Геннадий Бунеев: «С войной справились — с миром точно справимся»

2019 06 13В Алчевском территориальном отделении общественного движения «Мир Луганщине» провел выездной прием министр здравоохранения ЛНР Геннадий Бунеев. До начала беседы с собравшимися он согласился ответить на наши вопросы.

— Геннадий Михайлович, в каком направлении развивается медицина республики? Какой она будет: государственной, частной, страховой?

— Страховой медицины у нас пока не было — были медицинские страховки. Была медицина бюджетная, частная, ведомственная. Сегодня бюджетная медицина осталась, мы получаем деньги из бюджета республики, плюс то, что наш братский народ дает в качестве гуманитарной помощи. Осталась и ведомственная медицина. Есть и частная, у людей должен быть выбор. Что касается страховой — не думаю, что сегодня так быстро можно к ней перейти. Наверное, за нею будущее, в любом случае нам придется над этим работать, но пока могу сказать, что проекта страховой медицины нет, он не рассматривался в Народном Совете.

— А какие проекты рассматривались? Куда мы идем?

— Идем мы вперед, — улыбается министр. — Закон о здравоохранении на сегодняшний день, к сожалению, не принят, но в первом чтении уже был заслушан. Сейчас он дорабатывается, с ним работают юристы Народного Совета, юристы Главы Республики. Со слов председателя Народного Совета Владимира Дегтяренко, на ближайших сессиях на одном из пленарных заседаний этот закон будет. От него уже пойдут подзаконные акты, в том числе и закон о санитарном благополучии, и тот закон, которого доктора ждут — об обороте наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Это сегодня очень и очень важно: без них, к сожалению, полноценной работы не получается, наркотики нам нужны и для оперативного лечения, и для обезболивания, и прекурсоры в том числе. Что касается в целом законодательной базы — очень много принято приказов и подзаконных актов, по которым мы работаем. Мы ведь проводим и профосмотры, и лечим больных, и прививаем — это все законодательно. Мы не можем хаотически работать, есть планы и перспективы. Конечно, идем только вперед. И сегодня моя задача, как руководителя здравоохранения республики, прежде всего сохранить кадры, которые у нас есть. К сожалению, их недостаточно. Я сегодня посмотрел — Алчевск лучше укомплектован, чем другие наши территории, но тоже испытывает дефицит кадров.

— О кадрах мы обязательно поговорим. Но прежде ответьте, пожалуйста: в дальнейшем наша медицина будет какой — стопроцентно бесплатной, частично бесплатной?

— Я вам скажу, что медицина у нас бесплатная — а вы приведете в пример своих знакомых, которые находились в больнице, им делали операцию — и операция стоила денег. Но за что именно платили? Скажем, у человека была грыжа, и он купил сетку. А сетка — это косметика. Но в целом, чтобы сделать обычную пластику грыжевых ворот, нам деньги не нужны, есть средства из бюджета и медикаменты, которые мы получаем по линии гуманитарной помощи, чтобы оказать медицинскую помощь. Прежде всего — ургентную. Но и плановую в том числе. Да, не в полном объеме. Но разве когда-то у нас так было, чтобы деньги на здравоохранение были в полном объеме? Возможно, если будет страховая медицина, это сможет покрыть расходы. Но медицина сегодня бесплатная.

— Ну, а теперь о кадрах. Как вы оцениваете потери, которые здравоохранение республики понесло за последние годы? Какие пути решения проблемы видите?

— Прежде всего, мне бы хотелось, чтобы наши кадры вернулись, ведь у республики есть будущее. Но, к сожалению, должен констатировать, что и сегодня некоторые специалисты от нас уезжают. Маленькая зарплата— только один из факторов. И я не могу судить людей, которые решают уехать: у каждого за спиной семья, дети, пожилые родители. Когда в соседней Ростовской области предлагают зарплату вдвое-втрое больше, естественно, человек переходит туда и там работает. Серьезный вопрос. Я был в командировке в Ростовской области, встречался с местным министром здравоохранения — там региональный руководитель здравоохранения тоже министр. Так вот, я встречался с Татьяной Юрьевной Быковской — она сказала: спасибо большое, что вы мне укомплектовали ближайшие населенные пункты Ростовской области хорошими кадрами...

Я был бы счастлив, если бы наши медики уже сейчас получали достойную зарплату. Но наша республика еще очень молодая, вы же понимаете, что доходная часть бюджета не слишком большая. Все мы, бюджетники, должны получать деньги откуда — от налогоплательщиков. А предприятиям, чтобы работать, нужно сырье, нужны инвесторы... Большая работа предстоит. Огромная.

Но я не могу сказать, что сегодня у нас некому работать. Республика укомплектована на 61-63 процента — это с учетом совместителей. Врачи — 51 процент, в Алчевске побольше. Сестры —процентов 60. Специалистов, конечно, не хватает. Но наращивает темпы наш медицинский университет, в этом году принято 400 студентов только на лечебный факультет. Конечно, этим детям нужно лет десять, чтобы мы могли сказать: может, мы уже пойдем на пенсию, а вы приходите и работайте... Тем не менее, это перспективы. В этом году мы выпустили 238 только лечебников, плюс педиатры, стоматологи и фармацевты.

Одна из главных моих задач — максимально сохранить кадры. А в идеале — вернуть наших прекрасных специалистов. Знаете, часто они, хорошо устроенные на новом месте, признаются: а умирать приеду в Луганск...

— Хотелось бы, чтобы к нам приезжали не умирать, а жить.

— Думаю, будет и так. И я вам скажу, некоторые возвращаются уже.

— Что вы можете предложить тем, кого хотели бы вернуть, тем, кто сейчас учится?

— Заработная плата — это здорово. Но есть еще и рабочее место, лечебное оборудование, диагностическое оборудование, которым располагают наши медики... Деньги — не первично. Первично оказать помощь пациенту и получить от этого удовольствие.

— Видимо, в нынешней ситуации важно контролировать качество образования, которое получают будущие врачи?

— Важно создать тем, кто работает, человеческие условия и нормальный моральный климат в отделениях, в больницах. Я свою точку зрения говорю: очень важно, чтобы люди в коллективе душой отдыхали. Это не всегда сегодня получается. Много новых главных врачей назначено: есть такие, что к людям прислушиваются, есть такие, что пытаются сразу категорично руководить, и это руководство заканчивается порой плачевно. Хорошие специалисты уезжают туда, где нужно просто работать, а не воевать в коллективе.

Что касается образования — вы правы, конечно. Но университет у нас хороший, база хорошая. Если сравнивать с той половиной, что осталась в Рубежном, это небо и земля. Мы все должны работать на своих участках и думать, как выполнить свою работу хорошо. Если это получится, и республика будет двигаться вперед.

— Геннадий Михайлович, принято считать, что в экстремальных ситуациях предельно отчетливо выявляются и проблемы, и преимущества. Вы в самые трудные годы оставались на посту главного врача Луганской многопрофильной больницы № 3. Чем для вас было это время?

— Да, я никуда не уезжал. Кто бы я был, если бы в 14-м году маму свою 90-летнюю оставил в Камброде под обстрелом? Разве это мужчина, сын?

Помню, как услышал среди ночи первую стрельбу, потом самолет прилетел, я стоял на крыльце больницы, когда он кружил, а потом обстрелял администрацию. Потом война началась под Металлистом, повезли раненых. Я собрал всех, кто был в больнице, сказал: я никого не имею права осуждать за принятое решение, каждый должен решить для себя — оставаться оказывать помощь, лечить, оперировать или вывозить свою семью, уходить от войны. Я так поговорил, а себе сказал: ни одного дня я не пропущу. Ни в отпуск, ни в отгул, ни на больничный не пойду. Это так и было. И у меня практически весь коллектив стационара остался на месте. Потом на территории больницы метрах в 80 от 95-конечного родильного отделения упал снаряд — то ли ураган, большой очень. Не осталось ни одного стекла, не осталось крыш, дверей. Но были женщины, которым нужно рожать. И слава Богу, что не успели акушеры-гинекологи зайти в операционный зал, стеклами их не побило. Мы решили переводить больницу в городской перинатальный центр. Сотрудники сказали: а мы не пойдем. Принесли пленку, все закрыли, продолжили работать. Ни одна роженица не ушла, в подвал мы их опустили, так и продолжили. Вторая была мина, в другом корпусе вылетели стекла. А последняя была точка У. Счастье, что она не взорвалась. Ее головной конец упал метрах в 50 от кислородной. Я утром в 5 часов на работу приехал, смотрю — она лежит с какими-то приборами, штучки там какие-то, проводочки... Связи не было, а у нас
лежала женщина из батальона «Заря», у нее рация была, связались, ребята приехали. Выкопали яму, положили туда взрыватель, взорвали — вот и все... Дальше был разбитый дом мамы. Все войну ездил на работу, к маме, к дочке, у которой маленький ребенок, родился, когда танки пошли...

А война — что война? Она была для меня непонятна, я не мог никогда ожидать, что в Украине такое могло произойти. Но произошло, к сожалению. Для меня война — это беда, дай Бог, чтобы она никогда не вернулась ни на нашу землю, ни в какие-то другие страны. И самое главное — не потерять человеческое лицо, человеческие отношения. Я обратил внимание, что люди, остававшиеся здесь в период обстрелов, сплотились. У меня девчонки, две медсестрички, в операционной жили. Спали на полу, наверное, два месяца не выходили. Порядка 37 сотрудников с семьями жили в больничном бомбоубежище. И во втором корпусе жили люди из поселка Роскошное Лутугинского района жили, у них дома разбиты... Все они были единое целое. Утром приходишь — стоят какие-то чайники на кирпичиках, чай готовят, суп...

— Значит, вы и ваши сотрудники сдали тогда все мыслимые и немыслимые экзамены на профессионализм и человечность? Экзамены, после которых уже ничего не страшно?

— Сложно было. Основная нагрузка, конечно, на республиканскую больницу пришлась, хотя всем досталось. С войной справились — с миром теперь уж точно справимся. Будем жить. Люди женятся, дети рождаются — это же здорово! Жизнь продолжается...

Юлия Черепнина

Справка «Огней»

Геннадий Михайлович Бунеев родился в Луганске в 1958 году. Закончил Луганский медицинский институт, служил в армии. Работал в Главном управлении здравоохранения Луганской областной госадминистрации. Был главным врачом госпиталя ветеранов Великой Отечественной войны Луганской области. В последние годы работал главным врачом Луганской городской многопрофильной больницы № 3. Хирург высшей категории. Полковник медицинской службы.

Черепнина, Ю. «С войной справились — с миром точно справимся» / Ю. Черепнина // Огни. – 2017. – 29 сент

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню