондратьевич, обучаясь в начальной школе, учился у художника Тищенко. Затем некоторое время работал в Стаханове, где вел кружок изобразительного искусства. Хочу
отметить, что этот кружок посещали и наши художники, наши земляки Смирнов Александр Гаврилович и Дукина Алла Ивановна - они обучались у него», - рассказала директор музея.
Ирина Бавыка также коснулась непростого периода в жизни художника - немецкого плена. Отметив, что для своих работ, которые были посвящены этому периоду его жизни, ему не нужны были натурщики - сцены немецкого плена были в его памяти. Данные работы отличались характером и суровостью - измученные люди в потрепанной солдатской форме уныло брели, поддерживая друг друга, неизвестно куда. Отступление... - нет слова горше.
«С 1940 года Иван Губский служил в армии. Во время войны ему при-шлось побывать в плену. До конца войны он был в городе Никсдорф в Германии. После освобождения ему пришлось испытать все «прелести» наших лагерей, потому как в то время те, кто возвращался из плена, попадали в наши лагеря. В 1947 году после освобождения Иван Кондратьевич поступил в Харьковский художественный институт. Педагогами по специальности были Котов, Любимский, Рыбальченко. Впоследствии он руководил студией самодеятельных художников в городе Стаханове. Затем по приглашению своего друга он переехал в Луганск и там преподавал в Луганском художественном училище», - рассказывает Ирина Викторовна.
Иван Губский был очень индивидуален в своей живописи. Его работам присуща правдивость, он не украшал и не преувеличивал. Его картины отражали красоту внутреннюю, а не внешнюю. Губский писал человека профессии: шахтера, тракториста, обычных работяг, тонко и четко выписывая жилы и вены на натруженных руках.
Дипломной работой художника стала картина, где изображена встреча старых шахтеров с сыном, вернувшимся с войны. Накануне защиты диплома в мастерскую к Ивану пожаловал преподаватель. Похвалил работу, а затем взял кисть, и кое-что подправил - сделал более бодрыми и свежими лица пожилых горняков, осветлил фон. Но Губский - то знал, каков он, шахтерский труд. И, едва преподаватель удалился, взял тряпку и стер исправленное. И снова прописал по холсту сам.
«Увидев картину на защите, преподаватель был просто поражен, тем, что Губский все исправил и сделал так, как он хотел. Вот такой он был - индивидуальный в своем творчестве художник»,- добавила директор.
Счастлив тот художник, который смог реализовать себя в своей живописи, в своих работах. Но еще более счастлив тот художник, ученики которого реализовались в искусстве.
Учеником Ивана Губского был Александр Гаврилович Смирнов - замечательный художник и скульптор, работы которого украшают музей, а скульптурные композиции установлены не только в нашем городе, но и за его пределами.
Среди учеников Губского целая плеяда художников, чьи творения несут людям радость и красоту. В день открытия выставки Кировский музей посетила одна из учениц
мастера, а ныне известная художница Алла Дукина, которая, как и ее педагог, преподает изобразительное искусство детям, передавая наставления Губского следующим поколениям.
«Иван Кондратьевич Губский - мой первый учитель. Я заканчивала восемь классов в школе № 57 в Кировске. А в тот момент в Стаханове от-крывался интернат № 3, и туда брали всех желающих, не хватало детей. Мы с подружками решили туда идти учиться. Рисовать я любила с самого детства, с первого класса. Мне всегда хотелось ходить в художественную студию или в какой-то кружок поступить и заниматься рисованием. Но в Кировске таких не было или я не знала. А в Стахановском дворце была студия, об этом мне сказал мой одноклассник по интернату. И предложил сходить и все узнать. А мне так было неудобно, я уже большая была - класс девятый-десятый, а там детки маленькие, мне стыдно, а вдруг я буду хуже них рисовать. Я хотела посмотреть одним глазиком в щелочку. Одноклассник, видя, что я такая нерешительная, взял и подтолкнул меня в класс
и закрыл дверь. И тут я вижу мужчину лет 42-43 с длинными волосами, который спросил: «Что вам, девушка?». Я воздуха в рот набрала и стою. Он спрашивает: «Вы хотите записаться?» «Да», - нерешительно промолвила я. «Ну проходите, я Иван Кондратьевич Губский, я буду вам преподавать», - рассказала Алла Ивановна.
Вот так произошла встреча Аллы Дукиной со своим педагогом. В студии Губского занимались дети разных возрастов, а были и взрослые люди, которые учились у мастера.
«Я пришла, а там были взрослые ребята. Они стояли с большими этюдниками, как настоящие художники. И я, конечно, чувствовала себя неловко, сомневалась в себе. Иван Кондратьевич поставил натюрморт, который я долго рисовала, и очень боялась рисовать красками, ведь до этого я красками никогда не работала. А потом все-таки решилась и начала с фона. И тут подошел учитель и говорит уже взрослому ученику: «Вот посмотри, как надо писать фон». У меня крылья выросли, думаю, Боже мой, такой маститый художник и я, которая первый раз пишет натюрморт», - рассказала Алла Дукина.
В тот момент юная, но уже подающая большие надежды художница, почувствовала в себе силы и уверенность, и рисовать начала с большим усердием, чем ранее. Как говорит Алла Ивановна, это произошло потому, что
учитель был мудрым наставником, который не замечал погрешности, а видел только успехи, хотел, чтобы молодой художник смог выработать свою технику, ни на чью не похожую. А еще, вспоминает художница, такие слова: «Аллочка берет быка за рога». И эти слова Алла Дукина запомнила на всю жизнь.
«Мне многое запомнилось в технике преподавания моего учителя, и я всю жизнь следую принципам, которые он мне привил. Он никогда не ругал за то, что как- то неправильно что-то не так нарисовал ученик. Он мог, молча, пройти. Он был немногословен, но говорил в точку и, в крайнем случае. Похвалить мог, а ругать нет. Пройдет мимо, посмотрит, потом еще раз мог подойти - может ученик сам догадался и уже исправил свою ошибку. Иван Кондратьевич очень осторожно подходил к критике. Те слова, которые он говорил нам, своим ученикам, они остаются навсегда в памяти. Он не давил на учеников. Он старался, чтобы ученик свой почерк выработал, свой стиль. И только поддерживал его в этих начинаниях. И я это запомнила. И сейчас, когда я преподаю, стараюсь передать своим ученикам, все то, чему меня учил Иван Кондратьевич Губский», - рассказывает Дукина.
Своего первого учителя Алла Ивановна вспоминает не только как талантливого художника и профессионала своего дела, но и как внимательного человека. Обучаясь в интернате, у нее не было профессиональной кисти для рисования, учитель это заметил и подарил ей хорошую кисть, которую художница хранила многие годы.
«У меня и кисточки хорошей - то не было. Были какие-то кисточки, которые только для клея и подходили. А Иван Кондратьевич мне подарил кисточку из красного дерева из белочки. Так я ее так берегла - почти всю жизнь, пока ее у меня не украли»,- рассказала Алла Дукина.
А еще Алла Ивановна помнит первый, нарисованный ею портрет, который с трепетом хранит, это портрет девочки лет 8-10, нарисованный в 1963 году.
«Когда мы перешли к портретам, учитель рассказал теоретически, как нужно рисовать людей, и сказал, что мы должны сами находить себе натуру. Сказал, идите во Дворец культуры, там детей полно и выбирайте. Была зима, и вдруг заходит девочка с мороза, на ее щечках
румянец, она в красном ярком платке и в зеленом пальто», - вспоминает Алла Ивановна.
После этой работы художник Губский снова похвалил свою ученицу, отметив, что эта работа на уровне студента третьего курса художественного училища. После этих слов Алла Дукина еще больше утвердилась в своем решении поступать в художественное училище. И поступила, причем с первого раза. Благодаря учебе в художественной студии у Губского Алла Дукина продолжила свой творческий путь, и благодаря мудрости наставника художница навсегда влюбилась в живопись и посвятила этому делу свою жизнь.
В то время Губский был уже в Луганске, преподавал в Луганском художественном училище и усердно трудился в своей мастерской. Своих учеников из Стахановской студии не забывал, приглашал в гости и интересовался их успехами в творчестве.
«У него была мастерская на втором этаже, где был расположен ху-дожественный салон, а на третьем у него была квартира, он почти всегда был в своей мастерской и работал. Мы его проведывали, он показывал нам свои работы, а мы рассказывали о своих достижениях. Однажды, когда мы к нему пришли, он писал свою знаменитую работу «Песнь о коногоне», и нам посчастливилось увидеть начало этой работы - это запомнилось мне на всю жизнь», - рассказывает Алла Дукина.
Иван Кондратьевич Губский был прирождённым философом. Не только в жизни, но и в творчестве. Собственно, всё его творчество можно считать выражением философского мировосприятия. А самого мастера - образно называть «мамонтом» луганского художественного мира. Не только потому, что был крупным, заметным, самобытным живописцем, но и потому, что прожил долгую, плодотворную жизнь в искусстве.
Страшно не любил рутину в искусстве, отсутствие поиска, невыразительность художественного языка. Считал оправданным риск оригинальных решений, даже если поначалу что-то и не получалось. «Это перед тем, что получится», - говорил он. С другой стороны, не принимал и крайний формализм, форму ради формы, называл это «вытребеньками».
В своём искусстве он старался быть свободным, независимым от идеологии. Для его полотен характерны простота и правдивость, но наполнены они глубочайшим смыслом.
«Его работы сильно отличаются от других художников. Он писал только правду, он не любил украшательства, на его полотнах преобладали сдержанные тона, глубокие тона, философские размышления, он не выписывал досконально формы и так далее, потому что это не важно, ему было важно показать идею», - отмечает Алла Ивановна.
Иван Кондратьевич никогда не чурался исконно жизненных тем для народа, для человека. Писал картины о войне, о шахтерском труде, о том, что отражает всю правду жизни, ее полноту.
Художник Иван Губский не терпел фальши ни в жизни, ни в искусстве, этому доказательство его картины, которые он оставил потомкам.
В отношении реакции на завистников и недоброжелателей или тех, кто не понимал творческих поисков, либо лицемерно восхищался, всегда приводил слова Пушкина: «Будь спокоен и угрюм...» или: «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца». Был убеждён, что нужно упорно идти своим путём, не обращая внимания ни на что - только тогда достигнешь успеха....
Ирина ИВАНОВА
Иванова, И. «Свежи краски на холсте» / И. Иванова // Информационный вестник. – 2020. – 19 июн.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню