Разведчица Раиса

Разведчица Раиса

В этом году исполняется 75 лет как наши бабушки и прабабушки, дедушки и прадедушки подарили нам яркое солнце, мирное небо без разрывов бомб и свиста пуль. Исполняющий обязанности головы исполнительного комитета Чернухинского поселкового совета Глеб АФОНИН рассказал об уроженке поселка Раисе Федоровне АКСЕНОВОЙ (ЗМИЕВОЙ), которая в 16-летнем возрасте активно включилась в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. А в период стабилизации фронта по линии Чернухино-Дебальцево командование 109-го полка 74-й стрелковой дивизии неоднократно привлекали комсомолку в качестве разведчицы.

— Когда я еще учился в школе, неоднократно на классные часы и мероприятия к нам приходила Раиса Федоровна Аксенова (Змиева). Мы знали, что она во время Великой Отечественной войны была разведчицей и просили ее рассказать об этом. Но Раиса Федоровна всегда начинала рассказ издалека, возвращая нас к началу войны, — начал свой рассказ Глеб Валентинович.
Пришло лето 1941 года. 22 июня, после выпускного вечера, ученики 8-х и 10-х классов собрались идти отдохнуть в лес, но диктор по радио объявил: «Началась война!» Страшное слово прозвучало для всех, как гром среди ясного неба и сердце тоскливо сжалось.
В колхозе в этот год был высокий урожай, а убирать его было некому. Все трактористы и комбайнеры уехали на фронт, а в поселке остались старики, подростки, женщины и малые дети. Ближе к осени начали приходить и первые похоронки. Затем стали слышны все ближе и ближе звуки канонады. Фронт приближался к пос. Чернухино.
В конце декабря 1941 года в поселке остановился фронт. У нас стояли воины Красной Армии, а в Дебальцево уже были немцы. Они спешили окончательно захватить наши земли, чтобы вся промышленность Донбасса работала на немецкую армию. После ожесточенных боев, в поселок стали поступать раненые. Полевой госпиталь устроили в помещении больницы. Раиса Федоровна вместе с другими вчерашними школьниками помогала в госпитале. Комсомольцы мыли полы, носили раненых,
кормили их и поили, топили печи и дежурили по ночам.
Комсомольская организация закрепила всех комсомольцев по участкам для агитации местного населения, организовывая его на оборонительные работы. Все взрослое население поселка в три смены ходило на передовую линию копать противотанковые рвы, протянувшиеся на восемь километров между станцией «Дебальцево-сортировочная» и поселком Чернухино. Так и жили: день на оборонных работах, а ночью в госпитале и наоборот.
Восемь месяцев проходила фронтовая полоса через поселок, и все это время были бомбежки, артобстрелы, но человек ко всему привыкает.
В марте 1942 года в дом Раисы Федоровны зашел начальник особого отдела и попросил ее сходить с 17-летним пареньком Николаем в разведку в г. Дебальцево. Ребятам хоть и было страшно, но они согласились.
На кирпичном заводе для них был подготовлен проход через заграждение и минное поле. Ночью, пройдя через немецкую оборону, юные партизаны пришли к дому, где жила бабушка девушки, но он был занят немецкими офицерами. Освоившись, ребята двое суток ходили по Дебальцево, высматривая и запоминая все. Так как они были подростками, на них мало обращали внимание. Им удалось близко подойти к машиностроительному заводу, где находился немецкий склад боеприпасов.
Через двое суток Рая и Николай стали пробираться к своим. Подростки с поставленной задачей справились на «отлично», принеся ценные сведения. Наши войска смогли уничтожить эшелоны с горючим, боеприпасами, склады, немецкую дальнобойную артиллерию. 10 июля 1942 года по стратегическим соображениям наши войска без единого выстрела сняли оборону и стали отходить. Комсомолка уходила вместе с ними. Когда подошли к переправе через реку Дон, увидели большое скопление народа. Нужно было долго ждать своей очереди. Те, кто мог плавать, перебирались на противоположный берег самостоятельно. Многие односельчане, ушедшие вместе с войсками, плавать не умели. Некоторые переправились через Дон на плотах, а Раиса с небольшой группой земляков решили вернуться домой. Когда они пришли в поселок, их сразу арестовали. И арестовывали свои же односельчане, которые рядом жили, учились, работали. Вскоре начались расправы над патриотами. После жестоких пыток в 1942 году расстреляли П.Г. Казакова и М.В. Лучко. А девушку полураздетую посадили в холодный подвал с крысами, и запретили приносить передачи, требуя назвать фамилии комсомольцев. Трое суток ее держали и избивали в подвале, а начальник полиции 24-летний Алексей Ковалев, сам бывший комсомолец, старался больше всех. Ничего не добившись, ее все-таки отпустили домой, но приказали приходить и отмечаться утром и вечером. Запрещалось также отлучаться куда-либо из поселка.
Раиса Федоровна залечивала полученные от побоев раны и практически не выходила из дома. К ней стали приходить подруги: Татьяна Кузьминична Афонина, Мария Савельевна Левина, Вера Петровна Новикова и Вера Тимофеевна Новикова. Девушки много думали: как же жить дальше при фашистском режиме, как расправляться с предателями? Эти подлые людишки сразу после прихода фашистов в поселок начали преследовать местных патриотов, учителей, всех тех, кто был предан своей Родине, советской власти.
Несмотря на строгий режим, девчонки находили выход из создавшегося положения — глухими задворками пробирались к своим преданным друзьям и рассказывали им малейшие известия о Красной Армии. Но фашисты не давали спокойно жить — начали угонять молодежь в Германию. Отправка молодежи осуществлялась со станции Чернухино. Юноши и девушки, чтобы избежать злой участи, натирали руки и ноги соком ядовитых растений, из-за которого образовывались раны.
В октябре 1942 года два друга Раи — Григорий Семенович Афонин и Виктор Федорович Палеев — привезли что-то тяжелое и спрятали у нее на чердаке дома, наказав никому не говорить об этом. Спустя время Гриша Аксенов пришел и забрал один мешок. Уходя, он предупредил всех, что если что-то услышат, то пугаться не нужно. Поздно ночью все, кто был в доме, подскочили от сильного взрыва, в доме вылетели стекла вместе с рамами, хотя семья девушки жила в полутора километрах от железной дороги. А на месте взрыва была огромная воронка, благодаря которой движение было остановлено на 10 суток. Потом все узнали, что Григорий взорвал гитлеровский военный эшелон, двигавшийся со станции Дебальцево на Сталинград. Но не прошло много времени, как снова на железной дороге между Фащевкой и Чернухино прогремел очередной взрыв: был подорван еще один немецкий эшелон. А когда Раиса спросила у Григория, кто подорвал эшелон, он ей ответил, что это сделала она, ведь взрывчатка была спрятана в ее доме.
13 февраля 1943 года ранним утром в поселок вошли долгожданные освободители. При появлении воинов Красной Армии местные
жители, натерпевшись ужасов оккупации, были беспредельно рады, встречали их, обнимали и плакали.
Жители поселка помогали воинам-конникам: готовили кушать, ухаживали за ранеными, обстирывали бойцов. В первые дни конники заняли две трети поселка.
Штаб дивизии генерала Якунина разместился в доме по улице Папанина, 65, где жила Раиса, и первым, кого она увидела, был подполковник Михаил Порфирьевич Бондаренко. И он у нее спросил, знает ли она, где расположены немецкие гарнизоны. На что юная комсомолка ответила: «Конечно, знаю». Подполковник попросил Раю проводить туда наших бойцов. Когда они подползли к немецкой казарме, то фрицы еще спали и не ожидали такого раннего сюрприза.
Конники корпуса Борисова дрались за каждый дом, за каждый клочок земли, уничтожали немецкие танки. Казалось, горели земля и небо, но конники стояли насмерть. Силы были неравные, фашисты подтянули резервные войска, и бойцы Красной Армии оказались в окружении.
Командованием корпуса было принято решение вырываться из окружения малыми группами. 17 февраля 1943 года ночью без единого выстрела и шума, в момент затишья боя, они начали отходить в сторону станции Фащевка. А Раиса Федоровна осталась на вражеской территории.
Появляться на улице ей было нельзя, так как многие местные жители-предатели видели ее с нашими бойцами. Рая только спустя три недели вышла из дома и ее сразу арестовали. Начались допросы, во время которых девушку жестоко избивали за то, что она помогала красноармейцам. А потом, в середине апреля, Раису вместе с другими арестованными этапом погнали в Ворошиловск (ныне Алчевск) и посадили в тюрьму. И начались ежедневные и ежечасные избиения, пытки, допросы и голод. Каждый день кого-то расстреливали.
Но самый страшный день для молодой девчушки был в мае 1943 года, когда в 2 часа ночи ее вызвали на допрос. Не добившись ничего от комсомолки, был дан приказ рас-стрелять ее. Но это была очередная уловка фашистов, чтобы заставить ее выдать оставшихся в тылу у немцев подпольщиков. Раиса Федоровна говорила, что вернувшись после мнимого расстрела в камеру, она услышала изумленные возгласы своих подруг, так как стала полностью седой в 16 лет. Многих из этой тюрьмы, а это 183 человека, 2 сентября 1943 года фашисты сожгли живьем.
После освобождения войсками Красной Армии поселка Чернухино Раиса Федоровна была очень слаба и была помещена в госпиталь. После выздоровления, с 1 октября 1943 годы работала инструктором Ворошиловского райкома комсомола.
— Раиса Федоровна была настоящей патриоткой своей Родины. Многое пережила и испытала во время фашистской оккупации. После освобождения Чернухино принимала активное участие в восстановлении народного хозяйства, была депутатом поселкового совета. Раиса Федоровна проводила большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Большой вклад она внесла и в создание местного музея, — закончил рассказ Глеб Афонин.
Татьяна БАРДАШОВА

Бардашова, Т. Разведчица Раиса / Т. Бардашова // Народная Трибуна. – 2020. – 02 апр.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню