Вне стереотипов

20190806Следить за судьбой выходцев из нашего края всегда интересно, тем более, если они добиваются в жизни определенных успехов. Вот и нынешняя киевлянка Татьяна Гончарова известна многим как телеведущая Первого национального канала. В конце прошлого года она презентовала свой первый короткометражный фильм в стиле арт-хаус и планирует представить его — по совету друзей и коллег — на каком-нибудь кинофестивале. Часто рядом с Татьяной «светится» ее муж Артем Костоваров — владелец бутика урбанистической японской молодежной моды. Оба супруга — уроженцы нашего Луганска, где и друг друга встретили, и первое профессиональное образование получили.

За четой Гончарова — Костоваров всегда любопытно наблюдать, особенно на светских мероприятиях. Она — в изысканном платье в пол, он — в «олдскульной» футболке с роботом на груди и кроссовках со шнурками ядовито-малинового цвета. Друзья удивляются, что пара предпочитает отдыхать порознь. Таня и Артем поясняют, что превыше всего ценят свободу друг друга. Вместе они уже тринадцать лет.

— Артем, на заре ваших отношений вам пришлось завоевывать Таню?

Т.: Нет, он не завоевывал! Я слишком легко сдалась.

А.: Когда я Таню увидел впервые, она меня сразу покорила, я же до сих пор ее завоевываю. Наши отношения завязались благодаря Тане. Я довольно стеснительный и на какой-то шаг могу решаться очень долго. Мысленно рисую картины, как дерусь, ссорюсь с кем-то, но в реальности до этого может никогда не дойти.

Мы с Таней из Луганска, даже жили в одном районе — Камброд (он входит в топ самых опасных районов Украины). Каждое утро добирались в университет на одном и том же трамвае. Я приметил Таню давно, она всегда всем улыбалась. Будь то в транспорте или в институте.

Т.: Ситуация: захожу в трамвай, там сидят двое, один из них Артем, который учится со мной в университете, просто на другом факультете, и что мне делать — отворачиваться, делать вид, что я его не знаю, первый раз вижу? Это же смешно!

А.: А мне было непривычно — со мной здоровается такая девушка!

Т.: Артем был очень молчаливым мальчиком с кудряшками до плеч и загадочной улыбкой. Я всегда думала о нем: «Надо же, какой добрый-предобрый человек!»

А.: Счастливый случай произошел все в том же трамвае: он сломался на полдороги, прямо на мосту, и мы с Таней отправились пешком в университет. Это был первый раз, когда мы разговорились.

— С чего начался разговор: с проблем общественного транспорта города Луганска, неспокойной обстановки и авторитетов района Камброд, университетских преподавателей?

А.: (Смеется) Честно, я даже и не вспомню, говорили о каких-то пустяках. Во второй раз мы встретились на день города, 13 сентября. Я вращался в очень продвинутой тусовке, это было время журнала «Птюч», олдскульной электронной музыки. Мы собирались большой компанией, человек по двадцать-тридцать, могли остановить автобус, чтобы поехать в клуб, причем могли уговорить водителя ехать с нами, подбирали на ходу каких-то прохожих. И вот захожу я в кафе, в котором мы любили собираться, а за одним из столиков среди моих знакомых сидит Таня. Тогда я впервые почувствовал, что меня к ней тянет, и искал повод, чтобы с ней заговорить. Под каким-то предлогом мы вышли на крыльцо и стали беседовать о журналах. В то время продвинутая молодежь делилась на два лагеря — на тех, кто читает «Птюч», и тех, кто предпочитает «ОМ». Эти журналы было сложно достать, а у Тани собралась большая коллекция «ОМ», я же был поклонником «Птюча».

Т.: «Птюч» был более разгильдяйским, «ОМ» — более интеллектуальным. Вот, по сути, эта разница между нами и остается до сих пор! (Смеется)

— Значит, своей семье вы обязаны журналам?

Т.: Получается, что так. Главное, что мы единомышленники. Моя мама говорила: «Таня, в жизни легче встретить мужа, чем друга». Мне повезло: изначально мы друзья, и нам всегда есть о чем поговорить.

— Родители сразу приняли ваши отношения? Были разговоры «подожди», «присмотрись»?

Т.: Моя мама — тонкой души человек, говоря о замужестве, всегда повторяла: «Главное, чтобы человек был хороший», и Артем ей сразу понравился. Артемина мама сына из семьи отпускать не хотела, предлагала подождать.

А.: Родители говорили «подожди», потому что у них был «план жизни» — эмигрировать в Аргентину. У родителей виза открыта, распродавалось имущество…

— А тут сын влюбился и грозит женитьбой!

Т.: В результате никто никуда не уехал. Мы поженились и сорвали отъезд.

А.: Своими отношениями мы нарушили «план жизни» родителей, но говорят же: все, что ни делается, — к лучшему. Тогда многие уехали в Аргентину и почти все вернулись.

— Бьют ли в вашей семье тарелки, летают ли телефоны? Артем, стучите ли вы по столу, задавая вопрос: «Кто в доме хозяин»?

А.: Со временем я для себя уяснил, что мне не нужно Тане что-то доказывать, лучше тактично переждать.

Т.: Но одна разбитая тарелка есть на счету Артема.

А.: Да, Таня тогда еще посмотрела на меня и сказала: «Ну и дурак!»

Т.: Но Артем, скорее, это сделал от бессилия, что не может мне помочь. У меня был тяжелый период — не стало мамы. Артем не понимал, как со мной себя вести — обнять или отпустить на все четыре стороны. Он терялся, а я не сдерживалась ни в выражениях, ни в эмоциях. Вот и разбил тарелку. Если честно, не помню, чтобы я сказала «дурак», но заметила: «Что за глупая ситуация? Как в дешевом кино!» И это «обнулило» конфликт.

А.: Зато хоть раз в жизни я действовал согласно стереотипу классической семейной ссоры.

Т.: Ну, это он шутит! Так случайно вышло, что мы живем вне стереотипов, потому и ко многим праздникам равнодушны. Может, и детей не заводим, потому что все привыкли: так надо. А почему так надо? Ответа мы пока не нашли, поэтому детей нет.

— Но планируете?

Т.: Мы пока сами еще дети. Жизнь ни меня, ни Артема особо не баловала, поэтому мы делаем первые шаги и в бизнесе, и в путешествиях, хотя и объездили уже половину земного шара. Но нам интересно пока жить для себя. Пусть это звучит эгоистично. Мы относительно недавно поняли, что в жизни надо быть эгоистами.

— А потенциальные бабушки и дедушки вас не подгоняют?

А.: А смысл? Мы самостоятельные взрослые люди. Как нас можно подгонять или что-то советовать? Нам никто никогда ничего не советовал — это бессмысленно.

— Таня, а зачем вам татуировка на всю спину?

Т.: Это так же, как спросить меня, зачем мне рука или голова.

А.: Люди привыкли, что в жизни все структурировано. Раз мы не едим мяса — значит, мы вегетарианцы. А мы не вегетарианцы, мы просто не едим мяса. Есть у тебя татуировка — придумай к ней легенду, чтоб было, что ответить, когда люди спросят: «Зачем?»

Т.: Мой татуировщик сказал: «Таня, проще относись к себе. Ты же в мире живешь — будь готова к тому, что будут спрашивать».

— А что вы будете отвечать своим детям, если они поинтересуются?

Т.: Приложу максимум усилий, чтобы они с детства стремились не жить категориями, не искать на каждый вопрос «зачем» логический ответ.

А если бы Артем был против татуировок?

Т.: У нас не может быть такого. Желает один — значит, это решение уважает другой, особенно если это вопросы из разряда творчества. Мне не надо получать одобрение Артема. Единственный, кому я позвонила, решаясь на татуировку, — мой папа. Звоню: «Папа, буду делать татуировку». «Так сильно хочешь?» — спросил он, говорю: «Да!» Отец лаконично: «Ну тогда делай!» Я тогда еще подумала: я бы в любом случае сделала то, на что решилась, но одобрение папы важно.

— Говорят, ревность в отношениях, как яд в лекарстве, полезна в умеренных дозах. Случались моменты, когда вы не сдерживались и проверяли почту друг друга?

Т.: Никогда в жизни! Более того, я храню письма отдельных людей, которые мне дороги, и если бы Артем проверил мою почту, почитал смски — не ровен час подал бы на развод! Но вопрос: зачем лезть в бутылку?

А.: Таня иногда просит меня отправить какие-то письма с ее личного почтового ящика, когда у нее нет доступа к Интернету. Пока захожу к ней на почту, выскакивает десяток сообщений из Скайпа, в электронке, но я сразу все закрываю. Я считаю себя сильным человеком и могу себе позволить не интересоваться Таниной личной перепиской не потому что я безразличен, а потому что с уважением отношусь к ее приватной жизни.

— Слушая вас, складывается впечатление, что вы абсолютно не ревнуете друг друга.

Т.: Недавно я услышала легенду: когда Бог сочетал пары, у него на плече сидел ангел и нашептывал: «Плохому — хорошая, хорошему — плохая». А потом заснул и спросонья: «Хорошему — хорошая, хорошей — хороший…» (Смеется). Видимо, нам повезло!

В паре всегда кто-то любит больше, а кто-то меньше. Когда мы только познакомились, мне было двадцать, я думала: «Ну как же так, не ревнует — не любит». Но это все шаблоны! Артем настолько во мне, даже так, в себе уверен, что ему нет нужды что-либо запрещать.

— Вашему браку 13 лет. Вы хотите сказать, что за это время ни разу ни в кого не влюблялись?

Т.: Я могу прийти к Артему и сказать: «Все! Мне кажется, я влюбилась!» Раньше он испуганно переспрашивал: «Что означает вот это «все»?» — ходил и переживал несколько дней. Сегодня машет рукой. «Танечка, молодец!» — и иронизирует.

— Таня, а как вы реагируете на подобные заявления Артема?

Т.: А он никогда такого не говорит. У него критерии к людям слишком завышенные. Это я в принципе люблю людей, для меня все добрые и красивые. Артем — эстет, он повернут на Японии, ему нравятся азиатки с их глазками и точеными фигурами.

— Артем, откуда у вас любовь к Японии?

А.: С детства любил программу «Клуб путешественников», и однажды там была серия выпусков о Японии. Затем стала поступать разнообразная информация о Японии и жизни в этой стране. Так происходит до сих пор, только, наверное, я уже сам мог бы делать подобные передачи. У нас в Японии уже достаточно много друзей, мы все общаемся и трудимся над совместными проектами.

— Вы признались, что считаете себя пока детьми. Страдают ли от ваших чудачеств соседи?

А.: Когда мы впервые оказались в Японии, были поражены толерантным отношением японцев друг к другу. Чтобы в общественном месте громко трезвонил мобильный — это исключено! Максимум виброзвонок, они сразу же бросаются его отключить, чтобы не обидеть чувства соседа. Мы живем так же: безумно любя природу, каждую ее крохотную букашку, стараясь не вредить другим букашкам — людям. Мы не чувствуем себя хозяевами на Земле, не мир для нас, а мы для этого мира.

Ирина Татаренко

Татаренко, И. Вне стереотипов [Электронный ресурс]: чета Гончарова — Костоваров / Ирина Титаренко.- Режим доступа: http://nashagazeta.com.ua/8018-vne-stereotipov.html.- Назв. с экрана

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню