АЛЕКСЕЙ РЕЛЬКЕ: «ТВЕРДО УВЕРЕН В БУДУЩЕМ РЕСПУБЛИКИ»

АЛЕКСЕЙ РЕЛЬКЕ: «ТВЕРДО УВЕРЕН В БУДУЩЕМ РЕСПУБЛИКИ»

ПОЗЫВНОЙ «НЕМЕЦ»
Алексей Александрович Рельке. Он был одним из тех, кто возглавил штурм здания СБУ 6 апреля 2014 года, а затем и одним из командиров Штаба Армии Юго-Востока. И также одним из первых лидеров ЛНР, попавших в застенки киевских спецслужб в мае 2014 года, а затем вернувшийся домой после обмена на трех «украинских «захысныкив». В рядах ополчения был известен под позывным «Немец» - из-за того, что незадолго до этих событий вполне осознанно вернулся из эмиграции в Германии к себе домой, на Луганщину.


В апреле - мае 2014 года в отряде под началом Алексея Рельке в Луганске состояло около ста человек. Находясь в тот момент в бескровно взятом под контроль здании Луганского областного управления СБУ, он понимал, что скоро придется с оружием в ру¬ках отстаивать не только собственный выбор, но и свободу соотечественников и суверенитет родного края.

Его лицо мало известно широкой публике. В то же время именно он стал одним из главных символов Русской весны в ЛНР - один из тех воинов в камуфляже и масках на нашумевших видео марта - апреля 2014 года, призывавших к сопротивлению киевской хунте.
НА ОСКОЛКАХ БОЛЬШОЙ СТРАНЫ
Алексей Рельке родился в октябре 1972 года в городе Кировске Ворошиловградской области (УССР, СССР), ныне - территория Луганской Народной Республики.
- Родители работали на железной дороге. Когда мне было около трех лет, всей семьей переехали на Север. В 1980 г. отец погиб, и мать с двумя детьми осталась одна, - вспоминает Рельке.
После второго замужества матери семья перебралась в Среднюю Азию - столицу Киргизской ССР город Фрунзе, который вскоре переименуют в Бишкек.
Здесь Алексей окончил школу. Но период развала Советского Союза кардинально изменил жизнь многих семей. Из Киргизии, где назревала резня на почве межнациональной розни, Рельке на постоянное место жительства в сентябре 1989 г. уехали в Германию.
Там тоже шли как раз серьезные перемены: ГДР предстояло учиться жить по правилам ФРГ. Тем не менее в Германии Алексей смог поступить в университет и получить образование юриста. Но по специальности работать не стал - новичкам платили мало, а устроился на завод токарем.
- Позже поступило предложение из МВД: организовать группу русскоязычных правоохранителей для отработки преступлений эмигрантов-соотечественников в рамках отдела К-13 по борьбе с организованной преступностью. Ездили из города в город, зачищали торговцев наркотиками и тому подобное, - поясняет Алексей.
С должности заместителя начальника отдела спецопераций на пенсию Рельке ушел в 2008 г. в звании подполковника. И... вернулся на родину. Построил дом, обзавелся семьей, детьми, жил спокойно вплоть до конца 2013 года.
НАЧАЛО ПРОТИВОСТОЯНИЯ БЕЗЗАКОНИЮ
Начало противостояний в украинской столице, инспирированные Западом, всколыхнули в Рельке воспоминания о кровавых событиях в 90-е в Киргизии, да и во многих других национальных бывших Советских Республиках.
- Как-то смотрел телевизор и увидел, что на майдане что- то нездоровое происходит. Я на этот момент плитку докладывал на первом этаже и понял, что инструмент в руках держать не могу: все мысли уже как бы не о работе. А тем временем в новостях «ленинопад» начался. Я собрался, сел в машину, при¬ехал к нашему памятнику Ленину, - рассказывает Алексей.
Там уже было несколько крепких ребят. Вместе организовали первый импровизированный пост: палатка, бочка, дрова, генератор. На рынок поехали, купили черенки для лопат, кувалд... Вооружаться ж нечем было.
- Начали дежурить возле нашего Ленина сутками. Списки составляли - народное ополчение. А когда уже серьезно все началось (мы на тот момент посчитали, что это уже серьезно) - когда к нам начали «автобусы дружбы» отправлять, начали дежурить уже на подъездах к городу, - добавляет Рельке.
На въездах ставили автомобили, связь по рации держали или по телефонам. Консолидировались со всей Луганской областью: проехали по всем соседним крупным городам.
- Северодонецк, Лисичанск, Луганск - везде у нас были представители свои. то есть со все-
- ми поддерживали связь. А это же по телефону шло, и нами на тот момент уже вплотную занимались СБУ и контрразведка, - отмечает Алексей.
- СПУСКОВОЙ КРЮЧОК
- На тот момент на Луганщине не требовали ничего незаконного: призывали новую киевскую власть все- таки прислушаться к мнению народа.
- - А мнение народа мы знали, мы же собирали митинги. Абсолютно все были против того, что в Киеве творится. Вот за это нас 5 апреля и арестовали, - констатирует Рельке.
- Арест активистов Русской весны, нарочито показательный, в нескольких городах Луганщины проведенный не местными спецслужбистами, а приезжими, киевскими, и стал тем толчком, который породил все последующие события.
- В луганском ИВС мы провели ночь... - вспоминает активист.
Но арестовать успели не всех, только шестерых. А остальным заранее была дана команда: в случае арестов оставшимся на свободе на следующий же день организовать массовое выступление.
- Так оно и произошло: в Луганске на митинг собрались тысячи людей и с требованиями пришли к зданию СБУ, - отмечает Рельке.
Под народным давлением областным руководством СБУ и МВД было принято решение выпустить шестерых, арестованных накануне. Но люди требовали освободить всех - в том числе и задержанных ранее активистов.
- На это они не пошли, и тогда было принято решение штурмовать здание. И мы это сделали очень даже успешно, без жертв, - подчеркивает Алексей.
ГОТОВНОСТЬ № 1
А далее встал вопрос с тем, как взятое под контроль здание защитить. Первые бойцы Армии Юго- Востока сперва вооружились тем, что нашли в «дежурке». А чуть позже обратили внимание на то, что в подвале заминирована одна из дверей.
- Как выяснилось, это был муляж. Срезали петли на дверях, вошли, а там просто «клондайк»: свежезавезенные ящики с автоматами, РПГ-7, ПК, ручные гранаты, снайперские винтовки, бронежилеты, каски... Очень много всего, - вспоминает командир.
Это и стало первым вооружением Армии Юго-Востока - тех людей, которые отстаивали требования народа по проведению референдума и созданию Луганской Народной Республики, а позже одними из первых встали на ее защиту.
- Через неделю у меня с Валерой Болотовым произошли разногласия. Он тоже входил в Штаб Армии Юго-Востока. Нужно было выдвигаться из здания, необхо-димо было на подходах к городам ставить блокпосты. Нужно было вообще не сидеть на месте, а двигаться дальше, в другие города передавать оружие. Нужно было помогать людям в том же Славянске, - отмечает Алексей.
В результате он вывел из здания СБУ 64 человека, полностью экипированных, с оружием и боекомплектами, и все приехали в город Стаханов.
- Это была та группа, - утверждает Рельке, - из которой впоследствии образовался 1-й казачий полк имени Матвея Платова во главе с Дремовым...
ВТОРОЙ АРЕСТ
Самого Рельке в Стаханове снова арестовали. На долгих четыре месяца. О том, как это происходило, в 2016 г. в следственном изоляторе рассказывал пресс-службе МГБ ЛНР Виктор Миленко - начальник управления оперативных разработок департамента уголовного розыска по раскрытию резонансных убийств МВД Украины.
- Я прибыл в Луганск в коман¬дировку в составе группы, чтобы выяснить, почему областное управление МВД допустило захват здания. После 9 мая мне позвонили и сказали, что Рельке будет в Стаханове. Мы приехали с сотрудниками луганской украинской милиции, сотрудники стахановского райотдела вывели к нам Рельке. Мы посадили его в машину, отвезли на блокпост в сторону Сватово и передали сотрудникам СБУ, которые были в микроавтобусе, - вспоминает Миленко.
Рельке схватили 16 мая в его родном городе, в самом центре, в 50 метрах от палатки народного ополчения, установленной у по-прежнему охраняемого памятника Ленину.
-Арестовали и в этот же день этапировали в Киев, где я пробыл в общей сложности четыре месяца, - отмечает Алексей.
Во время всей этой операции Виктор Миленко, по его признанию, в телефонном режиме поддерживал связь с новым киевским руководством. До наших дней сохранились видеокадры с возглавлявшим уже тогда украинское МВД Арсеном Аваковым, который в тот же день во время пребывания в Вильнюсе по телефону принимает новость о задержании Рельке. И чуть ли ни с ликованием, как об огромном достижении, сообщает представителям СМИ о том, что командиру Армии Юго-Востока вменяются 109-я и 208-я статьи украинского уголовного кодекса: участие в террористической организации; действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти.
Вопиющая несправедливость ситуации заключалась в том, что сам Аваков, досидевший в министерском кресле до наших дней, пришел во власть именно через действия террористических группировок, совершивших насильственный, повлекший за собой массовые человеческие гибели, государственный переворот. Рельке же «светило» по заведенным на него делам до 15 лет лишения свободы...
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ГУЩУ СОБЫТИЙ
В рамках заключенного Минского соглашения Алексей Рельке был заявлен на обмен, и в числе первых его удалось вернуть в Луганскую Народную Республику.
- За четыре месяца очень много произошло и многое изменилось... На тот момент я попал в город Антрацит. Там собрались люди, которые уже прошли Лисичанск, Северодонецк и были «обстреляны»... - делится он.
По его словам, дел особых не было: действовало еще первое перемирие в рамках «Минска-1». Потому
ополченцы жили обычной жизнью. А в эту обычную жизнь входили за¬нятия, тренировки, ремонт техники.
- На тот момент у меня была возможность уехать в Германию, - признается Рельке. - Да не мог я уехать. У меня здесь дом и родная земля, и родственники мои здесь похоронены: и бабушка, и дедушка, и брат, и дядя, и тетя по линии отца, - рассказывает Алексей.
Потому уехать у него даже мысли не было. Наоборот, в определенный момент Алексей свой паспорт немецкий хотел сжечь публично, да не успел. Период затишья на фронтах был нестойким и недолгим, и паспорт гражданина Германии затерялся в период участия Рельке в Чернухино-Дебальцевской операции.
- Из антрацитовских, из нас всех, тогда погиб только один - снайпер Сайд, уникальный был человек... - отмечает Рельке.
Он сам получил ранение в голову. Когда пришел в себя, осознав, что уже не боеспособен, еще троих раненых повел в тыл.
- Начался минометный обстрел, рядом разорвалась 120-я мина и рассыпала нас, как кегли. Там я еще получил контузию левого легкого, - вспоминает Алексей.
В результате он потерял рюкзак со всеми личными вещами и документами, но зато донес до медиков одного из раненых бойцов...
- Конечно, можно было избежать войны - если бы все этого захотели, если бы киевская власть была бы договороспособная. Но мы - единственные, кто тогда этого хотел. А нам выбора не оставили.
Дайте нам провести нормально референдум, посмотрите на результаты - и примите волю народа, почему нет? Мы вели переговоры с Парубием, он приезжал в Луганск. И скажу честно: с этими людьми невозможно договориться, это нереально: они обманывают и будут дальше обманывать.
А мы народ такой: где-то верим в лучшее, где-то просто показываем свою мягкость, мы не злые. И в результате имеем то, что есть на сегодняшний день. Две республики, ЛНР и ДНР, неполные в территориях, блокада со стороны Украины, помощь со стороны Российской Федерации, признание Южной Осетией. Пусть государство в процессе возрождения, но все будет, и все страны будут нам завидовать - я твердо в это верю.
По материалам пресс-службы МГБ ЛНР подготовила Полина ГЛУЗ, фото Андрея АВРАМЕНКОВА


Глуз, П. АЛЕКСЕЙ РЕЛЬКЕ: «ТВЕРДО УВЕРЕН В БУДУЩЕМ РЕСПУБЛИКИ» / П. Глуз // Республика. – 2020. – 02 апреля.

 

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню