Интимный разговор об… одиночестве

2019 08 21В Луганском областном академическом русском драматическом театре имени Павла Луспекаева расцвела «Персидская сирень» с… запахом одиночества. Именно так хочется сказать о новой постановке 75-го театрального сезона. Обычно премьерные показы дают два дня подряд, чтобы удовлетворить всех желающих попасть на спектакль одними из первых. А вот с этим спектаклем поступили иначе: в минувший четверг – первый показ, в следующий – второй. Есть в подобной интриге некий смысл: о сокровенном – малыми дозами и для избранных.

Перед премьерой, как водится, удалось пообщаться с режиссером-постановщиком – главным режиссером театра Олегом Александровым, чтобы прояснить определенные моменты и, может быть, узнать о готовящихся сюрпризах (хотя с последним, наверное, не получится – сюрприз же!).

- Олег Валерьевич, почему «Персидская сирень» и почему в достаточно новом для нашего театра формате «Театр на сцене»?

- Потому что это одна из лучших пьес российского драматурга Николая Коляды. У нас есть желание вспомнить отображенные там обстоятельства, ситуацию, близкие нам по духу настроения и переживания. Причем все это есть кому сыграть. Мы не случайно выбрали формат «Театр на сцене». Хотелось, чтобы получился интимный разговор со зрителем. Пока «Персидская сирень» - лишь третий спектакль подобного формата. Начинали с международного культурного проекта «Репетируем Ричарда». Затем была постановка по пьесе Птушкиной «Ненормальная». И вот новая работа.

- А почему, к примеру, не остановились на еще одном прижившемся формате – «Театр-фойе»? Он пользуется популярностью у зрителя, и публика давно уже окрестила его «малой сценой». «Малая сцена» - слишком велика для задушевного разговора?

- В «Театре на сцене» используется такая же техническая составляющая, как и на обычных больших спектаклях. Ограничено только количество зрителей. Вместе с художником Татьяной Набой для постановки были придуманы интересные декорации и даже некоторые спецэффекты, расширившие рамки камерности действия. В «Театре-фойе» таких возможностей нет.

- «Персидская сирень» - второй спектакль по пьесам Коляды. Сейчас на сцене с успехом идет его «Баба Шанель». Не секрет, творчество этого драматурга не всем по душе. Что вас привлекает в его пьесах?

- Николай Коляда – драматург с мировым именем, хотя не все в его творчестве интересно именно для меня, вызывает острую потребность воплотить прочитанное на сцене. «Персидская сирень» - одно из произведений, которое задело.

- Оно было написано в девяностых годах, нуждалась ли пьеса в специальной адаптации для современного зрителя? Что-либо сокращалось, купировалось?

- Да (смеется). Убрали одно нецензурное слово. А если серьезно, то, разумеется, территориальный фактор влиял на постановку. Уральские реалии, отображенные Колядой, не всегда понятны луганскому зрителю, мы используем в разговорной речи другие жаргонные словечки и прочее. Но это, скорее, оформление, не касающееся сути произведения, не затрагивающее его основных посылов, которые вне времени и пространства. Никакого местного колорита мы не добавляли.

- Десять лет назад вы уже ставили эту пьесу на сцене Северодонецкого городского театра драмы. Луганская версия – ремейк той постановки?

- Нет! Это совершенно разные спектакли. Более того, у нас задействованы два состава актеров, и каждый из составов сумел создать свой вариант доверительного разговора со зрителем. История, рассказанная заслуженной артисткой Украины Евгенией Качановой и Сергеем Евдокимовым, отличается от истории Ларисы Круглик и Павла Морозова. Не отходя от авторской трактовки, актерам удалось сделать и отличающиеся друг от друга образы главных персонажей.

- Герои спектакля – люди в возрасте, успевшие пожить, приобрести немалый опыт, пережить свои драмы, трагедии. Будет ли их история интересна молодежной аудитории?

- Все вечерние спектакли имеют некоторое возрастное ограничение – «после 16 лет». А более старшая аудитория воспринимает происходящее на сцене адекватно, возможно, переосмысливая реплики героев по-своему, накладывая их слова на собственные душевные переживания, но, безусловно, с интересом. Во всяком случае, молодое поколение актеров принимало активное участие в постановке, что подтверждает их небезразличие к затронутым в пьесе проблемам. И все же успех любого спектакля напрямую зависит еще от одного партнера – зрителя, а у него, как известно, разные жанровые и тематические предпочтения. Если он готов к житейской истории с философским подтекстом, то спектакль – для него.

- Коляда писал эту пьесу специально для актрисы Лии Ахеджаковой. Когда вы решили взять в работу «Персидскую сирень», то сразу определились с актерами – исполнителями главных ролей?

- Пары представились мне сразу. Спектакль богат нюансами, и даже при одних и тех же поставленных режиссером задачах, используя одни и те же технические средства, аксессуары, они играют по-разному. Говоря словами Коляды, это – «боевик на русской почте и русской почве». Но по сути – рассказ о трогательных, а порой и грустных вещах веселым языком. И каждый из исполнителей нашел свой способ общения со зрителем.

В спектакле звучит много песен советской эпохи, в художественном оформлении присутствуют некоторые вещи, уже ставшие раритетами, но Олег Александров уверен: привязки ко времени публика ощущать не будет…

Конечно, оказаться в числе первых зрителей было непросто. И все же стать участником интимного разговора удалось, о чем, забегая вперед, ничуть не пожалела. Понятно, что вначале некоторый дискомфорт доставлял груз критический информации по разным постановкам произведения в разных театрах, засевший в силу рода занятий в журналистской голове, и невольное желание сравнивать реплики, произнесенные той же Качановой, с воображаемыми ахеджаковскими. Но вскоре сие давление улетучилось. И тысячу раз прав Олег Александров, заявивший актерам после генеральной репетиции: «Теперь, дорогие мои, от режиссера уже ничего не зависит. Ваш выход». И они вышли…

Дуэт Качановой и Евдокимова был великолепен. Именно дуэт. Сложившийся с первых минут встречи героев. И звучавшие уже потом их монологи-исповеди – тоже часть дуэтной игры: пока один говорил – второй сопереживал, до настоящих (!) слез… Сопереживали и зрители – пусть не до слез, но до щемящего комка в горле уж точно… А сколько забавных моментов подарили актеры, найдя свои, возможно, импровизационные жесты, движения!

И еще. В каждом составе актеров «Персидской сирени» есть реальная возрастная разница между партнерами: кто-то из них не дотягивает до пенсионного. Несомненно, грим и другие актерские инструменты не дают зрителю этого увидеть. Думается, такой режиссерский ход в подборе пар вполне оправдан. Ведь одиночество – вневозрастная категория.

Ирина ЛИСИЦЫНА.

Фото Романа МАМЕДОВА.

Лисицына, И. Интимный разговор об… одиночестве [Электронный ресурс]: о постановке 75-го театрального сезона /Ирина Лисицына.- Режим доступа: http://nashagazeta.net/42997-intimnyy-razgovor-ob-odinochestve.html.- Назв. с экрана

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню