Участник освобождения дебальцево Андрей Марочко: «мы выполнили задачу, заплатив высокую цену»

В эти февральские дни исполняется два года битвы за Дебальцево - операции, изменившей ход вооруженной агрессии Киева против Республик Донбасса. Своими воспоминаниями в интервью ЛИЦ поделился непосредственный участник событий подполковник Народной милиции ЛНР Андрей Марочко.

ЭВАКУАЦИЯ ЧЕРНУХИНО

В феврале 2015 года я уже был на офицерской должности в Народной милиции ЛНР. Моей основной задачей стала организация взаимодействия между МЧС, МВД и Народной милицией по эвакуации мирного населения из Дебальцево и Чернухино. Мы достигли договоренности с ВСУ о «режиме тишины», а жители сами выбирали, куда они хотят идти - на сторону, подконтрольную Киеву, или к нам.

Мы вместе с журналистами находились возле заправочной станции в Зоринске. Туда были подогнаны машины скорой помощи, автобусы, а также личный транспорт людей, родственники которых находились на этих территориях. И вот, когда насту-пило время «Ч» и прекратились обстрелы, начался процесс эвакуации.

Это был жуткий момент в моей жизни. Не помню, кто первый поехал в Чернухино, но этому человеку нужно точно дать медаль «За отвагу». Ведь все знали о неадекватности ВСУ - от них можно было ожидать чего угодно. Тем не менее, человек, рискуя собственной жизнью, поехал эвакуировать людей. Мне запомнился один таксист: он мотался на старенькой «жиге» по дороге от Зоринска к Чернухино и подбирал людей, которые шли пешком, причем делал это абсолютно бесплатно.

После прибытия первой партии жителей из Чернухино у меня, человека на тот момент уже повидавшего многое, начали сдавать нервы. Люди были похожи... даже не могу подобрать подходящее слово: бледные, уставшие, худые, осунувшиеся... Они неделями не могли выйти из подвалов, прячась от обстрелов и бесчинств украинских фашистов. В основном это были женщины и старики, но были и семейные пары с детьми. Кто-то рыдал, кто-то бегал и выкрикивал фамилии и имена, видимо, искал родственников. Вот кому- то стало плохо, и его под руки вели к медикам. Пара женщин подбежала к МЧСнику и умоляла, чтобы их отвезли обратно в Чернухино - они хотели показать, в каких подвалах есть люди, поскольку многие, как оказалось, даже не знали об эвакуации. Вот чего стоят слова украинского президента, озвучившего на весь мир, что всех жителей якобы проинформировали о предстоящей эвакуации.

Когда выдвинулись за второй партией людей, за автобусом на уазике поехал известный российский журналист Артем Кол. На автомобиле был вывешен белый флаг с надписью «Пресса», да и сам журналист вместе с оператором были одеты в маркированные соответствующими надписями каски и бронежилеты. И вот тут ВСУ поняли, что ситуация складывается не в их пользу - на украинскую сторону люди не пошли. Все пытались перейти на нашу. А тут еще, как назло, и пресса появилась. Одним словом, недолго длилась тишина...

Сначала легли пулеметные очереди, затем и все остальное подключилось. Как сказал потом Артем: «Еле ноги унесли!». Оператор потерял каску, колеса пробиты, да и минометные мины ложились близко, очевидно, что огонь был прицельный. Однако советский автопром не подвел, и на дисках, уворачиваясь от обстрела, автомобиль с журналистами благополучно добрался обратно в Зоринск. Позже приехал и автобус, подобрав людей, успевших выйти из Чернухино. На этом эвакуация закончилась, не успев толком начаться.

ВЫХОД

Для подъема морального духа у вновь прибывших военнослужащих и усиления их рядов командование приняло решение сформировать сводный отряд, определив к ним офицеров штаба Народной милиции. В одном из таких отрядов находился и я в должности командира отделения.

Нас построили в Луганске на плацу, провели краткий инструктаж, распределили по автомобилям, и мы выдвинулись. Дело было ночью, и соблюдался жесткий режим секретности. Высадили нас возле какой-то железнодорожной станции недалеко от Дебальцево, дали провожатого разведчика, и мы двинулись вперед.

В нашем отряде были в основном мужики лет за 40, а были и за 60. Провожатый озвучил, что идти пять километров. Естественно, скорость оставляла желать лучшего - 90% бойцов не имели соответствующей физподготовки.

ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ

Рано утром мы дошли до окраин Дебальцево: справа от нас раскинулось поле, а чуть левее - хорошо просматривались полуразрушенные постройки.

Чем дальше мы шли, тем больше закрадывалось сомнение, что что-то не так. Предчувствия не подвели: через несколько минут со стороны ушедшей вперед группы послышались звуки завязавшегося боя. Сначала стрелковое оружие, а потом в ход пошли РПГ. И тут по нам со всех сторон ВСУ ударило 82-мм и 120-мм минометными минами, гаубичными снарядами, гранатами АТС - всем ассортиментом. Спасало, что с одной стороны закрывал бетонный забор, а с другой лесополоса принимала на себя часть осколков.

Когда немного поутихло, мы поняли, что нас запустили в своеобразный карман и хотели захлопнуть ловушку. Но и тут нам повезло. По полю пошли наши танки, тем самым прикрыли нас с тыла.

Вскоре вернулась часть нашей разведгруппы, рассказав, что впереди сильный укрепрайон: бетонные доты и пара танков в капонирах - с РПГ и автоматами нам там делать было нечего.

Также выяснилось, что у нас один «двухсотый», 25-летнему парню осколок угодил прямо в висок. Трое пропали без вести и двое оказались ранены. Связи нет, обстановки мы не знаем, отцы-командиры в числе пропавших. Пришлось импровизировать и действовать по обстоятельствам.

Ситуация с каждой минутой ухудшалась, «разыгралась непогода» - пару пакетов (реактивных систем залпового огня, РСЗО) «Градов» легли совсем рядом - нам нужно было выходить. После того как дали команду танкистам на отход, мы вслед за ними поплелись на исходную. Когда уставшие, голодные мы пришли к месту высадки, к нам навстречу уже вышла вторая группа, которая была послана на усиление. Самым радостным событием за весь день был приезд тыловиков, привезших нам тушенку, галеты, сгущенку, сок и паштет. Все было замерзшее, но такое вкусное...

После короткого перекуса нас посадили в машины и привезли в Зергулевку. Поскольку командиров у нас не было, коллегиально делегировали меня в Луганск для доклада руководству обстановки.

В Луганске я встретился с Сергеем Ивановичем (Сергей Козлов, в дни описываемых событий - начальник штаба и первый заместитель командующего Народной милицией ЛНР, в настоящее время - Председатель Совета Министров ЛНР - примечание ЛИЦ), получил новые указания и вернулся в Вергулевку. Задачи оставались те же - закрепиться на окраинах.

Нас было три группы, одной командовал «Пластун», второй - «Спец» (недавно погибший в результате подрыва автомобиля начальника управления Народной милиции ЛНР полковника Олега Анащенко - примечание ЛИЦ), третьей - «Накат».

И СНОВА В БОЙ

Мы шли в группе «Спеца», она выдвигалась по центру. Слева от нас шли бойцы «Пластуна», а справа - «Наката».

Когда зашли в поселок 8 Марта, начали рассредоточиваться. Я с группой подошел к одному из домов, в окне был виден свет от свечи. Решили проверить. Забежав в дом, обнаружили там двух парней и дедулю, как ни в чем не бывало коротавших время за кружкой домашнего вина. Убедившись, что это местные, расспросили о позициях ВСУ. Оказалось, что их пост совсем рядом - буквально в ста метрах от нас, вдоль дороги. Мы вышли на улицу посмотреть и вновь допустили ошибку - шумно вышли на открытую, хорошо просматриваемую местность. За что и поплатились....

Раздались автоматные и пулеметные очереди. Времени на раздумья не было: начали работать рефлексы, присев, нырнул в укрытие. Это оказалась пристройка перед домом, то ли кухня, то ли веранда, не отпечаталось в памяти, главное - успел уйти с линии огня. Подстегиваемый адреналином, в один прыжок преодолев два метра и оказавшись у дверного проема, я начал из-за него очередями молотить по вероятным местам скопления противника, поскольку не мог отчетливо видеть, откуда именно он вел огонь. Вероятно, все же где-то угадал, а может, просто заставил залечь и спесь поубавить, но стрельба с той стороны вдруг стихла.

Возникла пауза в три-четыре секунды, что для обычного времени ничтожно мало, однако в тот раз этот миг показался мне вечностью... И тут рванул взрыв....

ЦЕНА ПОБЕДЫ

Меня откинуло в дальний угол, накрыло пустотой, и я потерял сознание. Сейчас, думаю, я отключался ненадолго. Очнувшись, первой мыслью было: «Все ли у меня на месте». Голова раскалывалась, в ушах звенело, все лицо было залито кровью. Кроме того, ужасно тошнило, но поскольку я почти ничего не ел, то и переживать мне было не о чем. Попробовал пошевелить руками и ногами. И тут начали возвращаться чувства, а с ними пришла и дикая боль. Продрав глаза, визуально оценил положение: внешне оказалось не все так плохо: руки-ноги на своих местах, пальцы целые, правда, левая рука и правая нога практически не слушались. Позже я узнал, что в двух метрах от меня взорвалась «эфка» (ручная граната Ф-1 - примечание ЛИЦ). Если бы не пристройка и бронежилет, то все для меня закончилось бы не начавшись. Автомат также был на месте, правда, весь в крови и липкий, однако как костыль вполне сгодился. Поднялся, опираясь на одно колено и автомат, и замирая от боли, мелкими прыжками на одной ноге заковылял к выходу.

То, что я увидел, лучше не описывать в подробностях. Скажу лишь, что от нашей группы мало кто остался в живых. Однако бой продолжался. В моем автомате после взрыва переклинило режим автоматической стрельбы, и я одиночными выпустил по позициям украинского поста почти два магазина.

Сколько по времени это длилось, сейчас мне не вспомнить, но вскоре я увидел своих, вернее, сначала услышал - меня кто-то окликнул.

Вернулась вторая часть нашей группы. Подошел БТР, и тех, у кого еще был пульс, начали грузить в броню для эвакуации.

Среди них был и Ванька Беньяминов, он был тяжело ранен, но еще живой. Также был серьезно ранен его брат Петр - у него была прострелена рука и пробито легкое.

Кое-как перевязали, четверых вместе со мной погрузили в МТЛБ.

От потери крови я время от времени терял сознание. Когда нас привезли в больницу, то от момента ранения и до приезда в больницу прошло два с половиной часа. Из всех нас в живых остался, увы, только я один, а парней, что везли вместе со мной, уже не вернуть. Светлая им память!!!

Наш отряд первым закрепился на окраинах Дебальцево, и поставленная задача была выполнена. Только цена оказалась в тот раз очень высока...

ЛуганскИнформЦентр

УЧАСТНИК ОСВОБОЖДЕНИЯ ДЕБАЛЬЦЕВО АНДРЕЙ МАРОЧКО: «МЫ ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАЧУ, ЗАПЛАТИВ ВЫСОКУЮ ЦЕНУ» // XXI век. – 2017. – 21 февр.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню