Дело атамана Степана Ефремова

Падение роли Войскового круга на Дону сопровождалось неуклонным ростом власти войскового атамана и старшин. Усилилась борьба между отдельными группировками старшин за власть, которая принимала все более острые формы. Так, 60-е годы XVIII в. были временем почти безраздельного господства старшинской группы, возглавляемой войсковым атаманом С. Ефремовым. Многие представители этой группы заслужили особую милость правительства за участие в 1762 г. в дворцовом перевороте Екатерины II. Они были щедро вознаграждены «за поход в Петергоф». Атаман и группа старшин стремились использовать благоволение правительства для обогащения, приобретения чинов и усиления власти, и долгое время правительство не вмешивалось в дела С. Ефремова. Однако после получения ряда доносов в 1764 г. на Дон была направлена следственная комиссия, которая установила, что атаман и близкие ему старшины не только пользовались своей властью для обогащения, но и препятствовали строительству Ростовской крепости. Атаман обвинялся в стремлении вести самостоятельные сношения с кубанскими народами и татарами. Когда донесение комиссии было рассмотрено в Военной коллегии, то в приведенных в нем фактах увидели стремление войскового атамана вести самостоятельную политику. Большое недовольство царской власти вызывало стремление донской казачьей верхушки оставить на Дону и закрепостить бежавших на юг из России и Малороссии крестьян и бывших реестровых и слободских казаков. Правительство непосредственно требовало возвращения беглых прежним владельцам или на прежнее место жительства. С. Ефремов в своей переписке с правительством предлагал еще больше усилить власть атамана на Дону, что вызывало новые подозрения.

Правительство попыталось устранить Ефремова, опираясь на группу казачьих старшин, враждебно настроенных к атаману. Тогда Ефремов обратился за поддержкой к Кругу, который давно уже потерял свое значение. Войсковой круг арестовал царского представителя генерала Черепова и «выдал его Ефремову головой», как «умышляющего» на жизнь атамана.

Однако С. Ефремов отпустил генерала и написал в Санкт-Петербург, что Дон готов восстать, и только он удерживает казаков от выступления.

Такая двуличная политика атаману не помогла. В 1772 г. он был арестован при поддержке группы донских старшин. Рядовое казачество в массе своей Ефремова не поддержало, так как было недовольно его самовластием и присвоением себе общих казачьих угодий.

В столице Ефремова приговорили к смертной казни, но Екатерина II помнила об участии атамана в «Петергофском походе» и заменила казнь ссылкой в Перновск.

Пугачевщина

Еще более глубокими оказались противоречия между царским правительством и яицкими казаками. В 1771-1772 г.г. были волнения в Яицком войске, связанные с наступлением царской власти на казачьи права и привилегии. Но настоящий бунт начался, когда на Яике появился штрафованный и беглый донской казак Емельян Иванович Пугачев, выдававший себя за чудом спасшегося императора Петра III. 15 сентября 1773 г. вспыхнуло восстание, к которому присоединились башкиры. По-обещав яицким казакам наградить их «рекой и жалованием», Пугачев повел их на главный опорный пункт власти в регионе - город Оренбург. Яицкое казачье войско почти в полном составе примкнуло к Пугачеву. Оренбургские казаки местами оказали ему сопротивление. Оренбурга Пугачев не взял и вынужден был отступить от крепости, но двинулся вглубь России. Крепостные крестьяне, рабочие уральских заводов, народы Поволжья присоединились к повстанцам, так как самозваный «император» призывал истреблять дворян, грабить их имущество, жаловал всех «вольностью», обещал сделать всех «вечно казаками». Таким образом, казачье восстание вновь превратилось в крестьянскую войну. Пугачев взял Казань и еще несколько городов в Поволжье, но в сражениях с регулярными войсками был разбит и стал отступать вниз по Волге, надеясь, что донские казаки присоединятся к нему. Однако, вступив на донскую землю, передовые отряды Пугачева, состоявшие из беглых, бродяг и разного рода разбойников, стали грабить донские станицы.

Донские казаки в большинстве своем были на войне с Турцией, а оставшиеся на Дону были подняты своими старшинами «гонять самозванца Пугача». Донские старшины Луковкин и Иловайский выбили пугачевцев из донских станиц и вместе с регулярными войсками преследовали их.

Разбитый Пугачев бежал за Волгу, но был схвачен верхушкой яицких казаков из числа своих недавних сподвижников и выдан царскому правительству. В Москве он был казнен. Правительство жестоко расправилось с наиболее активными участниками восстания, а чтобы придать забвению память о восстании, начавшемся на Яике, указом от 15 января 1775 г. река Яик была переименована в Урал, а яицкое казачество в уральское.

Разгром Запорожской Сечи.

После подавления Пугачевского движения правительство вынуждено было обратить внимание на еще один очаг неповиновения - Запорожскую Сечь. По мирному договору 1774 г. с Турцией к России отходили устья Днепра и Южного Буга. Земля запорожских казаков, таким образом, из пограничной территории, прикрывавшей южные рубежи от татарских набегов, превращалась в своеобразное «гнездо своеволия и дерзости» в глубине земель Российской империи. Верность вернувшихся с турецкой территории запорожцев и их потомков вызывала сомнения в Санкт-Петербурге. Всем были памятны события 1767 г., когда запорожцы вместе с гайдамаками с правого берега Днепра погромили несколько российских пограничных городов и вырезали население Умани. 4 июня 1775 г. русские войска под командованием генерал-поручика П. Текелия окружили Сечь. Запорожцы, немало отличившиеся в недавней войне, не ждали репрессий и, как доносил Текепий, были «заняты упражнением сна». Когда они опомнились, было поздно. Верхушка запорожцев уговаривала казаков не проливать братской христианской крови. Начались переговоры, во время которых кошевой атаман Петр Колнышевский, писарь Глоба и судья Касап были арестованы и впоследствии сосланы на Соловки. Обезглавленное войско было распущено, укрепления Сечи заняты русскими войска-ми. Опомнившись, многие запорожцы под предлогом ловли рыбы стали уходить в море и бежать в турецкие владения. Вскоре из 13 тыс. боеспособных запорожских казаков на российской территории осталось менее тысячи. Из 38 куреней за короткое время к туркам ушли 35. Они на Дунае основали Новую Сечь. Несколько позже правительство ликвидировало остатки автономного управления Левобережной Украины. В 1780 г. было уничтожено существовавшее до этого территориальное деление на полки и сотни, а земли вошли в состав Полтавской, Харьковской и Черниговской губерний. Таким образом, новый конфликт между казачеством и царской властью был разрешен с огромными потерями для казачества. Большой урон понесли яицкие (уральские) казаки. Был ликвидирован очаг казачьей вольности на Днепре.

Дело атамана Степана Ефремова // Казачий вестник. – 2017. – 19 июл

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню