Человек с непростой судьбой

2019 06 19 1Уже в начале 1918 года в школах молодой Советской республики было введено в качестве обязательного учебного предмета физическое воспитание, а для рабочей и сельской молодежи — организован Всеобуч (всеобщее военное обучение), основной задачей которого была подготовка физически крепких и закаленных боевых резервов для Красной Армии. Именно люди, прошедшие Всеобуч, а также Осоавиахим, приняли на себя основную тяжесть начального периода Великой Отечественной войны.

В декабре 1948 года было принято историческое Постановление ЦК ВКП (б) «О ходе выполнения Комитетом по делам физкультуры и спорта директивных указаний партии и правительства о развитии массового физкультурного движения в стране и повышении мастерства советских спортсменов».

Физкультурное движение было организовано по территориально-отраслевому принципу и осуществлялось в двух формах работы: государственной и общественной, управляемых, соответственно, государственными и общественными органами. Государственные органы — это комитеты по физической культуре и спорту при исполкомах Советов народных депутатов, а общественные—советы Добровольных спортивных обществ (ДСО) разных ведомств и профсоюзов трудящихся. И те, и другие имели общие цепи и задачи, работали согласованно под общим руководством комитетов по физкультуре и спорту. В основу всей массовой работы по физическому воспитанию был положен Всесоюзный физкультурный комплекс «Готов к труду и обороне СССР» (ГТО). Наиболее известные спортобщества советских времен — «Спартак», «ЦСКА», «Колос», «Локомотив», «Трудовые резервы» и др.

Большой вклад в развитие физкультуры и массового спорта в нашем городе, подготовку спортсменов внес брянковчанин Николай Антонович Шульгин.

Это человек с непростой, но интересной судьбой, на долю которого выпало немало испытаний.

Родился Николай Антонович 5 декабря 1907 года, его семья жила на ул. Большевик (в районе городского центрального моста—Прим.).

С самой юности Шульгин вел подвижный образ жизни, занимался гантельной гимнастикой, различными силовыми упражнениями, тягал штангу, тренировал выносливость—как будто специально готовил себя к тяжелым испытаниям.

Перед войной в Лозовой Павловке на базе угольного треста «Луганскместуголь» были созданы спортивные секции. Инструктором по физвоспитанию назначили Шульгина, который на тот момент зарекомендовал себя как отличный спортсмен.

2019 06 19 2Большое внимание физинструктор Шульгин уделял атлетической гимнастике. «Это система упражнений с отягощениями, при помощи которых человек формирует внешний облик своего тела, — говорил Николай Антонович. — Заниматься атлетизмом можно в любом возрасте».

Кумирами Шульгина были известнейшие еще со времен царской России атлеты Иван Поддубный и Иван Заикин, которые увлекались гиревым спортом. А настольными книгами— « Гантельная гимнастика» и пособие «Гиревой спорт» (как самостоятельный спорт он долгое время не признавался Федерацией атлетики СССР Соревнования проводились лишь на праздничных мероприятиях, а также—в армии и на флоте— Прим.).

Спортивную секцию Шульгина посещали Иван Михайлович Давыдов (будущий директор «Луганскместугля», участник ВОв, старший лейтенант), Анатолий Михайлович Коломийченко (учитель школы № 19, участник ВОв, рядовой), Евгений Дмитриевич Шиков (учитель школы № 19, участник ВОв, ефрейтор), Иван Захарович Гусаров (будущий преемник Шульгина, директор стадиона «Шахтер»).

Шульгин постоянно организовывал показательные выступления своих спортсменов перед жителями Брянковского и соседних рудников. По его инициативе впервые в области прошел красочный, с флагами, мотокросс—от Брянки до Свердловска.

Движение—это жизнь. Сегодня в этом никто не сомневается, миллионы людей во всем мире бегают в оздоровительных цепях, регулярно занимаются спортом для поддержания формы. Николай Антонович был знаком с различными методами оздоровления, увлекался спортивной ходьбой на дальние расстояния. «Ходьба—это одно из лучших средств укрепления организма, — говорил Шульгин,—попытайтесь преодолеть себя, свою лень, главное —начать. Начните с малого, и вы почувствуете, что жизнь наполнилась иным содержанием».

В1937 году Николай Антонович встретил свою любовь—Антонину Васильевну Козлову. Через четыре года, перед самой Великой Отечественной, у них появился первенец.

ВОЙНА—это всегда испытание на прочность. Эту школу жизни прошел и Шульгин. Когда фашисты напали на Советский Союз, Николай Антонович, не раздумывая, по¬шел на фронт добровольцем. В 1942-м войска, в рядах которых он воевал, попали в окружение — в Харьковский котел. Шульгин был ранен и взят в плен, попал в концлагерь. И, возможно, даже не выжил бы, но счастливый случай свел его со старым знакомым. Когда еще до войны Шульгин занимался спортивной ходьбой, он каждый раз увеличивал дистанцию и доходил вначале до Кадиевки, потом — до Алмазной, а после — и до Попасной, еще и познакомился с хорошим человеком, работавшим сапожником. Когда тот в концлагере столкнулся с Николаем Антоновичем, очень обрадовался, окружил заботой и, по сути, спас жизнь Шульгину. Промывал раны, перевязывал, чем придется, целый месяц ухаживал за ним, благодаря чему Николай Антонович начал идти на поправку.

Однажды всех военнопленных построили и погнали на железнодорожную станцию. Здесь каждому выдали табличку на шею, на которой было написано что-то по-немецки и номер, и затолкали в товарные вагоны.

Дорога была очень тяжелой, не все ее пережили. Привезли на рудники в г. Аахен (Германия). Охраняли не очень тщательно, и дважды Шульгину удалось бежать. Но он не знал, куда идти, да и языком не владел, как только доходил до каких-то деревень и заходил в один из домов, хозяева сразу понимали, что перед ними узник, и сдавали властям. Шульгина привозили назад на рудник. Управляющий рудниками смеялся: «Беги-не беги, ты находишься на нашей территории, все равно найдут. Хорошо, если полицейские. А если СС — будет худо и тебе, и мне. Посадят тебя в карцер, будут бить плетями, а потом отправят в концлагерь или расстреляют».
На рудниках работали военнопленные из разных стран — русские, поляки, французы, англичане. Приходилось трудиться с 6 утра до 6 вечера. Старый немец-штейгер, сочувствуя пленным, предупреждал: «Не поддавайтесь на лестные обещания, что дадут хорошую пайку, это провокация! Больше заданной нормы не сыпьте, а то каждый раз будут их увеличивать и требовать выполнения».

Но все физические страдания и даже голод были ничто по сравнению с душевной болью. Полная неизвестность и оторванность от Родины не давала покоя и отравляла жизнь. После работы не было сил даже на разговоры, приходили в бараки и сразу же ложились спать, казалось — только прилегли, а уже утро — сил нет, а надо идти на работу.

В конце 1944 года Аахен начали бомбить, город горел недели две, в воздухе летал пепел. В 1945-м в город вошли американцы и освободили военнопленных. Но на Родину Шульгин попал не сразу, прошел американский фильтрационный лагерь. Уговаривали уезжать в Штаты, рисовали большие перспективы, предлагали хорошую работу, жилье в любой части Америки, говорили, мол, в СССР за то, что был в плену, вас не простят. Но Николай Антонович категорично отказался от всех предложений и потребовал, чтобы его как можно быстрее передали нашим, а предатель он или нет, пусть решает Родина.

После проверки СМЕРШем Шульгин был отправлен в Советский Союз, однако домой сразу не попал, попал на восстановление «Днепрогэс». Но проработал там недолго. Донбасс остро нуждался в рабочей силе—так Николай Антонович получил возможность вернуться домой, в годы восстановления работал в ШСУ на Брянковском руднике. К счастью, родные его пережили оккупацию (впоследствии в семье появилось еще трое детей). После войны было особо не до спорта, однако Николай Антонович не только продолжал «заниматься» атлетической гимнастикой, но и объединял вокруг себя таких же энтузиастов.

В 1948 году состоялся Всесоюзный конкурс силачей, где спортсмены соревновались в четырех весовых категориях. В программу входили два упражнения с гирями и два со штангой. Благодаря Николаю Шульгину и его ученикам, которые показали высокие результаты, Брянковский район стал знаменит на весь Союз. Конечно, достижение таких результатов стало возможным лишь благодаря упорным тренировкам. «Чтобы увеличить размер мышц, — говорил Николай Антонович своим ученикам, — вы должны использовать число повторений, которое позволит стать сильнее и увеличить массу мышц. Мой минимум —6, максимум —10 повторений в подходе. Каждые две недели я пытаюсь поднять все больший вес. Нужно чередовать тяжелые тренировки с легкими. Главное — тренироваться завтра больше, чем сегодня. Сила и объем — связаны. Чем сильнее вы становитесь, тем массивнее ваши мышцы».

Когда город был восстановлен, Шульгин смог вернуться к своему любимому делу—преподавал физвоспитание в школе № 39 (сейчас— СШ № 1 — Прим.). В памяти учеников он остался как человек неимоверной силы. «Когда я в конце сороковых учился во втором классе, — вспоминал один из бывших учащихся, — как-то на переменке поленился идти к дверям и выскочил в окно на первом этаже, но даже не успел отбежать, чья-то рука подняла меня вверх—у меня только ноги в воздухе болтались—и затянула обратно в школу. Это был Николай Антонович Шульгин, он спокойно, но убедительно объяснил мне, что вести себя надо культурно, выходить—как положено, через двери. Больше я с тех пор в окна не прыгал».

В АВГУСТЕ 1952 года открылся городской стадион «Шахтер», и Шульгин был назначен его первым директором. На открытие стадиона Николай Антонович пригласил знаменитых штангистов со всего Союза, и брянковчане в очередной раз показали, что наши атлеты ничуть не слабее именитых спортсменов.

Кстати, именно с подачи Шульгина пошла традиция на каждый спортивный праздник украшать стадион флагами спортобществ. Он и на своем доме все чаще вывешивал красный флаг на все государственные праздники.
Круглые сутки пропадал Шульгин и за заботами нередко забывал пообедать, такой был увлеченный человек. Зная об этом, жена часто посылала дочку Любочку отнести на работу «тормозок».

С весны до осени директор стадиона был загружен организацией футбольных встреч, проведением праздничных мероприятий и соревнований, на нем же желали судейские функции, а также уход за полем.

По инициативе Шульгина на стадионе была построена площадка для игры в городки Очень скоро эта игра стала популярной, так как является отличным средством оздоровления и доступна людям любых возрастов. Но Николай Антонович в первую очередь ставил для себя задачу подготовить из брянковчан мастеров биты. В 1967 г на городошных кортах Коммунарска проходил 25-й Чемпионат СССР по городошному спорту, где знаменитый московский «динамовец» Александр Тепевинов установил новый всесоюзный рекорд —119 бит на 90 фигур, первым в стране преодолев «120-битный» рубеж В этом же всесоюзном Чемпионате приняли участие и брянковские спортсмены, подготовленные Шульгиным. Наша команда заняла 5-е место.

Зимой у Шульгина было забот не меньше, на стадионе постоянно проходили соревнования по хоккею, да и просто любили брянковчане прийти вечером или на выходные на каток. Здесь работал прокат и ремонт коньков, играла музыка, продавали горячий чай, а к нему — пирожные, бублики, пряники. Местные умельцы украшали стадион снежными ледяными фигурами. Николай Антонович никому не доверял подготавливать каток. Чтобы правильно его залить, нужно знать определенные правила, можно сказать, иметь чутье. «Заливка должна быть равномерной, каждый слой льда должен быть однородно проморожен, — делился в свое время опытом Шульгин. — Заливать каждый раз надо всю площадку катка равномерным слоем толщиной 0,5-0,6 см. Следующий полив начинать всегда после того, как вода от предыдущего уже замерзла. За один день при благоприятной морозной погоде можно в несколько приемов нарастить слой льда, достаточный, чтобы кататься. Поливку надо вести непрерывно и веером, иначе поверхность катка может оказаться неровной».
Директором стадиона Шульгин проработал до пенсии — до 1970 года.

НЕСМОТРЯ на перенесенные тяготы войны, три с половиной года плена, Николай Антонович Шульгин смог сохранить силу духа и остаться человеком. Его невозможно было вывести из равновесия, он всегда был спокоен, никогда не выражался нецензурно, не кричал. Самое большое ругательство, что Шульгин себе позволял для тех спортсменов, кто увиливал от занятий и тяжелых нагрузок, — «Ах вы, гады полосатые!» Но никто на него никогда не обижался. Окружающие относились к нему с почтением, многие любили этого с виду строгого, но в действительности добродушного и отзывчивого человека.

Сергей Семин.

Семин, С. Человек с непростой судьбой // Труд горняка. – 2017. – 11 янв.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню