Шагнувшии в бессмертие!

Шагнувшии в бессмертие!
Среди многих сотрудников органов внутренних дел Луганщины, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны и награжденных боевыми орденами и медалями, есть те, кто заслужил самые высокие звания и государственные награды.
Об одном из них хочу рассказать читателям.
У входа в мемориальный зал музея МВА Луганской Народной Республики с фотографии смотрит на нас молодой парень в «буденовке». А ниже фотографии, на фоне кумача с изображением серпа и молота можно прочитать - Герой Советского Союза Гвардии красноармеец Шморгун Николай Иванович, и даты его жизненного пути 13.01.1913 - 30.01.1944 гг.


Кем же был этот человек?
Родился Николай Иванович Шморгун 13 января 1913 года в селе Рубцы Краснолиманского района Донецкой области (прим. - современное название местности. Но до 1920 г. административно-территориальное деление было иным, а город Донецк в то время назывался Юзовкой).
С 1931 по 1933 гг. он проходил службу в Красной Армии, а в 1936 г. решил стать милиционером, поступив на службу в Лисичанское отделение железнодорожной милиции, которое обслуживало и станцию Рубежное. На этой же станции он нес службу и проживал в маленькой комнатке общежития (прим. - в соответствии с Положением об организации железнодорожной милиции от 26 июня 1937 г. подразделения этой милиции входили в состав территориальных управлений Рабоче-крестьянской милиции и находились в их непосредственном подчинении).
В 1938 году Николай познакомился с молоденькой симпатичной девушкой по имени Татьяна, жительницей пгт Новопсков Ворошиловградской области. Вскоре они поженились и у них родился сын Анатолий.
...28 января 1943 года Шморгун Н.И. был призван Новопсковским райвоенкоматом в действующую армию. Служил в 7-м гвардейском кавалерийском корпусе под коман-дованием гвардии генерал-майора Константинова. Был определен в 7-й гвардейский противотанковый дивизион командиром расчета противотанкового ружья (ПТР).
О том, как воевал Николай Шморгун, в одном из своих очерков еще в середине 80-х годов писал известный на Луганщине журналист Владимир Авксентьевич Гурский.
«Еще во время службы в милиции, Николай Иванович часто просился на опасные задания. На фронте также тепленького местечка не искал - стал бронебойщиком. То есть наиболее активным защитником первой линии. Каждому фронтовику известно, что бронебойщиков всегда ставили на самые танкоопасные направления. Они же первыми и в бой вступали. И часто их мастерство и отвага решали судьбу всего подразделения. Поэтому и не удивительно, что первой наградой гвардейца Шморгуна стал орден Красного Знамени, весомее которого тогда был лишь орден Ленина.
Особенно запомнились командиру Шморгуна, гвардии капитану Фендрикову, действия его подчиненного в одном из августовских боев 1943 года. Тогда полк, которому был придан его дивизион, внезапным обходным маневром захватил большое село Уразово, расположенное на возвышенности. Отсюда на значительное расстояние просматривалась оборона противника. Поэтому кавкорпусу открывалась прекрасная возможность для прорыва линии фронта. Поняв это, гитлеровское командование ре-шило любой ценой овладеть населенным пунктом и на рассвете начало атаку силами пехотных подразделений. Но кавалеристы, хотя и не успели еще как следует закрепиться, дружным огнем отбросили атакующих. Успешно отбили и вторую атаку. Тогда немецкое командование вызвало авиа-
цию. Около часа вражеские самолеты с оглушительным воем пикировали на село, осыпая его фугасными и зажигательными бомбами. И когда наступила тревожная тишина, бойцы не узнали села - вокруг нагромождениями лежали пылающие руины. Там и тут слышался стон раненых. Заметно поредели все роты, удерживающие фронтальную оборону села. И все же гитлеровцев это не удовлетворило. Они решили усилить свои атакующие подразделения танками.
Подминая золотистую пшеницу широкими гусеницами, двадцать бронированных чудовищ выползало из-за бугра. За ними, подбадривая себя криками, густыми цепями шла пехота. Приблизившись, танки открыли орудийный огонь, ведя его в том направлении, где находились наши пулеметные точки.
Артиллерии в боевых порядках кавалеристов не было, и танки безнаказанно ползли на них. На участке, где оборудовал свою огневую позицию Шморгун, выбыли из строя все обслуги противотанковых ружей. А тем временем танки были все ближе.
Николай Иванович уже давно держал на прицеле ведущий танк. Но огня не открывал, выжидая, когда тот покажет слабое место. И такой момент наступил. В соседнем взводе по вражеской пехоте ударил пулемет. Это не понравилось фашисту. И он, решив подавить огневую точку, повернул машину. От нее потянулись пунктиры пулеметных трасс, нащупывая огневую точку, чтобы затем ударить из орудия. Но Шморгун опередил врага. Он произвел три выстрела в борт танка, который мгновенно вспыхнул пламенем, а затем прозвучал взрыв...
Остальные танки увеличили скорость. На окоп Шморгуна двигались три «тигра», непрерывно стреляя из пулеметов и орудий. Вражеская пехота уже успела приблизиться к окопам и, несмотря на опустошительный огонь кавалеристов, упорно продвигалась вперед.
Именно в этот момент к кавалеристам подоспело подкрепление, и они перешли в атаку: ворвались в укрепления второй линии обороны противника и закрепились на ней...»
За проявленные в этом бою мужество и отвагу Николай Шморгун был представлен к награждению орденом Красного Знамени (прим. - эта награда была вручена Николаю позже, о чем видно из писем, которые он писал жене).

 

ИЗ ФРОНТОВЫХ ПИСЕМ НИКОЛАЯ:
(Язык оригинала)
С фронта 25/XI43 г.
«Добрый день дорогая жена Таня и сын Толя. Передаю вам свой пламенный привет, и привет мамаше, Клаве и Марусе. Сообщаю вам, что я пока жив и здоров, чего и вам желаю. Еще сообщаю, что я получил от тебя Таня открытку 24.11.43 г. и получил от Маруси два письма, того же дня.
Таня, моя жизнь сейчас не плохая нащет питания и обмундирования, но только одно плохо за то, что всегда в земле днем и ночью (в окопе). И еще плохо за то, что живем секундами. Ты пишиш мне, что нет от меня писем, и Маруся обижается, что не пишу ей писем. Таня, я на счет писем пишу мало, но вчастую бывает так, что и сам себя не помнишь, а за письма, а так за все остальное и думать не приходится, а когда это все пройдет то здумаешь надо бы написать письмо, а оно что нибудь другое явится еще нужнее надо делать, и так письма идут в отставку. Но только не обижайтесь, что я так вам пишу, но и писем часто не ожидайте. Я когда жив буду, то я так вам раскажу бо в письме то не напишешь, что есть.
Таня, я представлен к награде, присвоенно мне звание Героя Советского Союза. Это первая награда о которой я тебе писал, но это еще пока не известно. Как посмотрит Михаил Иванович, (прим. - речь, видимо, о всесоюзном старосте Калинине). Вообщем я тебе напишу когда будет уже офищально в газете, какая га-зета и за какое число и т.д. а сейчас еще должна быть какая то награда, но еще тоже точно не знаю будит или
нет и какая. Когда узнаю, то я напишу, а самая большая награда будит когда закончим войну и прейдем домой, если останемся живы, если наше счастье хорошее. Вот это будет наша высшая награда. Но это надо иметь большое счастье. Ну вот и все.
Теперь ты мне пишеш какие у меня товарищи. Все дальние и все хорошие товарищи, только один есть с Алчевска, Тищенко а звать и по отчеству не знаю. Ты у меня просишь фамилии товарищей написать, но я не нашел нужным написать, если тебе очень надо то я могу и написать. Но вот и все. С тем и досвидания, а быть может и прощай».
Последнее письмо Николая Ивановича датировано 22 января 1944 года:
«Добрый день, Таня и Толя. Передаю вам свой красноармейский привет. Привет также мамаше, Клаве и Марусе. Узнал, что 15 января 1944 года вышел Указ Президиума Верховного Совета, но газета не знаю за какое число, возможно за 15 января или на день на два позже, но вообщем постарайся найти эту газету, и сказать Толику, что его папка Герой Советского Союза. Ну, вот пока и все. Передавай привет всем друзьям и знакомым. Таня я просил, что бы ты написала подробнее про свою жизнь. Пока. До свидания».
(прим. - представление к званию Героя Советского Союза было утверждено и подписано генералом армии Рокоссовским и членом Военного Совета генерал-лейтенантом Телегиным в октябре 1943 года).
В ночь с 26 на 27 января 1944 года, освобождая Советскую Белоруссию, в жестоком бою с фашистскими танками, Николай Иванович Шморгун был тяжело ранен. Умер 30 января 1944 года. Похоронен на Кургане Славы в городе Мозырь Гомельской области, что в Белоруссии.
Рядом с ним покоятся еще 8 Героев Советского Союза - воинов, отдавших свои жизни в борьбе с ненавистным врагом!
Именем Шморгуна Н.И названа улица в пгт Новопсков. Там же установлен и памятный знак ему.
Директор музея МВД ЛНР B.C. НАДАЕНКО

Надаенко, В. Шагнувшии в бессмертие! / В, Надаенко // XXI век. – 2018. – 15 янв.

 

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота, Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню