Донбасс. Начало становления.

Донбасс. Начало становления

Текущий год знаменателен для Донбасса. 300 лет назад, в 1721 году экспедицией русского рудознатца Григория Капустина были открыты залежи каменного угля в бассейне реки Северский Донец. Сквозь века истории наших земель прошли скифы, сарматы, разные кочевые народы, обитавшие некогда в Диком поле, первые казачьи поселения, вставшие на сторожевой линии. Но по-настоящему становление Донбасса произошло благодаря углю - чёрному золоту. Поэтому для нас, донбассовцев, уголь издавна имеет особое значение. Пусть даже не все мы связаны с угледобычей, но все являемся жителями горняцкого края, все проникнуты атмосферой битвы за уголь, который стал символом Донбасса.


ГОРЮЧ-КАМЕНЬ
Ещё в древности люди своим любопытным взглядом заметили, что кусочки чёрного камня со временем загораются с образованием тепла. Примитивная добыча каменного угля велась уже в древнем Китае и античной Греции, где он использовался как топливо. В 315 году до н. э. ученик Аристотеля Теофраст называл их «горящими камнями» - «антраксом» (откуда и появилось название «антрацит»). Европейские хроники в 1095 году впервые документально зафиксировали факт использования каменного угля для обогрева жилищ во Франции. Начало добычи каменного угля как топлива в Германии относится к 1198 году. Использовали его для тех же целей и в Англии. Но в XIV веке суеверные горожане сочли сжигание каменного угля делом нечестивым. Была подана особая петиция королю, и употребление каменного угля было воспрещено законом. Но дороговизна дров сказывалась, и строгие законы вскоре были отменены, однако ещё долго против каменного угля было сильное предубеждение ввиду «зловонности этого вида топлива». Многие лондонские дамы отказывались являться в дома, которые отапливались не дровами, и не прикасались ни к одному блюду, если оно было приготовлено на каменном угле, считая такие кушанья нечистыми.
Тем не менее средневековые учёные всё больше уделяли внимание углю и строили гипотезы о его происхождении. В XVI веке врач и алхимик Парацельс рассматривал природные угли как «камни, изменённые действием вулканического огня», а естествоиспытатель Агрикола говорил, что каменный уголь - это отвердевшая нефть. Его растительное происхождение было доказано позднее. Рассматривали каменный уголь как полезное ископаемое, строились предположения о его применении в про-мышленности. Англичане Проктер и Петерсон в 1589 году первыми получили кокс из каменного угля, а Абрагам Дерби (Англия) в 1709 году впервые выплавил железо с помощью кокса, полученного из каменного угля, вместо применявшегося с незапамятных времён древесного угля. С тех пор разведка залежей каменного угля и их разработка стали считаться важными направлениями горного дела, ведущими к силе и процветанию стран, имеющих такие залежи.
В России на каменный уголь обратил внимание Пётр I во время Азовского похода 1696 г. Рассматривая принесённые ему образцы, найденные на берегах Северского Донца, Пётр произнёс: «Сей минерал, если не нам, то потомкам нашим зело полезен будет». Хотя начало горному делу в России было положено ещё в XV веке при Великом князе Московском Иване III, но мощный импульс к развитию оно получило в период царствования Петра Великого. Учреждением «Приказа рудокопных дел» (1700 г.), позднее преобразованным в Берг-Коллегию, открывается новая эпоха горного дела России как базового сектора будущей промышленности. Пётр I остро увидел «...пользу рудокопных заводов, от которых земля богатеет и процветает». В 1720 году Указом Петра I утверждён Генеральный регламент, согласно которому каждой коллегии полагались подробные «партикулярные ландкарты». Тем самым было положено начало отечественной геодезии и картографии. При нём были организованы специальные экспедиции в различные районы страны. Одной из таких стала экспедиция Григория Капустина.
РУССКИЙ РУДОЗНАТЕЦ
Григорий Григорьевич
Капустин родился в 1680 г. в селе Даниловском Костромского уезда (ныне - город Данилов Ярославской области) в семье церковного старосты и подьячего приказной избы Капустина Григория Степановича. Это было село, где жили государственные крестьяне. От рождения Григорий Капустин был человеком очень любознательным, склонным к наукам и обладал многими талантами. Отец обучил его грамоте и рудоискательству. Со временем односельчане выбрали Григория Капустина своим подьячим. В течение 17 лет он нёс обязанности выборного подьячего, но в то же время занимался розыском руд и минералов в ближайших окрестностях.
Узнав, что в Санкт-Петербурге существует команда горноразведчиков, он сразу же обратился к руководителю команды Василию Лодыгину с просьбой зачисления его в состав. Тот не отказал в просьбе и по распоряжению правительственного сената главный горноразведчик получил разрешение вызвать Капустина из родного села в Москву. Так началась служба Григория Капустина на ниве горноразведки.
В течение четырёх лет Капустин вёл изыскательские работы на Севере России: в Устюжне- Железопольской, возле Бежецка, Ярославля, Вологды и Костромы. Его донесения, сохранившиеся в архивах Берг-Коллегии, показывают, что Григорий Капустин был
не только хорошим рудознатцем, но и образованным человеком. Они составлены обстоятельно, с экономическими выкладками и перспективами в разработке рудных залежей. Не зря, где бы ни работал Капустин, о нём идут лучшие аттестации и хвалебные отзывы.
В 1721 году государем Петром I была организована первая государственная экспедиция «об изыскании железных и других руд» в Воронежской губернии, которая в то время занимала огромную территорию, включая часть современного Донбасса. Из многих районов губернии поступали сведения о находках разных полезных ископаемых. Руководство экспедицией было поручено Григорию Капустину. Той же осенью рудознатец и отправился на юг Российской империи, где составил подробную рукописную карту и обнаружил вдоль течения реки Кундрючьей (правый приток Дона) месторождение каменного угля (близ нынешних городов Свердловска и Краснодона). А по возвращении в Москву сделал для Берг-Коллегии доклад о результатах геологических разведок и «об обнаружении «горюч-камня». После чего Петр I в начале 1722 года издал указ: «На Дон, в Казачьи городки и в Оленьи горы, да в Воронежскую губернию, под село Белогорье, для копания каменного угля и руд, которые объявил подьячий Капустин, из Берг-Коллегии послать нарочного, и в тех местах, того каменного уголья и руд в глубину копать сажени на три и больше и, накопав пуд по пяти, привезть в Берг-коллегию и опробовать. И в оном компании руд и уголья, о воспоможении к губернатору Измайлову послать указ». Именно этот указ Петра I и поездка рудознатца Капустина и послужили отправной точкой активного поиска угольных месторождений, что стало мощным толчком для дальнейшего промышленного освоения нашего края.
После этого Капустин еще не раз приезжал с экспедицией в Донбасс. На следующий год он был вторично послан на Дон в Казачьи городки, то есть в район нынешнего города Шахты Ростовской области России, а также в район, где сейчас расположен Лисичанск. Согласно указаниям должно было, производя разведки, копать шурфы глубиною в 9 сажен и больше и отбирать образцы, испытания которых должна произ-водить в Москве Берг-Коллегия. Кроме того, когда Капустин уже находился на Дону, он получил дополнительное распоряжение разведать «земляное уголье» близ городка Бахмут (Артёмовск Донецкой области), о залежах которого сообщили в Берг-Коллегию казаки Изюмского полка, расквартированные в Бахмуте и вблизи него. Все задания были выполнены, образцы угля взяты, доставлены и отданы на пробу «кузнечному мастеру» голландцу Марку Рееру. И тут случился казус - «иностранный специалист» донецкий уголь забраковал. Мол, «от оного угля действа никакого не показа-
лось, только оный уголь в огне трещит и только покраснее, а жару от него никакого и как вынешь из огня, будет черно как впервой» - так записано в протоколе Берг-Коллегии от 4 июня 1723 г. В общем, не идёт ни в какое сравнение с «голландским годным углём». Понятно, Марк Peep был связан с голландскими торговыми фирмами, старавшимися всеми мерами тормозить добычу и производство в России товаров, какие они могли завозить из Голландии, в том числе и уголь. Как видите, «ино-странные специалисты» что сегодня, что 300 лет назад были ещё те. Это только для простофиль вбиваются сказки о «свободной конкуренции» и «волшебной руке свободного рынка».
Но Григорий Капустин был убеждён, что донецкий уголь хорошего качества, и не отступил. Он за свой счёт отправляет образцы угля на пробу к знаменитым тульским мастерам кузнечного дела. Испытания прошли успешно, и Капустин пишет о том донесение в Берг-Коллегию: «...Делали кузнецы тем каменным однемугольем топоры и подковы новые и они, кузнецы, то уголье похвалили и сказывали, что от него великой жар, а в Санкт-Питербурхе по пробе иноземцы подписались, что будто жару от них нет, знатно, не сущую пробу чинили». В результате Капустин был поддержан Петром I, высоко оценившим находки угля на Дону и Северском Донце.
Была ещё экспедиция в Донбасс в 1724 г., в неё включили выписанных из Англии «мастеров угольного дела». И снова здорово! Английские специалисты всячески волынили, не желали организовать детальной разведки, отказывались применять разведочное бурение, признав «земельное уголье» Капустина непригодным. Григорий Капустин в своих письмах, адресованных Берг-Коллегии, критиковал их за откровенный саботаж разведывательных работ. В конце концов была создана специальная комиссия для проверки и расследования заявлений Капустина. Они были признаны справедливыми, после чего Пётр I приказал отправить английских горе-мастеров обратно на родину.
К сожалению, продолжить свои исследования после смерти Петра I Капустину не удалось. Наследница престола Екатерина I не была, подобно мужу, увлечена горным делом, распорядилась «заметить» те места, где производились разведки, и больше не организовывать экспедиций без её личного указания. Где и когда умер Григорий Капустин, по сей день остаётся неизвестным.
Однако Григорий Капустин стал одним из знатнейших геологов своего времени. Им были открыты месторождения многих руд в Устюжском и Воронежском краях, но главное его открытие - это первосортные угли Донецкого каменноугольного бассейна!
В память о рудознатце в городах Лисичанске и Макеевке установлены памятники. Также его именем названа шахта в Лисичанске, парк в Макеевке и улицы в Донецке, Шахтёрске, Торезе, Горловке, в Ростове-на-Дону.
ГОРНОЕ ДЕЛО В РАЗВИТИИ
Несмотря на определённый перерыв, развитие горного дела, зачатое Петром I в начале XVIII века, продолжалось. В том же столетии были открыты Кузнецкий и Подмосковный каменноугольные бассейны, залежи угля на Урале и в других местах страны. Закладываются первые угольные штольни. Важным событием явилось учреждение в 1773 году в Санкт- Петербурге горного училища, позднее преобразованного в Горный кадетский корпус, а позже - в Горный институт. Из него вышли специалисты, оставившие заметный след в истории нашего края.
Об угле пишутся статьи, а в 1799 г. издаётся труд Николая Александровича Львова «О пользе и употреблении русского земляного угля» - первая обстоятельная публикация, посвящённая свойствам и практической пользе угольного топлива. Н. А. Львов приводит и экономические выкладки:«Привозной уголь стоит от 25 до 40 копеек пуд. Из казны в 1788 году заплачено за иностранный уголь около 46 тыс. рублей и около 85 тыс. рублей за серу. Применение русского угля позволило бы сэкономить эти средства».
Об использовании угля написал Львов специальную записку и императрице Екатерине II, и та дала распоряжение генерал-поручику Архарову, директору экономического департамента: «Вы не оставьте пособствовать Львову в исполнении сего полезного предприятия». Наш современник, исследователь И. Н. Легалов назвал Львова «первым министром угольной промышленности в России».
С 1775 г. началось детальное изучение геологического строения Донецкого бассейна. Первая шахта в Донбассе заложена в 1795 г. вблизи г. Лисичанска.
А самый первый полный труд о донецком угле - «Руководство к познанию, разрабатыванию и употреблению каменного угля» - подготовлен к печати в 1795 г. в Екатеринославе инженером Иваном Бригонцевым. Хоть книга и не увидела свет, но подготовленная рукопись содержит накопленный опыт с чертежами и рисунками оборудования, описанием приёмов углеразведки того времени. Всё это найдет освещение в других работах, изданных позднее.
С конца XVIII - начала XIX в. в России усиливается разведка и освоение угольных месторождений, стимулируемые возрастающей ценой на лес, развитием металлургической промышленности, распространением паровых машин. К этому времени в России открыли и начали разрабатывать 25 угольных месторождений. Среди них на первом месте стоял Донбасс, освоение которого тесно связано с постройкой Луганского чугунолитейного завода, перерабатывающего местные руды и введённого в действие в 1799 году.
Таким было начало. А со второй половины XIX в., со строительством железных дорог, Донбасс становится динамично развивающимся индустриальным регионом.
Александр АКЕНТЬЕВ

Акентьев, А. ДОНБАСС. НАЧАЛО СТАНОВЛЕНИЯ / А. Акентьев // Республика. – 2021. – 25 март.

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота - 9:00-17:00
Воскресенье - выходной

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню