Достояние республики

Dostoyanie respublikii slovo stalo orugiem0...и слово стало оружием
Размышляя о том, как из огромного множества газет осталась одна-единственная, ставшая внезапно и рупором, и боевым листком, и фронтовой газетой, и первым СМИ ЛНР, а для недругов - источником правды, который старались придушить, придется вернуться на 20 лет назад - именно столько в этом году исполняется с момента основания общественно-политического издания «XXI век». Рассказывает учредитель газеты, ее бессменный шеф-редактор, а ныне депутат Народного Совета ЛНР Юрий Юров.

ВРЕМЯ ВЫБОРА

Dostoyanie respublikii slovo stalo orugiem1- Как оптимист по жизни, как человек, которому действительно всегда хочется верить в лучшее, и действительно патриот той страны, которая себя потеряла, я до последнего верил, что мы можем справиться с «коричневой» угрозой внутри Украины. И хоть нас называли «титушками», сепаратистами («слово «ватник» появилось позже), борясь вместе с другими во время «Русской весны» против киевского режима, лично я не поддерживал идею независимости. До событий в Одессе.

Думаю, Одесская хатынь стала переломным моментом для миллионов людей, а для жителей Лyганщины дополнительно уже окончательной точкой невозврата стал авиаобстрел 2 июня. С этого дня стало понятно, что никто в Киеве не собирается вести с нами диалог, что нас будут убивать. Это подтвердили события 9 мая в Мариуполе. Собственно, тогда пришло окончательное решение поддержать ту часть «Русской весны», которая боролась за независимость, за Республику.

Газета поддержала референдум, его результаты, и позже, когда война пришла на Донбасс, считаю, мы стали «боевым отрядом» Луганской Народной Республики. И таковым не в переносном, а в буквальном смысле мы стали с началом блокады, когда «XXI век» остался единственным средством массовой информации.

Когда снаряды начали падать на наши дома, стал вопрос безопасности сотрудников редакции. Коллектив «XXI века» был преимущественно женским, и я как редактор постарался всех девчонок с детьми отправить в конце июня-начале июля подальше из города. Последней уехала Лана Воронцова.

На начало блокады в Луганске нас оставалось трое: я, заместитель редактора и верстальщик Александр Бальвас (сейчас - редактор газеты «Республика»), водитель и фотограф Сергей Беленко. Собственно, с этого начинался военный «XXI век». Фронтовые выпуски, наши листовки изготавливали именно в таком составе.

БОЕВОЙ ЛИСТОК

- Для меня одним из самых сложных в жизни стал момент, когда отключили свет, и стало понятно, что газета завтра не выйдет. И эта неделя, пока мы искали варианты, была самой тяжелой в том смысле, что, оставаясь здесь, оторванными от родных, от детей, единственный смысл в жизни был бороться, выпускать газету, нести информацию людям - а физической возможности это сделать никакой не было. Мы объездили южные регионы Луганской Народной Республики - Краснодон, Свердловск, в надежде, что там есть какие-то печатные мощности. Таковых не оказалось, потому в голову пришла единственная альтернатива - печатать газету на принтерах.
Так вышел первый листовочный вариант. Еще три номера мы отпечатали на принтерах типографии «Пресс-Экспресс», пока у них не закончился ресурс - краска и бумага. Потом нашли какие-то запасы офисной бумаги в Доме правительства, на их принтерах начали печатать. Такая техническая подробность: офисный принтер жил ровно один номер газеты, потому что не был рассчитан на то, чтоб на нем печатали 10-15 тысяч листов. В течение недели «умерли» и те принтеры, которые мы нашли в Доме правительства.А потом газета стала, так сказать, «народной стройкой». Хочу сказать огромное спасибо тем людям, фамилий которых мы даже не знаем: к нам в редакцию начали приносить свои принтеры, зная, что они «умрут», бумагу, забирали у нас сигнальные экземпляры и множили у себя дома те, у кого кроме принтера был еще и генератор. Так, собственно, газета продержалась какое-то количество дней августа. А позже правительство нашло для нас ризографы, которые позволяют выпускать больший тираж, и это, конечно, упростило для нас работу.

Мы довели выпуск до 20 тысяч экземпляров, хотя точный тираж военного «XXI века» трудно подсчитать, потому что, повторюсь, многие брали у нас сигнальные экземпляры и допечатывали. Сотни людей разносили газету - помню те очереди, которые выстаивали за «XXI веком», потом пешком относили на южные кварталы, в Камброд, на ВВАУШ. Понятно, что за пределы Луганска газета выходила мало, потому что город был практически в полном кольце блокады. Но те газеты, которые люди приносили в свои дворы, уже вечером при свете костра, на котором готовился общий кулешь, все вместе читали. Они были единственным источником информации и формой досуга. И я очень благодарен всем луганчанам: считаю, что этот боевой листок мы делали все вместе.

БЛОКАДНЫЙ ГРАФИК

- Рабочий день любого луганчанина блокадной поры заканчивался сразу после обеда. Бывали трагические исключения, но в основном артиллерия противника, по какой- то странной установке, работала по графику. Как положено фашистам, они отстреливались в 4 утра, были обстрелы послеобеденные и вечерние, и как-то люди привыкли с таким «режимом» жить. Собственно, под этот график была подстроена частично и газета.
Лично у меня рабочий день начинался в 6 утра, потому что жил я тогда в редакции, и в это время люди начинали стучать в окна, и я выдавал вчерашнюю порцию «XXI века», которая предназначалась жителям Городка завода ОР. После этого за мной заезжали Сережа и Саша. У нас была замечательная боевая машина, красная «копеечка», и многие луганчане, наверное, ее помнят, потому что в то время машин на улицах были единицы. Чудом где-то найденные несколько литров бензина позволяли нам перебраться в Дом правительства. Туда редакция переехала по банальной причине: там был генератор, к которому мы могли подключить свои компьютеры.

Сбор информации - отдельная история, журналисты, думаю, поймут, насколько в экстремальных условиях это делалось. Не было ни телефонной связи, ни, тем более, интернета, ни каких-то налаженных механизмов коммуникаций. Поэтому рабочее утро я старался начинать в кабинете у Главы ЛHP Игоря Венедиктовича Плотницкого - он давал какой-то комментарий о том, что произошло за истекшие сутки, что намечается. Какие решения будут принимать. В 8:00 начиналось аппаратное совещание - тогда оно было ежедневным, и там я получал какой- то объем информации; перехватывал кого-то из министров, чтобы они дали какую-то информацию, и быстренько бежал к компьютеру и все это записывал. Даже не статьями, а маленькими сообщениями, потому что объем наших боевых листков был небольшой. Что-то приносили и нам, зачастую не в печатном, а в рукописном варианте - не на чем людям было набирать. Еще старался сбегать в Луганскую мэрию, к Манолису Васильевичу Пилавову (считаю, повезло, что в такой момент такой руководитель был у руля города) - взять актуальную информацию о ситуации в городе: обстрелах, потерях, разрушениях, о том, как город борется с последствиями, где точки выдачи «гуманитарки», социальные столовые и т.д. По дороге успевал заскочить на пункт выдачи помощи, где рассказывали на словах или писали на обрывке бумаги порядок предоставления этой помощи, чтобы тоже его разместить в газете. И важным источником информации были ребята, которые заезжали в Дом правительства с боевых, зачастую израненные, и рассказывали какие- то истории с передовой. Понятно, что некоторые из рассказов, которые тогда печатал «XXI век», содержали преувеличения, но для того, чтобы понять весь ужас происходящего и героизм наших воинов, в принципе и это, считаю, было нужно.

И все это до 12 часов нужно было отписать, Александру - сверстать, и вместе печатать все это на принтерах часа два-три. А к вечеру, лавируя между воронок, все это развозить по точкам распространения (удивительно, какую скорость может развивать под звуки взрывов старенькая «копеечка»). 8 вечера - это уже была глубокая ночь для Луганска того времени. А на следующее утро все повторялось... Естественно, что не было никакой разницы между будним днем и воскресеньем, а первые выходные (один день в неделю) появились у нас только в ноябре. В этом режиме, кстати, живем до сих пор (только продолжительность рабочего дня увеличилась).
Отдельное спасибо хочу сказать телеканалу «Лайф-Ньюс», сильно нам помог, собкоры которого появились у нас в середине августа. И это было для нас большой отдушиной, окном в мир. Если в первой половине августа мы «варились в собственном соку», то с их приездом о нас узнали если не в мире, то хотя бы в России. А конкретно для «XXI века» помощь была в том, что у них была спутниковая связь, они могли минут на 15 нас допустить к связи с внешним миром, и у нас появилась возможность получить информацию из Донецкой Народной Республики, из отрезанных от нас районов Луганской Народной Республики, вообще узнать, что делается в мире. Это с одной стороны, а с другой - мы могли отправить уже сверстанные номера «XXI века» на наш сайт, который все месяцы войны и блокады не прекращал работу благодаря его редактору Полине Глуз, находившейся в это время в вынужденной эмиграции. И электронная версия газеты, и скудная информация, которая поступала от нас, появлялась в интернете, несмотря на блокаду.

ВДОХНОВЛЯЮЩАЯ СИЛА ПЕЧАТНОГО СЛОВА

- Втроем мы проработали недолго, неделю-две, а потом, когда листовки появились в городе, их увидели наши бывшие сотрудники. За 20 лет через газету прошло более сотни журналистов. Это не значит, что есть текучка кадров, во- первых, два десятилетия - большой срок, а во-вторых, в «XXI век» приходили, как правило, молодые люди, выпускники или даже студенты вузов (и сейчас приходят, у нас и сейчас молодой коллектив, за 20 лет он ни капельки не постарел. Я постарел, а коллектив, такое впечатление, все моложе и моложе). Молодые специалисты вырастали, становились редакторами других СМИ, руководителями пресс-служб серьезных государственных органов. И когда люди шли на повышение, естественно, мы их поддерживали. Я считаю, что это наш долг, и наша гордость в том, что газета стала «кузницей кадров» для луганской журналистики.
И вот несколько наших бывших сотрудников, которые были в Луганске, пришли в редакцию. Отдельно хочу назвать наших мэтров, которые в свое время много дали «XXI веку», и перед войной уже были редакторами других изданий: Наталия Максимец, Андрей Кузнецов. Николай Сидоров, который свой творческий путь начинал у нас и стал звездой луганской фотожурналистики. В принципе, все пишущие журналисты, которые на тот момент оставались в городе, так или иначе сотрудничали с военными «XXI веком». Начала подтягиваться и молодежь.

А в конце августа в Луганск вернулись те наши сотрудники, которые были вынуждены вывезти детей. И уже к середине сентября наш коллектив опять вернулся к довоенному количеству - 12-15 человек. Ежедневный формат, выбранный в начале, когда газету начали выпускать в листовочном варианте, решили оставить, когда возобновила работу луганская типография. И это себя оправдало. В таком формате мы и будем работать, назло скептикам, которые еще задолго до войны говорили, что печатные СМИ умирают. Газета «XXI век» - явный пример того, что это не так, что печатное слово людям нужно, и особенно в сложные, переломные периоды истории. Газета может стать той объединяющей и вдохновляющей силой, которая помогает людям сплотиться и пережить тяжелые времена.

...Война - страшная вещь, она прошлась катком по всем нам, но я благодарю Бога, что редакционный коллектив не потерял ни одного из сотрудников, из родных и близких. Уже после войны погибла, в результате теракта, наша бывшая журналистка Анна Самелюк, которая на тот момент была пресс-секретарем Алексея Мозгового и во время взрыва находилась вместе с ним в машине.

А материальный ущерб - мелочь по сравнению с тем, что люди теряют во время войны. Снаряд практически разрушил квартиру одного из сотрудников; сгорел микроавтобус, а котором мы развозили газеты, причем тоже уже после снятия блокады - это был поджог; в загородном дачном домике, где я жил, потом квартировали нацики - все вынесли оттуда. Но это все мелочи по сравнению с человеческой жизнью.

Мы же не просто сохранили газету, мы ее расширили (я всегда до войны мечтал выпускать ежедневную газету, и моя мечта в этом смысле сбылась), сформировали один из сильнейших журналистских коллективов, состоящий из настоящих патриотов (штатные сотрудники: Полина Глуз, Лана Воронцова, Николай Сидоров, Мария Никитина, Артем Порвин, Вероника Бирюкова, и много внештатных журналистов), нашли тысячи благодарных читателей, тысячи друзей.

А самое главное - мы выстояли в этой страшной войне.

ДОСТОЯНИЕ РЕСПУБЛИКИ ...И СЛОВО СТАЛО ОРУЖИЕМ // Республика. – 2016. – 9 июн.

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню